Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |

«ОХРАНЯЕМЫЕ ВИДЫ»

ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ КАБАРГА: ПОДРОБНОСТИ ТРАГЕДИИ

В. А. Зайцев, канд. биол. наук,
Институт проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова

О том, что живая природа Дальнего Востока в опасности, пишут много. Но обычно в центре внимания общественности и природоохранных организаций оказываются виды, уже находящиеся на грани исчезновения. С дальневосточной кабаргой ситуация иная: ее численность в Приморье оценивают тысячами особей, и она пока еще является объектом промысла, причем промысла варварского. Вместе с тем ее численность катастрофически сокращается, но если уж и кабарга станет редким зверем, то об уникальном биоразнообразии лесов Дальнего Востока можно будет говорить в прошедшем времени, поскольку трагедия истребления этого вида как зеркало отражает общую трагедию уничтожения природы Дальневосточного региона.

Закончился наш второй полевой сезон, посвященный выяснению причин уменьшения численности кабарги на Дальнем Востоке. Основное внимание в этот период было уделено учетам численности кабарги в Приморском крае, роли заповедников и других ООПТ в ее сохранении в условиях интенсификации промысла. Напомним читателям о сути проблемы, возникшей в охране кабарги с начала 90-х годов прошлого века в Приморском крае.

В 80-х и 90-х годах XX в. в Приморье кабарга была многочисленна. Плотность ее населения в елово-пихтовой тайге Сихотэ-Алинского заповедника достигала 28 - 30 особей на 10 кв. км при общей численности до 3 тысяч особей. Немного меньше кабарги было на прилегающих к заповеднику охотничьих территориях, а на севере Тернейского района, на участках, мало посещаемых охотниками, плотность ее была почти такой же, как и в заповеднике. Поскольку мускус кабарги не пользовался особым спросом на внутреннем рынке, а каналов его сбыта за границу не существовало, кабаргу добывали в основном охотники-соболятники для изготовления приманок. Несмотря на то что на каждого добытого самца приходилось от 2 до 6 самок и молодых особей, высокая численность кабарги в обширных не вырубленных в то время таежных лесах Сихотэ-Алиня обеспечивала ее благополучное существование. В настоящее время ситуация изменилась радикальным образом, и хотя некоторые страны (США, Индия, Япония) официально поддерживают запрет на торговлю мускусом российских кабарог, высокая цена на мускус на международном рынке и многочисленные "лазейки" в таможенном контроле способствуют процветанию нелегального промысла. Не только с началом охотничьего сезона, но и в межсезонье таежные поселки и дороги наводняют перекупщики, так что сбыть кабарожью струю и другие охотничьи трофеи не составляет никакого труда даже для охотников из самых глухих уголков, хотя они и несколько проигрывают в цене.

Существующие оценки численности кабарги на Дальнем Востоке России, которые публикуют разные авторы и организации, различаются по крайним значениям в 23 - 35 раз. Последняя оценка на 2002 г., приведенная в отчете WWF (Вайсман, Фоменко, 2004), в 3,6 раза и более превышает оценку численности Центроохотконтроля (2004), других охотоведов и наши данные для охотничьих территорий Среднего и Северного Сихотэ-Алиня. Существенные ошибки возникают и при экстраполяции плотности кабарги на обследованных территориях на все площади ее местообитаний, поскольку многие авторы используют для этого материалы лесоустройств, в которых выгоревшие и вырубленные территории по-прежнему числятся как неповрежденные. И тем не менее практически все авторы констатируют снижение численности кабарги во многих регионах.

Исследования современного состояния популяций кабарги мы начали с учетов ее численности в Сихотэ-Алинском заповеднике и на охотничьих территориях, удаленных на разное расстояние от заповедника. Применение навигационной системы GPS для определения размеров площадей учета и протяженности треков троплений кабарог значительно облегчило проведение учетов, и за год нам удалось обследовать свыше 20 площадок площадью от 300 до 2,5 тыс. га.
Полученные нами результаты свидетельствуют о значительных изменениях численности и распределения кабарги. Оказалось, что в настоящее время ее плотность на охотничьих участках, в том числе и в охранной зоне заповедника, от 3 до 35 раз ниже, чем на его территории. При территориальном консерватизме, свойственном кабарге, обмен особями между ее группировками в заповеднике и на охотничьих территориях в бассейнах рек Таежная и Джигитовка сократился зимой не менее чем в 10 - 11 раз.

Весной, после окончания охотничьего сезона, плотность населения кабарги в охранной зоне заповедника в бассейне реки Таежная, где разрешена охота, не превышала 0,2 особи на 10 кв. км, хотя в прежние годы она составляла 12 - 17 особей. Следы кабарги, и то часто старые, занесенные снегом, появлялись лишь у высоких водоразделов в сохранившихся после прошлогодних пожаров хвойниках вблизи перевала в долину реки Кемы и у свежих вырубок, на которые кабаргу привлекают лишайник и хвоя срубленных пихт. На вырубки выходят и кабарожки из заповедника, что и повышало их учтенную плотность. У водоразделов, в верховьях ключей, ее плотность составляла 1, 2 - 1, 9 на 10 кв. км, и лишь на отдельных охотничьих участках, владельцы которых не ловят кабаргу петлями, она возрастала до 3 - 4 особей на 10 кв. км. Не лучше положение с кабаргой и в бассейне реки Кемы, где лишь на отдаленных водоразделах сохранились ее небольшие группировки.

В целом мы пришли к неутешительному выводу, что на обширной территории плотность кабарги не превышает 5 особей на 10 кв. км. Согласно охотничьим правилам Приморья, именно этот "порог" является критическим, и если плотность становится меньше, то охоту надлежит закрыть, что, по нашему мнению, и необходимо сделать на многих охотничьих территориях. Кроме того, назрела необходимость пересмотреть и сами правила охоты. По действующим сейчас правилам разрешается использовать петли на кабаргу при промысловой охоте, но запрещается при спортивной или любительской. Однако охотник-спортсмен, приобретя лицензию на кабаргу, обычно добывает ее петлей, и, конечно, их используют многочисленные браконьеры. А отличить в тайге браконьерскую петлю от петли, поставленной охотником-промысловиком, практически невозможно. В сезон 2004 - 2005 гг. количество выданных на кабаргу лицензий было небольшим (например, в Тернейском районе примерно 20), но почти полное отсутствие контроля способствует процветанию браконьерства. В охранной зоне заповедника в бассейне реки Таежной мы почти в каждом ключе, где произрастает хвойный лес, обнаруживали срубленные ели и пихты с настороженными петлями, причем в некоторых местах находили до 20 таких ловушек. На 20-километровом маршруте вдоль границы заповедника за три недели в марте мы вместе с инспекторами обнаружили 70 петель, а 16 петель и капканов были сняты в самом заповеднике, и в некоторые уже попали кабарожки. Участившиеся в последние годы попытки браконьеров залезть с охотничьими снастями в заповедник - еще одно свидетельство того, что численность кабарги на охотничьих землях уже не обеспечивает возросших потребностей "нелегалов".
Однако проблема сокращения численности кабарги - это лишь вершина айсберга проблем, существующих в сохранении живой природы Дальнего Востока в целом. Значительная часть лесов Среднего Сихотэ-Алиня в настоящее время уже пройдена рубками. Вырубаются и пихтово-еловые, и кедровые леса. Так называемые условно-выборочные рубки кедровников, запрещенных к рубкам главного пользования, в орехопромысловых зонах сопровождаются многочисленными нарушениями, когда под пилу попадают здоровые стволы кедра, а на лесосеках остается масса невывезенных стволов и древесных остатков, что создает условия для возникновения пожаров. В разреженных, искалеченных рубками лесах снижается численность таежных обитателей, резко сократилась даже численность белки, добыча которой прежде составляла значительную долю заработка охотников-промысловиков. Одновременно с уничтожением лесов во время рубок происходит массовое истребление копытных - кабарги, оленей. Лесорубы, водители лесовозов и бульдозеров, прокладывая просеки и валя лес, тут же расставляют десятки петель. Известны случаи, когда инспектора заповедника и егерь охотобщества за один рейд снимали до 160 петель с 10 га площади лесосек. Кабарга во время такого "петельного" бума вылавливается почти полностью, а уцелевших животных добирают охотники. Мне и моим корреспондентам не известно ни одного случая, когда лесорубы на месте сплошных вырубок занимались бы какими-нибудь лесовосстановительными работами, а естественное восстановление вырубленных лесов и типичной таежной фауны займет много десятилетий. Особенно неблагоприятное впечатление производит деятельность иностранных лесозаготовительных компаний. Так, в местечке у поселка Светлое южнокорейские лесорубы истребили не только кабаргу, но почти все живое, превратив, по словам очевидцев, лесной ландшафт в лунный. Деятельность этой компании уже прекращена, но на смену ей наверняка придет другая.

Принято считать, что интенсивность промысла значительно снижается по мере отдаления от автомагистралей. Но в течение последних двух десятков лет лесозаготовительные компании проложили густую дорожную сеть в Сихотэ-Алине, значительно упростившую доступ в самые отдаленные охотничьи угодья. Лесные дороги проложены обычно вдоль берегов рек и ручьев, а зачастую идут непосредственно по их руслам. Это ухудшает экологическую обстановку в целом: многие ручьи и горные реки загрязнены и обмелели, прекратился заход на нерест лососевых рыб в их верховья.

Значительную угрозу для лесов и их обитателей представляют сборщики кедровых шишек - шишкари. Осенью, с началом орехопромыслового сезона, в тайгу на промысел съезжаются жители не только Приморья, но и Хабаровского края, где много кедровников сгорело, и Магаданской области.

Орехопромысловая зона у границ заповедника, уже пройденная выборочными рубками и частично сгоревшая, осенью напоминает проходной двор. В октябре - ноябре 2004 г. здесь было сосредоточено до 200 сборщиков на 5 кв. км! При хорошем урожае орехов бригады сборщиков, нанятые и периодически сменяемые орехопромышленниками, делят тайгу на участки, обитая по 20 - 40 человек в одном лагере. Часть из них остается в тайге и на зиму, ютясь в норах-полуземлянках. Такое соседство отнюдь не радует охотников-промысловиков, что часто ведет к ссорам и конфликтам. Несмотря на высокие штрафы, шишкари постоянно проникают на территорию заповедника. В результате промысла кедрового ореха количество опавших на снег шишек в охранной зоне заповедника в сотни и тысячи раз меньше, чем на его территории. Соответственно уменьшается численность белки, кабана и медведей. Зверь, постоянно тревожимый большим количеством людей, отходит во внутренние районы заповедной территории. Весной я выяснил, что на протяжении 20 км вдоль границы заповедника по реке Таежной после берложного периода вышел всего один бурый медведь, да и тот отправился затем в глубь заповедника. В это же время в центре заповедника на маршрутах такой же протяженности встречались следы 8 - 10 медведей. Подобная ситуация характерна и для пространственного распределения изюбрей.

Присутствие в тайге такого количества людей чревато возникновением пожаров, число и площадь которых в орехопромысловых зонах, например по реке Таежной, стало угрожающе возрастать. И конечно, в некоторых заповедных ключах мы находили десятки петель на кабаргу, неумело расставленных шишкарями.

Еще 20 - 30 лет назад Сихотэ-Алиньский заповедник по плотности населения животных и составу лесов мало отличался от других территорий Среднего Сихотэ-Алиня. Однако с течением времени деятельность лесорубов, сборщиков шишек и браконьеров привела к тому, что заповедник все более стал напоминать обитаемый остров среди порушенных и выжженных лесов. В Приморье и в других регионах Дальнего Востока планируется создать заказники и национальные парки, которые могут иметь значение и для охраны кабарги, но организация их затягивается. Тем временем лесопромышленники уже вырубают леса вблизи и даже на месте запланированных ООПТ. Это происходит у границ национального парка "Удэгейская легенда", рубки коренных девственных лесов активизируются по реке Бикин. Не удалось отстоять и леса в бассейне реки Самарга, хотя проживающие по ее берегам удэгейцы активно выступали против вторжения на их охотничьи угодья лесорубов.

Естественно, что сложившаяся экологическая обстановка не по душе охотникам, жителям Приморья, которые проводят акции протеста, выступают на страницах приморских и центральных газет и журналов. Мы, со своей стороны, уже опубликовали в газете некоторые предложения, касающиеся регулирования количества сборщиков шишек, организации природопользования в орехопромысловых зонах и на охотничьих участках, реорганизации правил охоты и возможности ее закрытия на кабаргу до тех пор, пока ее численность в оставшихся местообитаниях не восстановится. Но реорганизация охотуправлений и задержки в прохождении "по инстанциям" многих природоохранных начинаний создают большие трудности в быстрой реализации предложенных мероприятий.

А в Сихотэ-Алинском заповеднике мы вновь, как и прежде, наладили с кабарожками контакты, и звери подпускают к себе на 5 - 6 метров, проводим наблюдения за их поведением... Жаль только, что публикации результатов этих исследований приходится откладывать до лучших времен, потому что главное сейчас - сделать все возможное, чтобы спасти от истребления и кабаргу, и других обитателей дальневосточных лесов, и сами леса.

Исследования проводятся при поддержке гранта Дж. и К. МакАртуров и при содействии администрации и коллектива Сихотэ-Алинского биосферного заповедника.

Рис. С. Егина

<< | содержание | вверх | >>

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


27.07.2022
Коллективное обращение в Прокуратуру РФ по ситуации в Кроноцком заповеднике



17.07.2022
Публикации и фильм о русской выхухоли



16.07.2022
Петиция в поддержку сотрудников Кроноцкого заповедника



12.01.2022
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы ОВОС проекта «Комплекс заводов по производству метанола, аммиака и карбамида».


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2022

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены