Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |

«ОХРАНЯЕМЫЕ ВИДЫ »

ЧТО УГРОЖАЕТ ВИДАМ МОРСКИХ БЕСПОЗВОНОЧНЫХ?

А. Б. Цетлин, канд. биол. наук,
Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова,
В. А. Спиридонов, канд. биол. наук,
WWF России

История сокращения численности и вымирания целого ряда видов млекопитающих и птиц достаточно хорошо известна. В Красный список находящихся под угрозой исчезновения и угрожаемых видов животных и растений Международного cоюза охраны природы (IUCN) и в Красную Книгу Российской Федерации занесено большое количество видов амфибий, рептилий, насекомых и цветковых растений. Общая доля беспозвоночных животных среди видов Красного списка невелика. Даже вместе с насекомыми она составляет немногим больше 25% от общего числа включенных в список видов. Число видов позвоночных, находящихся в угрожаемом состоянии, достигает 9% от числа описанных видов, в то время как для беспозвоночных эта доля составляет всего 0,17%. Среди беспозвоночных, включенных в Красный список IUCN, преобладают моллюски (974 вида) и ракообразные (429 видов), а такие таксоны, как кольчатые, ресничные черви и немертины, представлены единичными видами. По одному представителю попало в Красный список от актиний и горгониевых кораллов. Хотя большинство видов беспозвоночных (помимо насекомых и паукообразных), существованию которых что–то угрожает, обитают в воде, вода эта в основном пресная. Это хорошо видно на примере ракообразных. Самая многочисленная группа ракообразных, представленная в Красном списке, — десятиногие — более чем наполовину состоит из американских речных раков семейства камбарид. Среди двустворчатых моллюсков преобладают представители пресноводного семейства унионид, к которым относятся хорошо известные пресноводные жемчужницы. Пресноводные, а особенно водные пещерные оказываются более уязвимыми просто потому, что они могут быть приурочены к отдельным водоемам, а эти водоемы, в свою очередь, легко подвержены воздействию человека — через изменение гидрологического режима, эвтрофикацию, загрязнение, да и прямое изъятие.

В то же время примеров исчезновения под влиянием человека морских видов беспозвоночных крайне мало. В Красной Книге Российской Федерации упомянуты как нуждающиеся в особой охране 1 вид многощетинковых червей, 3 вида панцирных моллюсков, 5 видов брюхоногих моллюсков, 3 вида двустворчатых моллюсков и 3 вида морских ракообразных. Однако если рассмотреть историю формирования этого списка в 1980–е годы во Всесоюзном научно–исследовательском институте охраны природы, то становится понятным, что большинство этих видов оказались в нем только потому, что они были известны в российских водах по немногим находкам. Недостаток данных — первая проблема, с которой сталкиваются попытки выяснить статус видов морских беспозвоночных и определить необходимые меры охраны.

При этом существуют и объективные причины, по которым морские беспозвоночные могут оказаться в меньшей степени подвержены угрозе вымирания под воздействием человека, нежели наземные животные. Одна из причин их относительной устойчивости кроется в особенностях жизненных циклов морских беспозвоночных, многие из которых имеют планктонную личинку. Личинки переносятся течениями, и до тех пор, пока океанографические условия меняются незначительно и сохраняются какие–то очаги размножения вида, вымирания не происходит, хотя численность вида может сильно колебаться.

Однако компенсационные возможности океана и относительная стабильность морской среды могут сыграть злую шутку с обитателями моря, которые часто не приспособлены переносить даже сравнительно небольшие изменения во внешней среде, связанные, например, с глобальным изменением климата. Если средняя годовая температура воды в тропиках повышается всего на один —два градуса, начинают вымирать целые коралловые рифы. Иными словами, морская фауна оказывается под угрозой в той степени, в которой человек начинает влиять на глобальные параметры океана — например, через эмиссию парниковых газов.

Другое негативное явление — исчезновение биотопов, вслед за которыми исчезают и приуроченные к ним виды. Как правило, это исчезновение тоже имеет антропогенную составляющую. Сведение мангров для развития креветочных хозяйств не только привело к усилению катастрофических последствий декабрьского цунами 2004 г. в Индийском океане, но и почти наверняка вызвало вымирание ряда видов беспозвоночных, попросту не замеченное людьми. Иногда разрушение местообитаний захватывает целые моря. Так, например, хотя высыхание или обводнение Аральского моря–озера, по–видимому, является следствием некоторых глобальных процессов, сменяющих друг друга, современное катастрофическое положение Арала связано и с ошибками в управлении водными ресурсами. Вместе с водоемом исчезает целая фауна связанных с ним видов.

Один из распространенных видов антропогенной деградации биотопов, приводящий к локальному, а для некоторых видов, возможно, и полному вымиранию, — это загрязнение их соединениями азота и фосфора, вызывающее «цветение» воды и заиление. Последствия разрушения местообитаний в результате хозяйственной деятельности для видового разнообразия исследованы недостаточно — сказывается недостаток специалистов по целому ряду групп, которые могли бы это видовое разнообразие удовлетворительно описать.

Наконец, многие виды беспозвоночных находятся под воздействием хищнического вылова, и, хотя эти виды не исчезают пока с лица Земли, численность и плотность населения их неуклонно снижаются. В нашей стране это прежде всего так называемые «валютоемкие» объекты промысла — камчатский краб, трепанг, гребешки, морские ежи, которые незаконно добываются и вывозятся в страны Азиатско–Тихоокеанского региона. В результате хищнического промысла камчатского краба уже полностью потеряла промысловое значение популяция на Южных Курилах, а сейчас такая же судьба ждет некогда богатейшую популяцию западно–камчатского шельфа.

Ситуация на Южных Курилах представляет собой удобный пример для того, чтобы продемонстрировать размах браконьерства.

Промысел краба у южных Курильских островов ведется с 1905 г. В районе Северных Курил промышляется часть западно–камчатской популяции, поэтому уровень добычи всегда был весьма изменчив. Уловы в районе Южных Курил до 1990–х годах достигали нескольких тысяч тонн, однако впоследствии резко снизились. В настоящее время запасы крайне краба крайне невелики, и существует запрет на его коммерческий лов. Официальные величины изъятия снизились до считанных тонн в конце 1990–х годов. Но все это время велся интенсивный браконьерский промысел, продукция которого вывозилась в основном в порты полуострова Немуро (Хоккайдо) — Ханасаки и Кусиро. Таким образом, можно примерно оценить браконьерский вылов в этом районе по имеющейся статистике импорта свежего и живого краба (мороженый краб может с более высокой вероятностью иметь другое происхождение). По всей видимости, часть продукции, выгружаемой в указанных портах, добывается не на Курилах, а на юго–западе Камчатки или Южного Сахалина, однако то, что браконьерский вылов в конце 1990–х годов определялся тысячами тонн, не вызывает сомнения. Стоимость краба, нелегально вывезенного из района Курильских островов и сопредельных вод, составила около 1,2 млрд. иен в 1998 г. и 1,7 млрд. иен в 1999 и 2000 гг.

Во времена СССР коммерческого промысла морских ежей на Дальнем Востоке нашей страны не было, поскольку получаемый из них продукт — икра — пользуется массовым спросом почти исключительно в Японии. В настоящее время промысел с целью экспорта ведется в нескольких районах, в первую очередь в районе Южных Курил, на юге Сахалина и в Северном Приморье. Во всех этих районах силен пресс нелегального промысла. Как объекты прибрежного лова, добываемые в территориальном море России, вывозимые морские ежи должны проходить таможенное оформление, однако сравнение официальных данных российского экспорта и официальных данных японского импорта показывает, что существует значительный объем нелегально вывезенной продукции. Морских ежей начали добывать в районе Южных Курил в начале 1990–х годов для продажи на соседний остров Хоккайдо, когда ослаб пограничный контроль и множество групп (часто кредитованных японскими якудза) начали промышлять этот объект водолазным способом. Объем браконьерского промысла, оцениваемый по выгрузке в портах полуострова Немуро, на порядок превышал незначительные объемы промысла официального и особенно быстро рос в последние годы. С 1999 по 2000 г. нелегальный вывоз морского ежа почти удвоился и достиг в начале 2000 г. более 8 тыс. т, а стоимость контрабандно вывезенного продукта превысила 2 млрд. иен.

С уменьшением количества крабов и морских ежей курильские «труженики моря» переключились на трепанга, который не пользуется в Японии особенным спросом. Часть браконьерского улова с Южных Курил отправляется через Японию на Тайвань, но большая часть нелегального экспорта уходит через аэропорт Южно–Курильска и с попутными судами на материк. С сокращением популяций трепанга в традиционных районах незаконной добычи — Южном Приморье и лагуне Буссе (Южный Сахалин) — деятельность заготовителей трепанга, контролируемая организованными преступными группировками, все больше смещается на остров Кунашир. Официальная квота для так называемого «контрольного лова» и научно–исследовательских работ составляла в последние годы около 20—25 т, и примерно такие же цифры приведены в официальной статистике. Однако за таможенную границу России все это время не было официально перемещено ни одного килограмма трепанга. Хотя, в отличие от объектов, нелегально вывозимых в Японию, объем вылавливаемого трепанга оценить труднее, можно полагать, что он исчисляется сотнями тонн (200 — 500), а стоимость такого количества трепанга составляет несколько миллионов долларов.

Несмотря на то что экономические потери от браконьерства морских беспозвоночных признаны всеми, очевидна неспособность Российского государства решить эту проблему. Корни ее экономические, и невозможно представить, чтобы такой поток нелегально вывозимых биологических ресурсов был возможен без широкомасштабной коррупции. Вместе с тем рост населения стран Азиатско–Тихоокеанского региона и огромный спрос на морепродукты, вне всякого сомнения, сделают проблему сохранения ряда донных видов одной из актуальных проблем XXI века.

<< | содержание | вверх | >>

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


27.07.2022
Коллективное обращение в Прокуратуру РФ по ситуации в Кроноцком заповеднике



17.07.2022
Публикации и фильм о русской выхухоли



16.07.2022
Петиция в поддержку сотрудников Кроноцкого заповедника



12.01.2022
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы ОВОС проекта «Комплекс заводов по производству метанола, аммиака и карбамида».


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2022

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены