Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |

«ОХРАНЯЕМЫЕ ВИДЫ »

СЕРЫЕ КИТЫ САХАЛИНА: ТРУДНЫЙ ПУТЬ К СОХРАНЕНИЮ

В. Спиридонов, канд. биол. наук,
А. Макаров, канд. биол. наук, WWF России
С. Дьяченко, Московсковский областной педагогический университет

Небо и море почти одинакового голубовато-стального цвета, короткая волна, щелкающая по бортам быстро идущего «зодиака»... Ближе к берегу остались орава чаек, россыпь тюленьих голов на воде и буруны на песчаных барах, отмечающих вход в залив Пильтун. Четыре человека в лодке напряженно всматриваются в пляшущую поверхность моря. Наконец мы видим отделяющийся от воды и расходящийся веером фонтан. Вот и покатая спина серого кита — скорее коричневатая, чем серая, вся в белых отметинах. Почти скрытый волнами корпус внушает, тем не менее, ощущение огромности, которое вряд ли возможно испытать при встрече с каким–либо другим животным, помимо крупного зубатого кита или кашалота. Кит показывает нам спину еще три раза, слегка приподнимает хвост и уходит на дно продолжать свою трапезу. Где он вынырнет снова, никто предсказать не может. Мы стремимся подойти к нему поближе и сделать кита героем фильма, но кит, похоже, не в восторге от наших попыток познакомиться с ним и с каждым выходом на поверхность после нырка уходит все дальше и дальше ...

Просмотрев отснятые материалы, Елена Щедрина, заместитель главного редактора Владивостокского телевидения и автор многих фильмов о море, поймет, удался ли кинодебют нашего героя. Но съемка фильма о китах — не самое главное, что привело нашу экспедицию на берег восточного Сахалина. Основная задача — это программа независимого мониторинга серых китов, осуществляемая Всемирным фондом дикой природы (WWF) и Международным фондом защиты животных (IFAW).

Что в них особенного

Серые киты уже несколько лет являются героями статей в газетах и журналах, теле– и радиопередач, настоящими «производителями новостей», «newsmakers», как назвали бы их зарубежные журналисты. Что в этих созданиях такого особенного кроме того, что они большие?

Серые киты близки к предкам современных кито-образных и не вполне утратили черты, сближающие морских рыбоподобных гигантов с наземными зверьми. Так, например, их шейные позвонки остаются несросшимися, и серые киты могут немного вертеть шеей. Другие киты этого удовольствия давно лишились. От берега наши герои особенно не отдаляются в отличие от, например, крупных полосатиков, которые гуляют по всему океану. Питается серый кит тоже не так, как все остальные китообразные — собирает на дне рачков, червей и ракушки, а уж затем процеживает набранное через пластины китового уса.
Серым китам принадлежит особая роль в истории человечества, поскольку именно они наряду с гладкими китами были первыми, кого люди научились добывать. Добыча китов народами европейского побережья стала мощным стимулом развития мореплавания и географических открытий. Одни из первых китобоев — баски — задолго до Колумба знали путь к американским берегам и, весьма вероятно, что именно их морские секреты, доставшиеся открывателям американского континента, помогли проложить туда общую мировую дорогу.

За прогресс человеческой цивилизации киты заплатили дорого. Атлантическая популяция серых китов была полностью истреблена в конце XVIII в. Восточно–тихоокеанскую популяцию (мигрирующую с зимних квартир в Калифорнии в район Берингова пролива) спас запрет на коммерческую добычу китов. Западно–тихоокеанская популяция, приходившая на лето в Охотское море с мест зимовок, точно не известных, но находящихся у берегов Кореи или Китая, считалась уничтоженной до тех пор, пока маленькое стадо не было обнаружено у северо–восточных берегов Сахалина. В начале 1990–х годов оказалось, что небольшой прибрежный участок побережья Сахалина, куда киты приходят каждое лето, почти полностью перекрывается районом шельфовых месторождений нефти и газа. Так судьба западной популяции серых китов, насчитывающей всего около сотни особей, оказалась неразрывно связана с крупнейшими нефтегазовыми проектами начала XXI в. — «Сахалин 1» и «Сахалин 2».

Серый кит. Рис. Т. Макеевой.

Серые киты и раздел продукции

Проекты эти ведутся на основе соглашений о разделе продукции (СРП). Осуществление этой модели стало предметом критики как Счетной палаты РФ, так и независимых экспертов, сделавших следующий вывод: «Риски (экономические) возложены на российскую сторону, прибыль компании гарантирована». Для охраны окружающей среды существенны две особенности СРП. Одна состоит в том, что затраты на мероприятия по снижению воздействия на окружающую среду являются возмещаемыми, т. е. их увеличение компанией–оператором проекта компенсируется неполучением Российской Федерацией определенной части будущей продукции. Поэтому федеральное правительство, будучи, с одной стороны, формально обязанным контролировать обеспечение экологической безопасности проектов, на деле не очень–то приветствует увеличение затрат на экологическую безопасность. Другой важный момент — раз нефтяные компании выделяют на китов деньги, Россия не предпринимает ничего, связанного с исследованиями, мониторингом и принятию мер по охране серых китов. Все делают компании.

Делают они это с размахом. Компания «Сахалинская Энергия» в конце 2003 г. объявила, что выделяет 5 млн. долларов на исследования серых китов. Только вот представители компании так и не смогли объяснить, чьи это деньги. Если это расходы, возмещаемые по соглашению о разделе продукции, то, фактически, эти 5 млн. выплачиваются из средств Российской Федерации. В этом случае государство должно было бы особенно интересовать, какие вопросы при проведении исследований ставятся, и какие меры охраны китов следуют из результатов. Однако в последние годы, начиная с ликвидации в 2000 г. Госкомитета по охране окружающей среды, при постоянной реорганизации системы Министерства природных ресурсов в 2001 — 2003 гг. и регулярной смене чиновников Федеральной службы по надзору в области природопользования с самого момента ее образования в 2004 г., государству было явно не до того.

Программа, организованная нефтегазовыми компаниями, достаточно масштабна. Ведутся учеты китов с берега и с самолета, проводятся береговые наблюдения за поведением китов, измеряется уровень промышленных шумов в воде. Отчеты об исследованиях появляются через 7—10 месяцев после завершения полевых работ на весьма информативном сайте (www.sakhalinenergy.ru)компании «Сахалинская Энергия» — оператора проекта «Сахалин 2». Некоторые результаты этой работы стали настоящими научными открытиями. Так, например, оказалось, что серые киты имеют два ограниченных участка, на которых они кормятся. Основной участок протянулся от выхода из залива Пильтун и Астохской косы на север примерно на 70 км. Протяженность его с запада на восток меняется, но киты обычно используют для откорма зону от полосы прибоя до глубин не более 20 м и редко встречаются на расстоянии более 10 км от берега. Только на Пильтунском участке встречаются китихи с детенышами. Часть китов может уходить в так называемый «мористый» район нагула, расположенный в 30—40 км от берега напротив залива Чайво (с глубинами 30—50 м). Протяженность этого района 30—40 км с севера на юг и 25—30 км с запада на восток. Исследования специалистов Института биологии моря Дальне-восточного отделения РАН показали, что оба эти участка населены очень своеобразными донными сообществами. Мористый участок во многом похож на кормовые районы восточно–тихоокеанских серых китов у берегов Чукотки. Там на песках преобладают рачки–бокоплавы (амфиподы) рода Ampelisca. Прибрежный участок у залива Пильтун, похоже, не имеет аналогов. Грунт там тоже песчаный, но структурную основу донного сообщества создают многощетинковые черви рода Onuphis, которые живут в уходящих в грунт трубках. Трубки эти образуют на дне своеобразный матрикс, который задерживает осадок и в котором копошатся амфиподы, ползают равногогие раки — морские тараканы — и обитают другие черви и моллюски. Благодаря каркасу из трубок все это население прекрасно живет в условиях сильнейших течений и волнобоя и накапливает изрядную биомассу (обычно более 100 г/кв. м), потребляемую китами, причем ракообразные весьма калорийны, и нырять за ними глубоко не надо. Не сформируйся такое сообщество, пришлось бы китам нырять на большую глубину и глотать малопитательного плоского морского ежа, который обычно преобладает в донных сообществах верхнего шельфа Восточного Сахалина. Отсюда становится понятно, что Пильтунский участок китам вряд ли что–либо заменит. Поэтому любой ущерб китовому пастбищу или вытеснение китов с его части из–за сильного промышленного шума или другого фактора беспокойства чреваты серьезными последствиями. Однако компании как будто не видели этой проблемы. По проекту «Сахалин 1» предполагалось строительство временного пирса в северной части пильтунского «пастбища», а по проекту «Сахалин 2» — новой платформы на восточной границе участка нагула и подводного трубопровода в его южной части.

Хоровод вокруг китов

В 2003 — 2004 гг. природоохранным организациям стало очевидно, что промышленные шумы и другие факторы беспокойства представляют собой наиболее критические факторы воздействия на китов в кратко– и среднесрочном плане. Основаниями для этих выводов послужили данные независимых исследований по морской акустике, представленных, прежде всего специалистами Института океанологии им. П. П. Ширшова РАН. Компания «Сахалинская Энергия» активно стремилась получить кредит для второй фазы развития проекта «Сахалин 2» от консорциума банков, возглавляемого Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). Чтобы получить одобрение банка, руководствующего принципами своей экологической политики, «Сахалинская Энергия» организовала в конце 2003 — начале 2004 гг. серию консультаций, в которой приняли участие представители WWF, IFAW, «Экологической вахты Сахалина» и независимые эксперты. В ходе их стало понятно, что программа мониторинга и снижения воздействия на серых китов, предлагаемая в рамках проекта «Сахалин 2» совершенно недостаточна.
К тому времени уже действовала коалиция природоохранных организаций, выдвинувшая ряд требований к экологической безопасности сахалинских шельфовых нефтегазовых проектов. В рамках коалиции зародилась идея проведения независимого мониторинга воздействия на серых китов, включающая акустические измерения и наблюдения за распределением и поведением китов с берега.

В мае 2004 г. была подготовлена первая экспедиция WWF, вскоре к финансированию работ по акустическому мониторингу подключился IFAW. Между тем компания была вынуждена отложить постройку подводного трубопровода и пойти на организацию представительной международной комиссии экспертов под эгидой Международного Союза охраны природы (IUCN). Группа экспертов, в которую входили призанные в мире специалисты (в том числе А. В. Яблоков и А. И. Веденев), представила свой отчет в начале 2005 г. В его подготовке большую роль сыграли данные подводного измерения шума от судов–дреджеров, используемых при прокладке подводного трубопровода на Луньском газовом месторождении, полученные экспедицией WWF — IFAW. Независимая экспертная комиссия (Independent Scientific Review Panel) в своем отчете отметила, что существует несколько угроз для популяции китов (промышленный шум, столкновения с судами, разливы нефти и нарушения кормовых донных биотопов), и что ни по одному из этих факторов компания не смогла представить убедительных планов снижения воздействия до безопасного уровня.
Вероятный пессимистический сценарий для столь маленькой популяции китов связан с действием многих факторов, на первый взгляд кажущихся незначительными, — ухудшение условий нагула у северо–восточного побережья Сахалина из–за фактора беспокойства и воздействия на донную экосистему, гибель нескольких китов из–за столкновений с судами, запутывание молодых китов в рыбацких сетях, изменение океанографических условий, распространение заболеваний. Вклад каждого фактора крайне сложно будет оценить, но все вместе они могут привести к исчезновению популяции на протяжении жизни сахалинских нефтяных проектов.

Именно потому, что факторы, связанные с нефтяными проектами как–то можно регулировать, комиссия рекомендовала: «Принимая во внимание тот риск, который можно оценить, а также неопределенность и сомнительную эффективность мер снижения воздействия, наилучшим вариантом осторожного подхода было бы приостановление текущих операций и задержка разработки запасов нефти и газа вблизи кормовых участков серых китов, особенно критически важного прибрежного участка, используемого самками и детенышами. Это позволит получить в высшей степени необходимое уточнение оценки риска и обеспечить дальнейшую разработку механизмов мониторинга и независимой верификации практики снижения воздействия».
Отчет международной экспертной комиссии оказался неприятным сюрпризом для компании «Сахалинская Энергия». ЕБРР отложил вопрос о кредите, компании пришлось объявить весной 2005 г. о переносе подводного трубопровода к югу. Тем не менее, компания не согласилась с рекомендацией природоохранных организаций перенести новую платформу Пильтун–Астохская–Б (ПА–Б) дальше от берега и запланировала работы по установке основания платформы на конец июля 2005 г. Это и понудило нас продолжить работы по независимому мониторингу.

На этот раз WWF организовывал только группу берегового наблюдения. Акустические работы целиком финансировал IFAW. Основной задачей работ было возможно более раннее выявление неблагоприятного воздействия на серых китов во время строительной деятельности компании «Сахалинская Энергия» по проекту «Сахалин 2» и оповещение компании, государственных органов, мировой общественности об актуальных угрозах для серых китов. Дополнительно мы стремились собрать биологические данные, необходимые для долгосрочной стратегии сохранения западно–тихоокеанских серых китов и организации заказника «Сахалинский морской» в районе залива Пильтун.

Как в 2004, так и 2005 г., наша группа вела наблюдения с 4–х постоянных станций, расположенных примерно в 10 км друг от друга с севера на юг. С помощью биноклей и теодолита каждый час фиксировалось общее количество китов в секторе наблюдения и их тип поведения. Между фиксациями проводилось слежение за одиночными китами, их перемещением по акватории, изменением типа активности. Исследовательская группа прибыла в район работ 24 июля, чтобы иметь возможность начать наблюдения во время установки цельного основания платформы. К сожалению, непосредственно во время установки плотный туман препятствовал работе, и когда 29 июля первая группа смогла приступить к наблюдениям, основание платформы уже было на месте.

Подводя некоторые итоги

Мы не сомневались, что работы по установке основания платформы окажут воздействие на китов, но, честно говоря, не очень верили, что наши данные позволят его легко выявить. Тем не менее, можно отметить следующее.
На станциях 4 и 3 вблизи платформы ПА–Б наблюдалось заметно меньшее количество китов, чем на севере, и статистические оценки подтвердили достоверность этих различий. В прошлые годы наблюдений этот район характеризовался как большим, так и меньшим количеством китов по сравнению с северными участками. Поэтому одни лишь пространственные и временные изменения в распределении китов, конечно, не являются достаточным основанием для вывода о воздействии, оказываемом на них работами в районе платформы. Но в секторе обзора мы считали и корабли, большинство из которых, по всей видимости, обслуживали работы по проекту «Сахалин 2», концентрируясь в районе основания платформы ПА–Б на расстоянии 8—15 км от берега. Суда как раз и являются основными источниками шума. Используя данные почасовых наблюдений, нам удалось обнаружить отрицательную корреляцию между количеством судов и количеством наблюдаемых китов. Корреляция была не очень сильной, но статистически значимой, а главное, она прослеживалась независимо для всех станций кроме самой северной. Конечно, корреляция причинной связи не означает, но и не дает оснований отвергать вполне естественное предположение о том, что шум, производимый судами, заставлял китов держаться подальше от района строительства. И что еще труднее объяснить иными, чем беспокойство, причинами, так это отсутствие на ближайших к платформе станциях таких форм поведения, как отдых и игры (то, что специалисты называют социальным поведением), неидентифицированное поведение там также наблюдалось реже. А если это так, то воздействие проекта «Сахалин 2» на кормящихся китов захватывает более 10% кормового участка и является значительным даже по критериям самой компании .

В декабре 2005 г. предварительный отчет экспедиции WWF был представлен в ЕБРР. Банк признал проект «Сахалин 2» не соответствующим экологической политике банка и объявил новое рассмотрение проекта. Значит, у нас еще есть шансы сделать так, чтобы этот проект развивался по менее опасному для китов пути .

Серый кит и будущее Сахалина

Другой проект — «Сахалин 1» — проявил себя в районе лагуны Пильтун пока только один раз, в 2001 г. Тогда компания «Эксон Нефтегаз Лимитед» проводила сейсморазведку. Американско–российская группа исследователей под руководством Роберта Броунелла, уже много лет проводящая исследования по фотоидентификации китов и наблюдения с маяка, зафиксировала значительные перемещения китов, косвенно свидетельствовавшие об испытываемом ими беспокойстве. Письмо ученых в Министерство природных ресурсов, написанное по инициативе Экологической вахты Сахалина, и постоянные обращения WWF к властям, похоже, возымели тогда действие — власти поинтересовались у «Эксона», что происходит, и «Эксон» сейсморазведку прекратил (конечно, не признавая, что природоохранные организации были к тому как–то причастны). Вроде бы от строительства пирса в северной части пильтунского участка «Эксон» сейчас отказался (впрочем, эта компания славится предельной закрытостью, и что она там планирует, мало кто со стороны знает). Будем надеяться, что менеджеры «Эксона» приняли во внимание данные, показывающие важность северного района для китов, где по проекту «Сахалин 1» предполагается разрабатывать бурением с берега месторождение Одопту, и они не захотят повторять ошибки, сделанные «Сахалинской Энергией».
Пока судьбу китов решают компании, банки, ученые и природоохранные организации. А что же государство? У него есть шанс выполнить то, что предписывают федеральные законы «Об охране окружающей среды» и «О животном мире» и предполагают международные обязательства России как стороны Конвенции о биологическом разнообразии и Конвенции о далеко мигрирующих видах, а именно — создать заказник для охраны серых китов. И тогда серые киты станут брендом Сахалина как региона, где найден баланс между экономическим развитием и сохранением природы.

<< | содержание | вверх | >>

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


27.07.2022
Коллективное обращение в Прокуратуру РФ по ситуации в Кроноцком заповеднике



17.07.2022
Публикации и фильм о русской выхухоли



16.07.2022
Петиция в поддержку сотрудников Кроноцкого заповедника



12.01.2022
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы ОВОС проекта «Комплекс заводов по производству метанола, аммиака и карбамида».


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2022

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены