Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |  

«ОХРАНА ЗАПОВЕДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ»

ОБ ИТОГАХ РАБОТЫ НАЦИОНАЛЬНЫХ ПАРКОВ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ РЕЖИМА
ОСОБОЙ ОХРАНЫ ИХ ТЕРРИТОРИЙ В 2003 г.

(С полным текстом документа можно ознакомиться на сайте http://reserves.biodiversity.ru)

По состоянию на конец 2003 г. специализированные государственные инспекции по охране территорий национальных парков (далее — службы охраны) 35 российских национальных парков насчитывали 2044 работника (в 2002 г. — 1990). В структуре служб охраны 33 национальных парков (в 2002 г. — 32) имелись специально созданные оперативные группы.

Всего в 2003 г. работниками охраны национальных парков было составлено 5043 протокола (в 2002 г. — 3822) по различным нарушениям установленного режима, в том числе: о самовольных порубках — 315 (в 2002 г. — 349), о незаконной охоте — 327 (230), о незаконном рыболовстве —1735 (1060), о незаконном сборе дикоросов — 121 (54), о самовольном захвате земли и незаконном строительстве — 9 (202), о незаконном нахождении, проходе и проезде граждан и транспортных средств — 1156 (775), о загрязнении — 182 ( 274), о нарушениях правил пожарной безопасности в лесах — 448 (в 2002 г. — 634). Всего было задержано 4664 нарушителя (в 2002 г. — 3387). Больше всего в расчете на одного работника службы охраны было составлено протоколов в национальных парках “Лосиный остров” (28,7), “Нижняя Кама” (14,5), “Угра” (5,6) и “Русский Север” (5,3).

В 16 национальных парках из 35 (как и в 2002 г.) задержание нарушителей сопровождалось изъятием 15 единиц нарезного и 45 единиц гладкоствольного оружия (в 2002 г. — соответственно 19 и 87). При этом из 60 единиц изъятого огнестрельного оружия 38, или 63%, было изъято охраной 4 парков —Прибайкальского (18), “Югыд ва” (8), Тункинского (7) и “Угры” (5).

Кроме того, за отчетный период у нарушителей было изъято 1708 (в 2002 г. —1828) сетей, бредней и неводов, 231 (376) вентерь, мережа и верша, 113 (170) капканов, 608 (993) петель и иных самоловов, 1 (6) комплект для электролова рыбы (в национальном парке “Башкирия”).

С нарушителей взыскано по постановлениям должностных лиц национальных парков 3185 тыс. руб. административных штрафов (в 2002 г. — 1306 тыс. руб.), а также 17 382 тыс. руб. по предъявленным искам о возмещении ущерба, нанесенного природным комплексам и объектам (в 2002 г. — 2261 тыс. руб.). Штрафные санкции к нарушителям наиболее масштабно и эффективно применяли 6 национальных парков, силами которых с нарушителей было взыскано 86% от всех штрафных сумм по системе национальных парков, а именно: “Приэльбрусье” — 753,5 тыс. руб., Сочинский — 222,8 тыс. руб., “Нижняя Кама” — 192,2 тыс. руб., “Угра” — 166,5 тыс. руб., “Лосиный остров” — 1355,7 тыс. руб. и “Самарская Лука” — 49,9 тыс. руб.

Умение и настойчивость в части взыскания с нарушителей исковых сумм, то есть в деле обеспечения возмещения ущерба природным комплексам и объектам национального парка, — важный показатель эффективности работы по охране территории. В 2003 г. наиболее принципиально, масштабно и эффективно решался вопрос о привлечении виновных лиц к гражданско-имущественной ответственности в 7 национальных парках, взыскавших с нарушителей максимальные исковые суммы, а именно: в “Лосином острове” — 15 627,0 тыс. руб., Сочинском — 848,3, “Югыд ва” — 277,2 тыс. руб., Тункинском — 88,1 тыс. руб., “Мещере”— 86,6; “Нижней Каме” — 70,4 тыс. руб. и в “Самарской Луке” — 70,3 тыс. руб.

В 93 случаях следственными органами по нарушениям, выявленным работниками охраны национальных парков, были возбуждены уголовные дела (в 2002 г. таких дел было 94) и 21 нарушитель (в 2002 г. — 33), совершивший экологические преступления, по приговорам судов был привлечен к уголовной ответственности.

Протоколы по делам о загрязнении природных комплексов, самозахвате земель и незаконном строительстве составлялись службой охраны лишь 12 национальных парков (в 2002 г. — 13): “Башкирии”, Валдайского , Забайкальского , “Лосиного острова”, “Нижней Камы”, “Плещеева озера”, Прибайкальского, Сочинского , “Таганая”, “Угры”, “Шушенского бора” и “Югыд ва”. И хотя для некоторых парков в силу особенностей их территории подобные нарушения нехарактерны (“Паанаярви”), все же данный факт свидетельствует о недостаточном в целом уровне контроля за состоянием охраняемых экосистем территорий ряда национальных парков страны и их охранных зон.

Необходимо отметить, что уровень организации и результативность работы служб охраны от парка к парку существенно различаются. Так, из 5043 нарушений, выявленных работниками охраны национальных парков, 542, то есть 11% от всего их числа (как и в 2002 г.), составили так называемые “безличные”, когда нарушители режима охраны установлены не были. При этом в Забайкальском национальном парке из 73 вскрытых нарушений “безличных” оказалось 63, в Водлозерском из 72 — 61, в “Чаваш вармане” из 5 — 3.

Обращает на себя внимание, что в национальном парке “Куршская коса” службой охраны было зарегистрировано только 5 случаев нарушений правил охоты, а каких-либо иных нарушений режима охраны в этом популярном месте отдыха, в том числе самовольных порубок и нарушений правил пожарной безопасности в лесах, согласно отчетным документам парка, выявлено не было.

В ряде национальных парков должные меры по привлечению нарушителей к установленной законом ответственности не принимались. Так, средний размер административных штрафов, наложенных в 2003 г. должностными лицами национального парка “Алханай”, составил 286 руб., Нечкинского — 310 руб., Прибайкальского — 340 руб., при том, что ст. 8.39 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает минимальный размер административного штрафа, который вправе налагать должностное лицо национального парка, в размере 500 руб. Из этого следует, что необходимые полномочия, предусмотренные в этой части действующим законодательством, руководством указанных парков в полной мере не использовались.

Ряд национальных парков ограничивался привлечением нарушителей исключительно к административной ответственности и не принимал должных мер по возмещению нарушителями нанесенного паркам ущерба, хотя действующее в этой сфере гражданское законодательство предоставляет в этой сфере значительные возможности. Так, в 2003 г. иски в возмещении ущерба не предъявлялись нарушителям в 6 национальных парках: Водлозерском , “Зюраткуль”, “Куршской косе”, Мещерском , Прибайкальском и Хвалынском .

Службой охраны национального парка Хвалынский в 2003 г. было выявлено всего 8 малозначительных нарушений установленного режима, при этом не составлено ни одного протокола о самовольной порубке леса и о незаконной охоте.

В национальном парке “Припышминские боры” в прошлом году вопреки требованиям Кодекса РФ об административных правонарушениях производство по делам, подпадающим под действие данного правового акта, практически не велось. Соответствующие методические рекомендации Департамента особо охраняемых природных территорий, объектов и сохранения биоразнообразия МПР России по данному вопросу в парке фактически не учитывались. В этом же парке за весь 2003 год силами двух имеющихся оперативных групп было составлено лишь 4 протокола (1 “безличный” протокол о незаконной охоте и 3 протокола о незаконном лове рыбы, из которых 2 “безличных”), причем за все второе полугодие ни одного протокола составлено не было. Налицо не только отсутствие реальной работы по борьбе с браконьерством, но и дискредитация самой идеи использования оперативных групп, успешно реализованной во многих заповедниках и национальных парках страны.

Службой охраны национального парка “Алания” в 2003 г. при составлении протоколов на граждан, задержанных на территории национального парка с нарезным оружием, что в соответствии с Правилами охоты в Республике Северная Осетия (Алания) приравнивается к охоте, не было принято никаких мер по изъятию этого оружия у нарушителей, а в дальнейшем руководство парка ограничилось лишь наложением административных штрафов, причем в минимально возможном размере. Именно так был решен вопрос в семи (!) случаях.

В целом среди национальных парков, службе охраны которых в истекшем году удавалось выявлять грубые нарушения установленного режима, в том числе с задержанием вооруженных браконьеров, умело использовать свои полномочия в части привлечения виновных к административной и гражданско-имущественной ответственности, обеспечить взыскание штрафных и исковых сумм в значительных размерах, необходимо особо отметить следующие: “Лосиный остров”, “Мещера”, “Нижняя Кама”, Сочинский , “Самарская Лука”, Тункинский , “Угра” и “Югыд ва”.

В. Б. Степаницкий,
заместитель руководителя Департамента
особо охраняемых природных территорий,
объектов и сохранения биоразнообразия
МПР России

<< | содержание | вверх | >>
 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


06.07.2020
Доклад по проблеме гибели диких животных на автодорогах



23.06.2020
"Дикая природа" - 4-я выставка Национального союза пастелистов



23.05.2020
Научная конференция для детей "Я — исследователь" прошла в рамках Марша парков



21.05.2020
Проект «Жизнь зверей в рисунках В.М. Смирина» на Planeta.ru



28.04.2020
Заповедник Утриш восемь лет проводит акцию "Мы за зеленую планету"



27.04.2020
Подведены итоги седьмого конкурса на соискание Премии им. Ф.Р. Штильмарка



24.04.2020
"Маршу парков" на Таймыре исполняется 22 года!



16.04.2020
Участники Марша парков проведут онлайн-квест



9.04.2020
Где создаются природоохранные игры?



7.04.2020
О новых сроках акции "Марш парков". Мы запускаем эко-флэшмоб!


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2020

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены