Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |

«ОСОБО ОХРАНЯЕМЫЕ МОРСКИЕ АКВАТОРИИ »

ЗАКАЗНИК ПОМОЖЕТ СПАСТИ ПОПУЛЯЦИЮ СЕРОГО КИТА

Развитие морских особо охраняемых территорий в нашей стране никогда не было приоритетным делом ни в концептуальном плане, ни с точки зрения практики. В то же время трудно отрицать, что благодаря взятию обширных участков моря под охрану удавалось добиться многого. Так, существование Дальневосточного государственного морского заповедника позволяет во многом смягчить воздействие рекреации, браконьерства и судоходства на экосистему залива Петра Великого. Небольшой заказник в заливе Восток препятствует разрушительным для прибрежной зоны планам добычи песка. Введение в свое время тридцатимильных зон охраны морских млекопитающих привело к тому, что шельф Командорских островов остался единственным районом Берингова моря, не испытавшим воздействия современного промышленного рыболовства, и, войдя в состав государственного природного заповедника “Командорский”, эта территория представляет огромную ценность для мониторинга естественных изменений в экосистемах.

Сегодня мы стоим перед проблемой, которая не может быть решена без создания морской особо охраняемой территории. Речь идет о сохранении охотско-корейской популяции серого кита. Серые киты — единственные представители особого семейства китообразных, уникальные по своему образу жизни. Они питаются донными беспозвоночными на малых глубинах у берега и совершают тысячекилометровые миграции от мест откорма к местам размножения. Представители восточно-тихоокеанской популяции, которая насчитывает более 20 тыс. особей, зимуют у берегов Калифорнии, а места их нагула лежат близ Берингова пролива.

Охотско-корейская, или западно-тихоокеанская популяция, как и атлантическое стадо, долгие годы считалась уничтоженной китобоями. Однако в 70-е годы XX в. выяснилось, что небольшая группа серых китов в западной Пацифике все же сохранилась, и каждое лето эти животные появляются у берегов северо-восточного Сахалина. Ее численность никогда не оценивалась более 200 особей, однако и эта цифра предполагалась завышенной.

Так совпало, что место, облюбованное серыми китами, оказалось первым на Дальнем Востоке шельфовым районом, где были разведаны значительные запасы нефти и газа. Первая промышленная нефть была добыта по проекту “Сахалин-2” (компания-оператор — “Сахалинская Энергия”) на буровой платформе “Моликпак”, установленной осенью 1998 г. С платформы ведется бурение более 10 скважин, а нефть перекачивается по подводному трубопроводу в плавучее нефтехранилище, к которому регулярно швартуются танкеры.

“Моликпак” находится в 24 км от берега, за пределами зоны, где обычно держатся киты, однако очевидно, что платформа, с которой производится сброс бурового раствора и шламов и на которую постоянно летают вертолеты, не может не оказывать негативного воздействия на прибрежные экосистемы (даже в условиях безаварийной работы). Но это только начало. Практически каждый год проводятся дополнительные разведочные бурения и инженерно-геологические работы, как по проекту “Сахалин-2”, так и по проекту “Сахалин-1”. На севере района нагула китов на месторождении “Одопту” по проекту “Сахалин-1” шельфовая нефть добывается с берега путем наклонно направленного бурения.

Уже в ближайшие годы можно ожидать появления по крайней мере еще 2 платформ, которые будут находиться ближе к местам постоянного обитания серых китов, чем “Моликпак”.

Разработка нефтяных запасов сахалинского шельфа сделала актуальными исследования китов. Вхождение американских компаний (“Маратон Ойл” — в качестве участника, хотя уже и бывшего, консорциума по проекту “Сахалин-2”, а “Эксон” — в качестве ведущего участника консорциума по “Сахалину-1”) в данные проекты позволило поставить проблему китов на рассмотрение Российско-американской комиссии по научно-техническому сотрудничеству (Комиссии Гора—Черномырдина). 7 февраля 1997 г. эта комиссия приняла заявление “О мерах по обеспечению сохранения биоразнообразия в районе острова Сахалин”, в развитие которого в 1998 г. была подготовлена “Программа мониторинга и изучения охотско-корейской популяции серых китов”. Основное финансирование для проведения работ предоставляла “Сахалинская Энергия”, некоторые средства были вложены и российскими институтами. И хотя компания не стала в свое время оплачивать такие важные разделы, как изучение кормовой базы китов и токсикологические исследования, работа российских и американских ученых позволила по-новому взглянуть на состояние этой маленькой популяции.

Прежде всего оказалось, что эта популяция и в самом деле очень малочисленна. Работы по фотоидентификации, начатые в 1998 г., показали, что всего к берегам Сахалина в последние годы приходило около сотни китов. Наблюдения, проводившиеся с маяка, стоящего на выходе из лагуны Пильтун (средняя часть обычного нагульного участка), с 1995 г. выявили уменьшение числа китов, держащихся в этом районе. С 1999 г. исследователи отмечают появление истощенных китов, число которых в 2000 г. дошло до 27 особей. На сессии Международной китобойной комиссии (МКК), недавно закончившейся в Лондоне, проблеме серых китов было посвящено специальное заседание. Самые свежие данные о состоянии популяции, представленные Научному комитету МКК, рисуют неутешительную картину: соотношение самцов и самок составляет 2:1, а подавляющее большинство рождающихся детенышей тоже самцы. Все это подтверждает отнесение охотско-корейской популяции серого кита к категории “critically endangered” Международного союза охраны природы (МСОП/IUCN).

Резолюция 53-й сессии МКК от 26 июля 2001 г. подчеркивает экстренную необходимость сделать все возможное, чтобы свести антропогенную смертность китов к нулю, и призывает страны ареала и другие государства “активно предпринимать все практические шаги для того, чтобы ликвидировать антропогенную смертность в этой популяции, минимизировать антропогенное беспокойство в миграционных коридорах и в районах нагула и размножения”.

Естественно возникает вопрос, какие практические шаги могут быть предприняты, мы ведь действительно многого не знаем. Является ли причиной ухудшающегося здоровья популяции китов беспокойство от шума буровой платформы, работ по разведке и постоянного присутствия судов и летательных аппаратов, сброса бурового раствора и шламов или каких-то других источников загрязнения, или же киты подвергаются неблагоприятному воздействию на местах зимовок (кстати сказать, где они находятся, никто точно не знает), пока определенно сказать нельзя. Ожидать, когда на все эти вопросы будут получены ответы, невозможно — популяция до того времени может просто исчезнуть. В августе 2001 г. уже непосредственно в местах кормежки китов с 3 судов проводились инженерно-геологические работы по проекту “Сахалин-1” с использованием сейсмоакустической съемки, отбором проб грунта и другими действиями.

Единственная мера, которая позволит одновременно проводить мероприятия по сохранению и получать новую информацию, анализируя ее с целью коррекции практических действий, — это создание морского заказника. Впервые проект заказника был представлен специалистами Всероссийского научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) еще в 1997 г. Были предложены следующие границы и режим его охраны.

Северную границу предлагалось установить в 1 км к югу от южной окраины пригородной зоны г. Оха, южную — на широте зал. Чайво. Ширина охраняемой зоны должна была быть 10 км. Для снижения фактора беспокойства в период возможного пребывания китов в заказнике предлагалось запретить:

  • заход в его акваторию моторных судов любого тоннажа;
  • полеты любых воздушных судов на высоте ниже 1 км над заказником и вдоль его границ ближе чем в 1 км от них;
  • приближение наземных моторных транспортных средств ближе чем на 1 км к берегу моря без особого на то разрешения службы охраны заказника и только в сопровождении ее представителя;
  • проведение сейсморазведки в пределах заказника и ближе чем на расстоянии 1 км от его границ.

Также предполагалось, что проведение любых хозяйственно-строительных работ на берегу в период с 1 мая по 31 октября должно быть в обязательном порядке согласовано со службой охраны и выполняться в присутствии ее представителей, причем создание постоянно действующих промышленных объектов на берегу моря и в непосредственной близости от него предлагалось категорически исключить.

Обоснование заказника было направлено институтом в Госкомэкологию, но рассмотрения там не получило (по некоторым сведениям, оно даже не дошло до тогдашнего Управления особо охраняемых природных территорий). Впрочем, очевидно, что в том виде, в каком документ был представлен, он имел немного шансов на успешное прохождение. Проекта положения о заказнике подготовлено не было, обоснование и оценка необходимой инфраструктуры, штатов и транспорта отсутствовали. Требования режима для прибрежной полосы суши при согласовании натолкнулись бы, очевидно, на возражения со стороны местной администрации и хозяйственников, возникли бы проблемы с землеотводом и ряд других сложностей, которые, безусловно, затянули бы принятие решения.

В дальнейшем вопрос о заказнике неоднократно возникал вновь, но детальной проработки вопросов согласования так и не было сделано. Относительная легкость организации особо охраняемых природных территорий во второй половине 1990-х гг. сменилась противодействием их созданию практически на всех уровнях административной системы. Поэтому начинать организацию китового заказника придется практически с нуля, хотя некоторым утешением здесь может послужить то, что сама проблема сохранения серых китов на Сахалине уже получила большую известность, а идею создания заказника поддерживают (по крайней мере на словах) и представители федерального ведомства по охране окружающей природной среды, и рыбохозяйственные органы, в ведении которых находятся морские млекопитающие, и представители компании “Сахалинская Энергия”. Должны сыграть свою роль письмо Межведомственной ихтиологической комиссии, с которым уже ознакомлено Правительство, и резолюция МКК.

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации “Об особо охраняемых природных территориях” федеральный заказник может быть создан как в системе Министерства природных ресурсов (МПР), так войти в ведение Госкомрыболовства (ГКР), а именно его Главного управления по охране и воспроизводству рыбных запасов (Главрыбвода). Понятно, что оба ведомства в данном случае могут быть заинтересованы в том, чтобы взять на себя предполагаемую ООПТ: Департамент охраны окружающей среды и экологической безопасности МПР из-за того, что серый кит занесен в Красную Книгу России, а Главрыбвод — поскольку заказник объективно усиливает возможности контроля за рыбными запасами.

Возможно, ведущую роль следует взять на себя ГКР, поскольку ученые рыбохозяйственных институтов давно участвуют в программе по мониторингу серых китов на Сахалине, а местные инспекции рыбоохраны могли бы непосредственно контролировать соблюдение режима заказника. Однако в любом случае в качестве приложения к Положению о заказнике должно быть разработано соглашение между ГКР, МПР и другими заинтересованными сторонами, в котором определялось бы взаимодействие между ними по вопросам контроля за соблюдением режима заказника, мониторингу популяции китов и дополнительным источникам финансирования. Администрация Сахалинской обл., природоохранные организации (в частности, Всемирный фонд дикой природы) и даже компании, осуществляющие добычу углеводородного сырья (например, “Сахалинская Энергия”), вполне могли бы стать участниками данного соглашения.

Заказник рассматривается как сезонный, то есть все вышеперечисленные ограничения будут действовать на его территории только в те сроки, когда группировка серых китов у побережья северо-восточного Сахалина наиболее многочисленна и легко уязвима. Режим заказника должен быть обоснованным и легко контролируемым.

Так, его внешняя граница должна определяться исходя из данных об обычном удалении китов от берега и, таким образом, может не превышать 10 км от берега. Следуя рекомендации Научного комитета Международной китобойной комиссии, в период нахождения китов (с июня по сентябрь) на акватории заказника следует безусловно запретить инженерно-геофизические работы и нефтеразведку (в первую очередь сейсмоакустические работы). Акватория заказника должна получить высшую категорию рыбохозяйственной значимости со всеми вытекающими из этого нормами сброса. На акваторию заказника должны допускаться только суда прибрежного лова, имеющие соответствующие рыболовные билеты, а движение судов, обслуживающих нефтедобывающие платформы, может осуществляться только по установленным фарватерам.

Контроль режима заказника должен осуществляться на двух уровнях: получения лицензий и согласований федеральных ведомств и их бассейновых и территориальных органов и регулярных наблюдений за китами и состоянием окружающей среды на месте. При решении второй задачи можно использовать опыт, накопленный в ходе нескольких лет наблюдений на Пильтунском маяке. Если организовать аналогичные наблюдательные точки еще хотя бы в двух местах (по северной и южной периферии заказника), ими может быть охвачено около 30% нагульного участка. Наблюдатели, прошедшие специальную подготовку, могут быть как штатными сотрудниками Сахалинрыбвода, так и учеными, ведущими исследования китов, или же волонтерами из природоохранных организаций. В двух последних случаях крайне желательно, чтобы им были делегированы права общественных инспекторов рыбоохраны или общественных инспекторов охраны природы для фиксации замеченных нарушений режима охраны в установленном законом порядке. Очевидно, что ввиду большого интереса мирового природоохранного сообщества к серым китам Сахалина весь общественный компонент заказника имеет хорошие шансы для поддержки через благотворительные гранты.

Но уже сегодня необходимо сделать первый шаг. Им могло бы быть рабочее совещание представителей МПР, ГКР и общественных организаций по координации действий по подготовке положения о китовом заказнике на Сахалине и его согласовании.

В. А. Спиридонов,
Российское представительство
Всемирного фонда дикой природы

| содержание | вверх |
 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


23.06.2020
"Дикая природа" - 4-я выставка Национального союза пастелистов



23.05.2020
Научная конференция для детей "Я — исследователь" прошла в рамках Марша парков



21.05.2020
Проект «Жизнь зверей в рисунках В.М. Смирина» на Planeta.ru



28.04.2020
Заповедник Утриш восемь лет проводит акцию "Мы за зеленую планету"



27.04.2020
Подведены итоги седьмого конкурса на соискание Премии им. Ф.Р. Штильмарка



24.04.2020
"Маршу парков" на Таймыре исполняется 22 года!



16.04.2020
Участники Марша парков проведут онлайн-квест



9.04.2020
Где создаются природоохранные игры?



7.04.2020
О новых сроках акции "Марш парков". Мы запускаем эко-флэшмоб!


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2020

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены