Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |

«ОСОБО ОХРАНЯЕМЫЕ МОРСКИЕ АКВАТОРИИ»

МОРСКИЕ РЕЗЕРВАТЫ — СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЗДАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

Необходимость создания морских охраняемых акваторий (marine protected areas — MPA), их роль в сохранении природы, влияние на экономику — за последние несколько лет эти темы переместились из специализированных изданий и трудов конференций, предназначенных для узкого круга специалистов, на страницы центральных научных журналов. Статьи о различных аспектах создания и функционирования морских резерватов стали появляться в таких журналах, как Marine Ecology Progressive Series, Trends in Ecology and Evolution, и даже Science. Это свидетельствует как о росте внимания со стороны морских биологов к проблеме охраны морской среды, так и о серьезных проблемах, накопившихся вокруг этой формы охраны природы.

Говоря о морских резерватах как об инструменте охраны природы, обычно используют эпитет “новый”. Отчасти это верно, поскольку именно в последние 10—15 лет создание морских резерватов приняло массовый характер, их число в мире перевалило за 3000 и продолжает расти. Первые же охраняемые акватории возникли намного раньше. В одной из предыдущих публикаций (Заповедники и национальные парки, 2000, № 31, с. 49—51) я писал, что морские парки появились в середине двадцатого века, а одна из наиболее развитых систем морских рекреационных зон сформировалась к 60-м годам в Японии. Но история морских резерватов началась, как минимум, на сто лет раньше, когда в 1852 году, в средиземноморских водах Франции, были созданы первые etablissements de peche — запретные для рыболовства районы. Это были небольшие акватории, на которых на определенный срок запрещалось рыболовство и которые играли роль воспроизводственных участков.

Всплеск интереса к морским резерватам и массовое их создание в разных регионах мира началось в конце 70-х — начале 80- х годов двадцатого века в связи с развитием туризма и, в частности, туризма подводного. Массовое и бесконтрольное посещение коралловых рифов ныряльщиками и аквалангистами начало наносить им заметный ущерб, быстроходные моторные лодки и скутеры стали разрушать луга подводных трав, участились конфликты между местным традиционным рыболовством и приезжающими рыболовами-любителями. В то же время, как показал опыт первых морских парков, при грамотной организации подводный туризм может приносить значительный доход, в том числе и местному населению.

Продолжалось выделение охраняемых акваторий и для охраны ресурсов рыболовства, резерваты создавались как удобный инструмент для управления прибрежным рыболовством и как способ разрешения конфликтов между разными методами использования морских ресурсов. Чаще всего такие конфликты возникают при появлении современных индустриальных методов (траловое рыболовство, марикультура) в традиционных для местного населения районах мелкотоварного промысла.

Первые опыты по созданию морских резерватов разных типов оказались достаточно успешными. Туризм стал приносить ощутимый доход, рыбаки заметили, что в окрестностях резерватов увеличивается вылов. За семь лет, с 1985 по 1992 гг., доходы от туризма в Индонезии выросли на 57%, в Сингапуре и на Таиланде — на 35%. Через четыре года после создания морского резервата Апо (Филиппины) 11 из 12 опрошенных рыбаков подтвердили, то их уловы увеличились, а еще через шесть лет, в 1996 г., все опрошенные утверждали, что уловы возросли не меньше, чем в два раза. В Новой Зеландии введение запрета на траловый лов рыбы в заливе Шелбурн вызвало резкий протест со стороны рыбаков, однако два года спустя рыбаки отметили увеличение уловов вблизи границ запретной зоны и большинство из них стало высказываться за продление запрета.

Однако восторженный тон первых публикаций, посвященных охраняемым морским акваториям, постепенно сменяется более сдержанным и даже критическим. Накопленный к настоящему времени опыт функционирования системы морских резерватов позволяет более критично подойти к полученным результатам. Исследователей начинают привлекать не столько отчеты об успехах, сколько нерешенные проблемы.

Модельным регионом для изучения различных аспектов функционирования морских охраняемых акваторий стало Средиземное море. К 2000 году только в странах — членах ЕС — создано 33 резервата в северно-западной части моря. Площадь охраняемых акваторий варьирует от 21,5 га (морской парк Медес (Medes), Испания, Каталония) до 220 000 га (национальный парк Алоннизос (Alonnisos), Греция).

Одна из важнейших функций любых ООПТ — их роль в социальной и экономической жизни местного населения. Детальные социально-экономические исследования морских резерватов выявили некоторые серьезные проблемы, связанные с развитием туризма. На фоне высоких доходов от туризма в целом для страны или провинции, лишь небольшая часть этих денег достается на долю местных жителей в охраняемом районе. Чем ниже уровень развития экономики и индустриализации региона, тем большая часть расходов туристов-подводников уходит за его пределы. Поскольку большая часть охраняемых акваторий создается вне развитых индустриальных районов, местное население часто бывает не готово к участию в таком, достаточно высоко технологичном бизнесе, как организация подводных погружений. В этом случае дайв-клубы создаются и обслуживаются, в основном, силами приезжих. Соответственно, и основные доходы достаются туристическим фирмам за пределами охраняемого района. В крайнем своем проявлении это противоречие может приводить к серьезным конфликтам, разрешение или предотвращение которых требует грамотного подхода к проектированию и управлению резерватами. Возникновение подобного рода конфликтов достаточно легко предсказать еще на стадии проектирования и предусмотреть специальную подготовку местного населения. Это увеличивает суммарные затраты на создание парка или резервата, но быстро окупается в дальнейшем.

Среди нерешенных проблем морских резерватов есть и чисто биологические. В первую очередь — это необходимость оценки их реального вклада в сохранение биологического разнообразия и промысловых ресурсов.

Увеличение уловов и запасов промысловых видов не обязательно связано с созданием резервата. Математическое моделирование показало, что правильная организация промысла в “открытом” районе может дать такой же эффект, как и создание резервата. Аналогичный анализ был проведен на натурных данных. В нем использовались сведения о численности 40 промысловых и 17 непромысловых видов рыб в 7 резерватах Средиземного моря для трех пространственных масштабов — сотни квадратных метров, квадратные километры — десятки километров, сотни квадратных километров. Оказалось, что для разных видов эффект заповедного режима проявляется в различных пространственных масштабах или не проявляется вообще.

Столь же неоднозначна роль резерватов в сохранении биологического разнообразия. Так, у берегов Новой Каледонии через пять лет охраны видовое богатство рыб увеличилось в резерватах на 64 % по сравнению с контрольными участками. В то же время, за пятнадцать лет существования охраняемых акваторий в Красном море увеличения видового богатства не отмечено. Гораздо заметнее результаты заповедания сказываются на внутрипопуляционном уровне — в первую очередь исключается отрицательная селекция на размерную структуру промысловых видов.

В природном резервате Banyus-Cerbere (650 га, создан в 1974 г.) через шесть лет после запрета лучения и применения острог обилие видов рыб, приуроченных к скалистым рифам, оказалось более чем в два раза выше, чем за его пределами. Среди промысловых видов заметно увеличилась доля крупных особей. По видовому разнообразию и видовому богатству заповедная акватория не отличалась от окружающих вод. Через 18 лет после создания резервата различий по обилию как промысловых, так и непромысловых видов между резерватом и его окрестностями выявлено не было. Единственный сохранившийся к этому времени эффект резервата — большая доля крупных (30 — 40 см) особей промысловых видов в его границах.

В природном резервате Scandola (Корсика, 1000 га, создан в 1974 г.) к середине 90-х годов суммарная биомасса и плотность рыб, обитающих среди скал, была примерно в три раза выше, чем в аналогичных биотопах за его пределами.

Таким образом, по мере роста числа заповедных морских акваторий и с удлинением времени их существования, начинает наблюдаться все больший разброс результатов. Долговременные эффекты резерватов, очевидно, зависят от их площади, внутренней гетерогенности, географических особенностей
и культурных традиций регионов. Первые десятилетия системы морских резерватов позволили выявить лишь некоторые из научных проблем, требующих решения. Очевидно, что этот опыт окажется весьма полезен в нашей стране, где делаются лишь первые шаги к созданию системы морских охраняемых акваторий.

В.О. Мокиевский,
Ин-т океанологии РАН

| содержание | вверх |
 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


23.05.2020
Научная конференция для детей "Я — исследователь" прошла в рамках Марша парков



21.05.2020
Проект «Жизнь зверей в рисунках В.М. Смирина» на Planeta.ru



28.04.2020
Заповедник Утриш восемь лет проводит акцию "Мы за зеленую планету"



27.04.2020
Подведены итоги седьмого конкурса на соискание Премии им. Ф.Р. Штильмарка



24.04.2020
"Маршу парков" на Таймыре исполняется 22 года!



16.04.2020
Участники Марша парков проведут онлайн-квест



9.04.2020
Где создаются природоохранные игры?



7.04.2020
О новых сроках акции "Марш парков". Мы запускаем эко-флэшмоб!


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2020

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены