Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |

«У НАШИХ КОЛЛЕГ»

ЗАПОВЕДНОЕ ДЕЛО ТУРКМЕНИСТАНА В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА — ОСОБЕННОСТИ ПЕРИОДА

Краткий исторический экскурс

Первые заповедники Туркмении — Репетекский и Бадхызский — были созданы в первой половине ХХ в., однако системный характер заповедное дело в республике приняло в конце 1970-х — начале 1980-х гг., когда в течение нескольких лет родилось сразу 5 заповедников. В результате заповедной сетью оказались охвачены практически все крупные ландшафтные зоны республики. В этот же период в связи с тем, что создание новых заповедников инициировалось учеными и специалистами АН СССР и АН ТССР и происходило на основании директивных постановлений правительства практически без согласования с местным населением, возникли и все те конфликты, которые впоследствии привели к многочисленным пересмотрам границ и широкомасштабным нарушениям охранного режима в 1990-х гг.

В 1980-х гг. в заповедниках Туркмении работали выпускники из более чем 50 вузов СССР — от Иркутска и Новосибирска до Москвы и Прибалтики. В то время вряд ли кто мог похвастать таким научным и профессиональным контингентом. К сожалению, не во всех 8 заповедниках удалось сформировать природоохранные традиции, и это сказалось на дальнейшем состоянии изучения и охраны их биоразнообразия в переходный период. В начале 1990-х гг.б'ольшая часть ученых и специалистов уволилась из системы охраны природы: кто-то эмигрировал, кто-то перешел на более денежную работу. Система охраны природы и все заповедное дело Туркменистана перешло в стадию кризиса. Этот период в заповедной жизни Туркменистана достаточно подробно описан С. А. Букреевым в монографии “Орнитогеография и заповедное дело Туркменистана”. Относительно низкая зарплата и недостаток материально-технических ресурсов серьезным образом негативно сказались на охране природных комплексов заповедников. С 1991 по 1996 г. численность популяций многих видов крупных млекопитающих (леопарда, уриала, безоарового козла, джейрана, сайгака) сократилась в 2—4, раза и временами возникало чувство, что успехи 1980-х гг. будут полностью уничтожены. К этому времени провалилась система охраны почти всех заповедников. Практически полностью потеряли свое природоохранное значение территории, расположенные за линией пограничных инженерно-технических сооружений. О принципах “каждому региону — свой заповедник” и “каждому заповеднику — свой регион”, казалось, следует забыть.

Однако время шло. За 10 лет один за другим сменились четыре министра охраны природы Туркменистана, многие директора заповедников. И главное, изменилась политика страны в области охраны природы — от потребительских высказываний в стиле бывшего первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева о том, что “негоже охранять природу от советского народа”, до практического отношения к биоразнообразию как к национальному достоянию. Произошли серьезные положительные изменения.

Не могу говорить обо всех заповедниках Туркменистана, но ситуацию в тех, в которых я работал последние 4 года, отмечу особо. Безусловно в этом большая заслуга природоохранных неправительственных донорских организаций, и в первую очередь WWF, но без поддержки и внимания со стороны Министерства охраны природы Туркменистана этих успехов ни одна донорская организация не достигла бы. В последние годы каждый цент, вложенный в заповедники, стал достигать своего назначения, хотя на пути к этому, безусловно, были и серьезные трудности.

Что мы имеем сегодня?

Хорошо налаженную систему охраны в Бадхызском и Копетдагском заповедниках. С первых дней создания Бадхызского заповедника здесь не было такой охраны, как сегодня: по его территории постоянно патрулируют 4 инспекторские бригады на автомобилях и мотоциклах. Наконец-то отменена существовавшая много лет система размещения охраны на кордонах, когда инспектора занимались “своими” проблемами — выращиванием скота. Сейчас на кордонах находятся вахтенные инспектора.

По результатам учетов 9—15 декабря 2003 г. на территории Бадхыза было одновременно зарегистрировано более 3700 джейранов, но это далеко не все обитающие здесь животные. Общая же оценка составляет более 4500 особей, а возможно, и более, так как накануне с одной точки, где в день учета было отмечено лишь 500 голов, только за 10 мин. я зарегистрировал 1500 животных, а выпавший ночью снег показал, что на территорию заповедника пришли еще более 300 джейранов. Количество куланов за три года увеличилось более чем на 300 особей и сейчас составляет около 900 животных.

В Копетдагском заповеднике, где в 1996 г. отмечались лишь небольшие группы уриалов и безоаровых козлов, в декабре 2002 г. и декабре 2003 г. нами на 15—20-километровых маршрутах за один день регистрировалось более 100 безоаровых козлов и около 230 уриалов. За два дня в декабре 2003 г. мы видели ночные следы 5 разных леопардов.

Лишь на участке “Мирзадаг” этого заповедника природоохранная обстановка заметно хуже, но и здесь наблюдаются серьезные изменения к лучшему. Безусловно, я не обследовал всей территории заповедника, и хочется верить, что везде можно увидеть такую же картину, как на этих трех посещенных участках. В настоящее время серьезным образом изменилась ситуация с охраной границ страны, в связи с чем на большей части территорий, находящихся за линией пограничных инженерно-технических сооружений, можно увидеть благоденствие!!! крупных млекопитающих.

Несколько хуже обстоит ситуация с охраной природы в Сюнт-Хасардагском заповеднике, хотя и здесь наметились серьезные изменения к лучшему. Как в Копетдагском и Бадхызском заповедниках, на этой ООПТ возвращаются к “регионализации” службы охраны. Сегодня помимо патрулирования территории заповедника две инспекторские бригады обеспечивают охрану биоразнообразия за его пределами, в регионах, где совместно с WWF и при его поддержке осуществляются проекты по реинтродукции джейрана и по улучшению местообитаний леопарда в Западном Копетдаге.

Не могу судить об охране природы Хазарского (Красноводского) заповедника в целом, но состояние искусственно созданной популяции джейрана на острове Огурчинский значительно лучше, чем ожидалось. В июне 2003 г., по предварительным оценкам, число джейранов превысило 700 особей.

Состояние популяции винторогого козла — хороший показатель службы охраны Кугитангского заповедника. В 2000 г. нами было учтено 300 особей, а общая численность этого вида оценена в 550—600 особей. На территории заповедника за последние 5 лет было построено 3 кордона.

Могу сказать с уверенностью, что бывшие научные сотрудники Амударьинского заповедника могут крепко позавидовать своим сегодняшним коллегам: на каждом участке этой ООПТ построены благоустроенные дома.

Все эти достижения показывают тенденцию развития охраны биразнообразия и заповедного дела Туркменистана.

В переходный период, как было отмечено выше, по объективным и субъективным причинам из заповедников ушли многие квалифицированные специалисты. Это серьезная потеря для заповедного дела Туркменистана, но и в этой области наметились изменения в лучшую сторону. Начиная с 2003 г. Министерство охраны природы совместно с Министерством образования Туркменистана и при поддержке WWF приступили к программе подготовки национальных кадров для заповедников. Остается надеяться, что это начинание закончится благополучно.

Принципиально важным для понимания отношения правительства страны к проблемам охраны природы является тот факт, что сегодня штатное расписание заповедников (особенно отделов, непосредственно связанных с охраной) по сравнению с советским периодом не сократилось, а ежемесячная зарплата находится на сравнительно высоком уровне — от 1 200 000 до 2 500 000 манат, что эквивалентно $ 60—110. Практически во всех заповедниках проведена реконструкция или отремонтированы центральные усадьбы, все они обеспечены компьютерной техникой, и планируется объединить их в единую информационную сеть. Также планируется создание общей базы по слежению за состоянием динамики экосистем и ведению Летописи природы. Отмечу, что, несмотря на некоторые недостатки, ведется реальная работа по их устранению. На недавней встрече с министром охраны природы Туркменистана он отметил, что пройдет еще немного времени — и заповедники станут неузнаваемы во всех отношениях. Он заверил, что проблемы с техническим оснащением заповедников и службы охраны природы — это лишь временные трудности.

Параллельно с укреплением охраны государственных заповедников в Туркменистане начинается серьезное обсуждение вопросов развития экологического туризма, во всех странах традиционно привязанного к некоторым категориям ООПТ. На данном этапе господствует точка зрения, сформулированная в “Стратегии охраны биоразнообразия…”, согласно которой развитие экотуризма будет связано с созданием национальных парков (хотя таких организаций в Туркменистане пока еще нет), тогда как заповедники останутся неприкосновенными, то есть за ними сохранится самый высокий статус охраны.

Виктор Лукаревский,
Институт проблем экологии и эволюции
им. А. Н. Северцова РАН

<< | содержание | вверх | >>
 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


23.05.2020
Научная конференция для детей "Я — исследователь" прошла в рамках Марша парков



21.05.2020
Проект «Жизнь зверей в рисунках В.М. Смирина» на Planeta.ru



28.04.2020
Заповедник Утриш восемь лет проводит акцию "Мы за зеленую планету"



27.04.2020
Подведены итоги седьмого конкурса на соискание Премии им. Ф.Р. Штильмарка



24.04.2020
"Маршу парков" на Таймыре исполняется 22 года!



16.04.2020
Участники Марша парков проведут онлайн-квест



9.04.2020
Где создаются природоохранные игры?



7.04.2020
О новых сроках акции "Марш парков". Мы запускаем эко-флэшмоб!


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2020

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены