Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |

«За пределами ООПТ»

ОТ ПРИРОДНОГО КАРКАСА К ЭКОЛОГИЧЕСКОМУ

Н. А. Соболев,
канд. геогр. наук
Центр охраны дикой природы

Для поддержания экологического равновесия необходимо, чтобы сохранившиеся “острова” живой природы функционировали как единое целое, а значит, были каким-то образом связаны друг с другом. Создание проекта экологического каркаса (или экологической сети) - сама по себе сложная задача, не говоря уже о воплощении такого проекта в жизнь. Как подходят специалисты к разработке и решению этой важной для общества проблемы, читатель узнает из статьи руководителя программы “Сеть дикой природы” Н. А. Соболева.

Уходит в прошлое разделение природоохранного сообщества на прагматиков, охраняющих “среду обитания человека”, и романтиков, которым “птичку жалко”: как выяснилось, одно без другого не имеет смысла. Суть современной концепции экологического каркаса (или экологической сети) в том, что региональное и глобальное экологическое равновесие поддерживается с помощью сохранения естественного разнообразия экологически взаимосвязанных природных сообществ - живой природы.

В соответствии с этим подходом Конституция Российской Федерации признает право каждого на благоприятную окружающую среду, а российский Федеральный Закон “Об охране окружающей среды” (2002 г.) определяет, что благоприятной может считаться лишь такая окружающая среда, качество которой обеспечивает устойчивое функционирование естественных экологических систем. По нашему предложению в “Экологической доктрине Российской Федерации”, одобренной в 2002 г. Правительством РФ, поставлена задача сохранения территорий с преобладанием естественных процессов. Эти территории рассматриваются как неотъемлемый компонент развития регионов и страны в целом. Разумеется, решить такую задачу можно только при активном участии населения - около каждой природной территории госинспектора не поставишь! Поэтому формирование экологического каркаса тесно связано с развитием гражданского общества, что и определяет важную роль общественных объединений в этом процессе.

Проблема создания экологически целостной системы охраняемых природных территорий давно находится в поле зрения отечественных специалистов. Уже в 80-90-е гг. XX века в ряде регионов Северной Евразии были разработаны и одобрены органами власти территориальные природоохранные схемы, предусматривающие сохранение природного каркаса.

ЦОДП поддерживает и координирует начинания в этой сфере, обобщает и распространяет накопленный опыт, совместно с российскими и зарубежными коллегами развивает методологию территориальной охраны природы.

Благодаря совместному проекту ЦОДП и “The Nature Conservancy” многие наши коллеги, решающие сходные задачи, в 1994 г. прошли специальную стажировку, в ходе которой изучали лучший отечественный и североамериканский опыт в данной области.

ЦОДП же активно включился в разработанную Лабораторией прикладной экологии программу “Сердце России”, посвященную сохранению биологического разнообразия в Центре Русской равнины, и вскоре фактически возглавил ее: организовал несколько стажировок для специалистов региона и оказал помощь нескольким проектам. В 2000-2002 гг., уже в рамках Проекта ГЭФ “Сохранение биоразнообразия”, сформировавшаяся за предыдущие годы команда экспертов подготовила схему экологической сети Центра Русской равнины.

В 1999-2000 гг. ЦОДП вместе с коллегами из Волго-Вятского региона и Нижнего Поволжья при поддержке Института устойчивых сообществ выполнил проект “Экологический каркас как основа устойчивого развития регионов Европейской России”. Итог работы - схемы экологических каркасов Волго-Вятского и Нижневолжского регионов, а также несколько решений региональных органов власти о создании или укреплении ряда крупных особо охраняемых природных территорий (ООПТ) во всех республиках и областях, где выполнялся проект.

Для того чтобы реалистично оценить результаты нашей работы, следует отличать природный каркас от экологического. Если природный каркас - это фактически существующая (или, увы, только существовавшая) экологически целостная система природных сообществ, то экологический каркас - это та часть природного каркаса, которую мы реально защитили. Схемы экологических каркасов определяют природоохранные приоритеты регионального планирования. Поэтому весьма существенно, что в большинстве субъектов Российской Федерации, с которыми мы работали, предложенные нами схемы согласованы с территориальными природоохранными органами. В Волгоградской, Московской, Нижегородской, Рязанской областях, в Чувашской Республике на основе наших материалов составляются более детальные схемы развития территориальной охраны природы.

Не менее важно и то, что в этих и некоторых других регионах группы энтузиастов берут под свою опеку ценные природные территории и объекты. Если раньше такое общественное кураторство носило единичный характер, то сейчас происходит формирование сети хранителей природного наследия, и наша задача - организационно и методически содействовать этому.

В 1997 г. при помощи ЦОДП (консультации, стажировки) программа “Сердце России” была успешно переработана сотрудниками Байтуганской биостанции (Самарская область). На этой основе возникла новая программа - “Волго-Уральская экологическая сеть”, которую осуществляет Центр содействия Волго-Уральской экологической сети в Башкортостане, Самарской области и Татарстане.

С 1997 г. представитель ЦОДП участвует в заседаниях Комитета экспертов Совета Европы по общеевропейской экологической сети, выступая в качестве наблюдателя от Коалиции европейских природоохранных неправительственных организаций. Совместно с представительством МСОП для стран СНГ мы организовали рабочую группу по экологической сети Северной Евразии. Ее участниками стали более 100 специалистов из большинства стран СНГ и некоторых стран Восточной Европы. Группа проанализировала сохранность природных сообществ в различных регионах Северной Евразии и выделила экологически целостный ряд малоизмененных природных сообществ - Великий Евро-Азиатский природный массив. Этот уникальный объект охраны играет ключевую роль в поддержании экологического баланса в восточной части Северного полушария. Проанализировано и состояние территориальной охраны природы в странах СНГ. Результатом деятельности рабочей группы стало несколько обзоров, посвященных предпосылкам и перспективам формирования экологических сетей в Северной Евразии, а также перевод на русский язык и издание ряда документов (в частности, “Руководящие принципы формирования Общеевропейской экологической сети” и “Применение международных принципов и критериев для выявления и охраны ценных природных территорий”). В будущем рабочая группа планирует перейти к подготовке общей схемы экологической сети Северной Евразии.

Результаты и более масштабных, и локальных проектов вносят свой вклад в развитие принципов и методов территориальной охраны природы. Как известно, важнейшее основание для сохранения той или иной территории - наличие малонарушенных природных сообществ, причем одним из наиболее распространенных аргументов для принятия соответствующего административного решения служит обитание на такой территории официально охраняемых редких видов животных, растений или, реже , других живых организмов. Однако возникает вопрос: как объективно определить степень сохранности природных сообществ, тем более что некоторые редкие виды могут быть обнаружены и в сильно преобразованных ландшафтах? На наш взгляд, наиболее существенное свойство полноценного природного сообщества - его способность к саморегуляции. Это свойство обусловлено высоким разнообразием видов: конкурируя между собой, они максимально используют территорию и ресурсы, и поэтому временное ослабление позиций видов-доминантов приводит лишь к некоторому перераспределению реализованных экологических ниш, но видовой состав сообщества при этом не меняется. Нетрудно заметить, что редкие виды играют в такой ситуации важную “страховочную” роль. С другой стороны, каждый из них своим присутствием в экосистеме свидетельствует о наличии определенного комплекса условий. Поэтому чем более экологически разнообразны требовательные к условиям обитания редкие виды, входящие в состав природного сообщества, тем ближе такое сообщество к естественному состоянию. Именно экологическое разнообразие редких видов отличает малоизмененные экосистемы с качественно полноценной биотой от таких, где случайное сочетание антропогенных факторов вторично создает приемлемые условия для одного или группы близких редких видов, но не для сообщества в целом.

Установив размеры и характер размещения участков, где сохранилась качественно полноценная биота, можно выявить действительно природные территории и определить, какие типы землепользования совместимы с задачей их сохранения. Так, в Центре Русской равнины к природным территориям относятся участки, покрытые лесом (но не молодыми лесными культурами!), болотами и немелиорированными лугами, причем для поддержания качественно полноценной биоты необходима площадь хотя бы 12 тыс. га.

На основе изложенных соображений мы разработали и апробировали методику выявления ключевых природных территорий - функциональных ядер природного каркаса. На ее подготовительном этапе проводится анализ общедоступных топографических карт, в ходе которого предположительно выявляются сплошные участки природных (несущественно преобразованных) территорий площадью, достаточной для сохранения природных сообществ, способных к саморегуляции. Такая подготовка экономит время в полевой сезон, всегда короткий и напряженный, во время которого проводится целенаправленное обследование предварительно выявленных участков. Обнаружение мест обитания группы экологически разнообразных, редких и охраняемых видов-индикаторов малоизмененных экосистем позволяет аргументировано рекомендовать меры охраны.

Формирование экологического каркаса как целостной системы охраняемых мест обитания редких видов-индикаторов позволяет использовать в этой работе правовые нормы охраны редких видов живых организмов. Этот подход обеспечивает и наиболее грамотное с экологической точки зрения практическое применение правовых норм. В России это, прежде всего законодательный запрет на деятельность, ухудшающую среду обитания видов живых организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации и красные книги субъектов Российской Федерации. По инициативе экспертов ЦОДП в видовых очерках красных книг Московской и Рязанской областей и города Москвы указаны меры по охране мест обитания видов-индикаторов малонарушенных экосистем. Это может быть полезным для защиты не взятых под особую охрану мест обитания охраняемых видов. Практически такой подход применим при проведении экологической экспертизы проектов хозяйственной деятельности на природных территориях.

Рост антропогенных нагрузок делает необходимой охрану наиболее ценных природных объектов сразу же, с момента их выявления. В упомянутых региональных красных книгах такой (регистрационный) порядок охраны предусмотрен для мест обитания некоторых видов, находящихся под угрозой исчезновения.

Для успешного формирования экологического каркаса необходимо применение и других форм регулирования природопользования без создания ООПТ. Это должно обеспечить постепенный переход к системе дифференцированного природопользования, когда для каждой природной территории разрабатывается специальный природоохранный режим исходя из ее места в экосистемном покрове.

Данной проблеме посвящен проект “Система природоохранного управления Нижегородской области”, выполненный в 2002-2003 гг. совместно с RHS Associates Ltd. при поддержке Британского Совета. Одна из основных задач проекта - разработка экономических методов экологизации природопользования. Перспективной в этом смысле может быть добровольная экологическая сертификация по системе ISO 1400. Имеющийся положительный опыт добровольной лесной сертификации демонстрирует возможности такого подхода в условиях рыночной экономики и международной интеграции.

Новым механизмом природоохранного управления, тесно связанным с предыдущим, могут быть утвержденные на межгосударственном уровне добровольные правила природопользования в пределах экологической сети. Первым шагом на пути к этому должна стать разработка правил использования чужеродных видов на городских озелененных территориях, поскольку проникновение чужеродных видов на природные территории влечет за собой глубокие изменения экосистемных связей. В 2002 г. Совет Панъевропейской стратегии в области биологического и ландшафтного разнообразия учел наше предложение и признал необходимость подготовки этого документа.

На примере Нижегородской области мы предполагаем изучить возможность установления и применения также и других механизмов природоохранного регулирования, а именно:

  • плата за негативное воздействие на природные экологические системы и их ключевые компоненты, в том числе популяции редких видов живых организмов;
  • нормативы качества окружающей среды, установленные в соответствии с биологическими показателями, в том числе с показателями состояния видов- индикаторов качества окружающей среды;
  • нормативы воздействия на окружающую среду, обеспечивающие соблюдение нормативов качества окружающей среды с учетом природных особенностей территорий и акваторий;
  • требования к материалам оценки воздействия на окружающую среду с учетом необходимости сохранения стабилизирующих функций природных экосистем;
  • требования к осуществлению хозяйственной и иной деятельности, обеспечивающие поддержание существенных свойств природных экосистем.

Сегодня право каждого на благоприятную окружающую среду и право природопользователя несбалансированны: для отклонения предлагаемых природоохранных мер достаточно ничем не мотивированного отказа землепользователя, в то время как природоохранные возражения против хозяйственных проектов должны быть очень вескими. Мы считаем, что пользователи природных ресурсов должны быть ответственны перед обществом за сохранение ценных природных объектов, фактически оказавшихся в их ведении.

Природные территории и находящиеся на них естественные экологические системы следует, на наш взгляд, рассматривать как единый объект управления - “природный фонд”. Российские законодатели назвали его “природно-заповедным фондом”, но в данном случае важно не название, а следующий шаг - законодательство об особо охраняемых природных территориях должно, по крайней мере по сути, стать законодательством о природных территориях в целом. Задачи этого законодательства:

  • закрепление природоохранной функции в качестве основной за наиболее ценными природными территориями, т. е. создание и обеспечение функционирования ООПТ;
  • поддержка вне ООПТ экологически приемлемого развития тех видов природопользования (охота, рекреация и др.), для которых необходимо сохранение природных сообществ;
  • экологизация традиционного природопользования (в том числе лесного и сельского хозяйства) на большинстве природных территорий, вовлеченных в оборот;
  • формирование экологического каркаса путем оптимального размещения территорий с различными режимами природопользования и координации деятельности природопользователей.

Проблема формирования экологического каркаса и использование его как эффективного средства природоохранного управления осложняется в странах с переходной экономикой рядом субъективных обстоятельств. Так, значительная часть населения, в том числе лица, принимающие решения, не осознает главенствующей роли природных сообществ в обеспечении экологического равновесия; отсутствует сколько-нибудь значительный платежеспособный спрос на благоприятную окружающую среду; для ряда природоохранных норм не сложилось практики повсеместного неукоснительного их применения; недостаток средств замедляет решение многих научных и методических вопросов охраны природы.

Как правило, эти трудности связывают со сложной социально-экономической ситуацией. Однако нельзя добиться социально-экономического благополучия в экологически нестабильном регионе. Неверно надеяться на решение сначала экономических, а уж потом экологических проблем, ссылаясь при этом на опыт стран Западной Европы. Если там, в середине прошлого века , это и оказалось возможным, то в первую очередь за счет того, что экосистемы Восточной Европы и Северной Азии поддерживают региональное экологическое равновесие. Теперь же именно эти экосистемы все более активно вовлекаются в непосредственное использование. Поэтому экологически грамотное территориальное планирование и природоохранное управление необходимы для стабильного подъема экономики, преодоления бедности и других социально-экономических проблем.

Формируя Сеть Дикой Природы - экологический каркас, на котором держится благополучие человечества, - мы защищаем одно из фундаментальных прав человека - право на благоприятную окружающую среду. Присоединяйтесь!

<< | содержание | вверх | >>

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


13.08.2021
Центр охраны дикой природы направил коллективное заявление в Московскую межрайонную природоохранную прокуратуру.



3.07.2021
29 июня состоялся вебинар проекта TEEBRussia по экосистемным услугам и биоразнообразию крупнейших городов России, которым посвящен 3-й том Прототипа Национального доклада по экосистемным услугам России.



4.06.2021
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы по проектам АО «Святогор»



18.05.2021
"Экосистемные услуги и экосистемный учёт: что это такое и зачем это нужно?" Вебинар о результатах проекта TEEB-Russia и особенностях экосистемного учета на ООПТ. Дискуссия с работниками из разных ООПТ России и экспертами в этой области.


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2021

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены