Eng

  На главную страницу

"ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ", 17 ноября 2003 г.

Запаркованное место

Российская провинция делает робкие шаги к цивилизованному укладу жизни на территориях национальных парков

«Господа ученые и природоохранные деятели! Обращаемся к вам по вопросу трудоустройства. Нас побуждают к этому совсем не материальные проблемы – менталитет города не соответствует нашим духовным потребностям». Такое письмо пришло в национальный парк «Смоленское Поозерье» от семьи, живущей в Горно-Алтайске. Он – компьютерщик, она – школьный психолог, есть двое детей. Мотивы этих людей вполне понятны: многие сегодня мечтают уехать из города в какое-нибудь более подходящее для жизни место. Но почему эта семья обратилась именно в национальный парк – организацию, весьма ограниченную в средствах? Государственного финансирования парки практически не получают, живут главным образом на западные гранты, которые выделяются на жесткой конкурсной основе. Рабочих мест там минимум, и требуются в основном лесники.

В общем, на первый взгляд, не очень логичный поступок. Но у него есть объяснение. Дело в том, что рядом с Горно-Алтайском тоже есть национальный парк, куда семья уже обращалась и потому хорошо знакома с укладом жизни на таких территориях. Эта супружеская пара, имеющая сугубо «городские» по российским меркам специальности, ищет не просто провинцию, а провинцию цивилизованную, «продвинутую», живущую по строгому регламенту, установленному для особо охраняемых природных территорий. В России не очень принято соблюдать законы, тем более природоохранные. И чтобы парк оставался парком, недостаточно придать ему соответствующий статус. Нужно, чтобы живущие на этой территории люди подчиняли свою деятельность определенным ограничениям. А лучше всего, чтобы на этих уникальных туристических объектах они строили свой частный бизнес. На языке экономической географии места с таким «идеальным» местным населением называются «развитыми территориями». В России их практически нет, но во многих парках наметилось движение в этом направлении.

ХОЗЯИН

Перспектива ночевки в неизвестном месте под странным названием «гостевой дом» не радовала. «Осень, промозгло, а тут, скорее всего, даже не гостиница – какая-нибудь слегка подкрашенная изба... ни удобств, ни эстетики», – думалось мне. Но когда мы подъехали к увитому виноградной лозой аккуратному домику в райцентре Пржевальское, я поняла, что отстала от жизни лет на десять. Двери нам открыл элегантный человек, словно сошедший с картины раннего Шагала, Семен Владимирович Митник. С обходительностью настоящего «профи» он осведомился, как мы добрались, показал нашу спальню на втором этаже, «еврованную» и туалет в подвале. Позже, сидя в беседке вместе с Семеном Владимировичем и его собачкой, стаффордширским терьером Ризой, мы разговорились. Интуиция меня не подвела: он действительно оказался профессионалом, проработавшим в сфере обслуживания более полувека и теперь открывшим собственное дело. Сельским жителем стал всего несколько лет назад – родился и учился в Киеве, потом уехал работать в Смоленск, руководил областным управлением бытового обслуживания населения.

– Было время, когда служба интенсивно развивалась, мы открывали дом быта в каждом колхозе или совхозе, – говорит Семен Владимирович. – Многие считают сферу обслуживания чем-то непрестижным. А у нас это стало семейной профессией. Оба моих сына по образованию инженеры, но работают в Москве в сфере туризма, у них собственный бизнес. То есть они занимаются, по сути, тем же, чем и я. Помогают ли они мне? Да вы знаете, это не очень нужно. Мои дети здесь больше отсыпаются да гуляют.

Сегодня бизнес у Семена Владимировича, можно сказать, на подъеме: летом гостевой дом не пустовал ни одного дня, места приходилось заказывать за две недели.
– Не бог весть какие деньги, но рост есть: прошлым летом заработал 7 тыс. руб., этим – 12. И сейчас, осенью, люди продолжают приезжать. Откуда обо мне знают? Многих направляет ко мне парковое руководство – я ведь, так сказать, лицо парка. А те, кто у меня побывал, рекомендуют своим знакомым – и в Смоленске, и в Москве.
– А с кредитом парк не помогал?
– Это я их часто кредитую, – смеется Семен Владимирович. – Людей ко мне присылают, а платят позже, когда деньги появляются. Но это нормально – мы помогаем друг другу.

Приезжающих сюда на отдых понять очень даже можно. Село находится на живописнейшем берегу озера – одного из 35 больших, средних и совсем маленьких озер, расположенных на территории парка. Места напоминают Финляндию или Карелию, только природа еще разнообразнее: где-то лиственный лес, где-то – еловый, где-то – сосновый бор. Туристы ходят по грибы-ягоды, купаются (правда, Семен Владимирович убежден, что этого мало – надо развивать яхтинг и конный спорт). За постой хозяин берет 120 руб. в день с человека. Гости обычно готовят сами, но, если хочется чего-то особенного, Семен Владимирович готов это устроить.

– Останавливалась у меня прошлой осенью компания – две семейные пары, попросили обед, – продолжает Семен Владимирович. – Я зажарил им кролика, рядом поставил сковородку со своей фирменной солянкой, наливочку достал – они говорят, что до сих пор этот обед вспоминают. Но три раза в день готовить я не могу – для этого другой уровень нужен, нужна кухарка. Если кто-то из гостей хочет подлечиться, я использую свои давние связи, договариваюсь в санатории, там делают самые разные процедуры.

Хорошие отношения у Семена Владимировича не только с санаторием. Во время нашей беседы то и дело заглядывают люди, звонят два телефона, один обычный, а другой – старинный, похожий на зингеровскую швейную машинку. «Этот старый аппарат – для прямой связи с соседом», – пояснил хозяин. На следующий день, ранним утром, Семен Владимирович угостил нас на дорожку блинами – настоящими,с «классическим» рисунком в виде солнышка. «Приезжайте к нам с Ризой зимой – не пожалеете», – сказал он нам на прощание. Обычно в России говорят ровно наоборот: «У нас хорошо и красиво, только надо летом приезжать».

РАБОТОДАТЕЛЬ

Для поддержки и развития местных промыслов и туризма российский Центр охраны дикой природы, опекающий национальные парки, на западные гранты ввел на нескольких пробных территориях систему микрокредитования. Система апробируется уже три года в нескольких национальных парках. Кредит выдается под 10% сроком на год, максимальная сумма – 30 тыс. руб. По московским меркам смешные деньги, но для села это очень приличная сумма. На сегодняшний день у жителей «Смоленского Поозерья» в обороте находится (с учетом процентов) 150 тыс. рублей.

С одним из предпринимателей, взявших такой кредит, мы встретились в городе Демидове, в его столярной мастерской. Александр Шестаков, спортивно одетый энергичный человек средних лет, – владелец нескольких предприятий, в том числе кафе и парикмахерской. Столярную мастерскую открыл недавно, по его словам, больше для души, когда уже мог себе это позволить: «А начинали, как все, – с торговли». Даже при таком солидном размахе бизнеса тысяча долларов кредита оказалась весьма кстати.
– Купили новый фрезер, шлифмашину – здесь никакая копейка не лишняя. Цены-то у нас небольшие, а пожилым людям мы сами часто в кредит окна и двери делаем.
– То есть столярное дело – это у вас вроде хобби? – удивилась я. Ответ оказался достойным не то что частного предпринимателя – государственного мужа.
– Я же создаю рабочие места. Посмотрите сами: у нас в районе 19 тысяч человек активного возраста, а работает всего около 5 тысяч. Половина из них – бюджетники. Реальных производств нет. В бюджетных организациях сидят в основном женщины, получается, что они-то и кормят семьи.
– А приходилось ли вам «зашивать» ваших работников-мужчин?
Тут Александр, еще минуту назад казавшийся очень реалистичным человеком, вдруг суеверно понизил голос:
– Пока нет, но об этом, знаете, нельзя вслух... Всякое может случиться.

Надо сказать, что зарплата у рабочих в мастерской пока еще не вполне «мужская». Один из них, недавно уволившийся из школы, где преподавал труд, рассказал нам, что теперь получает всего на тысячу рублей больше. Впрочем, заработок для него сегодня не главное: Юрий строит дом для своей семьи, и для него очень важно, что на «казенных» станках он может работать и для себя.

НЕКОММЕРЧЕСКИЕ ЛЮДИ

Позже выяснилось, что кредиты на хобби берут у парка не только состоятельные люди. В прошлом году ту же тысячу долларов взяли члены некоммерческого партнерства, объединяющего мастеров местных промыслов: керамистов, гобеленщиков, плетельщиков лозы. На полученный кредит купили компьютер, чтобы на нем составлять рисунки для гобеленов и обучать этому детей. Для возврата деньги понемногу вычитаются у художниц из их весьма скромных зарплат по месту работы (две работают в школе, одна – в паспортном столе). Конечно, предполагается, что когда-нибудь сами промыслы будут приносить доход, но в это не очень верится. На выставке в ДК наш фотограф Саша Сорин попросил продать ему керамическую птицу.
– Да берите так, – откликнулась одна из художниц.
– Нет, назовите цену, вы же эти вещи продаете, – настаивал Саша.
– Ну хорошо, давайте... 10 рублей.

В общем, безнадежно некоммерческие люди.
– Зачем же вы объединились, если не собираетесь как-то организовывать продажу ваших работ? – допытываюсь я у председателя партнерства художника-иконописца Федора Митрича.
– Пока еще наша деятельность – это больше пропаганда. Вот ребят возим на озера, на пленэр, только там они и начинают по-настоящему работать.

Любовь Якубовская, сотрудник Центра охраны дикой природы, не разделяет моего скепсиса.
– Я считаю, что таким людям кредиты тоже нужно давать. Дали тебе кредит – значит, твое искусство сегодня кому-то нужно, промыслы не погибнут. А потом, когда туристы поедут, развитие здесь традиционных ремесел повысит привлекательность региона, добавит ему своеобразия. И вещи тогда начнут продаваться.
Наверное, это так: для развития любого дела, даже самого прибыльного, нужно время. Проблема, однако, в том, что кредиты и гранты не вечны, а найдутся ли среди наших предпринимателей люди, готовые поддерживать такие вот не жизненно важные вещи, – большой вопрос.

КАЛУЖСКИЙ МЕЧТАТЕЛЬ

Национальные парки, хотя и живут по одним и тем же законам, очень различаются между собой по заложенной в них идее. Если «Смоленское Поозерье» можно сравнить с Финляндией или Прибалтикой (красивые места, более или менее налаженный быт: несколько гостевых домов и турбаз, оборудованные места для отдыха), то парк «Угра» в Калужской области больше напоминает Англию с ее культом истории и спокойным отношением к быту. С той, конечно, разницей, что в Англии на истории зарабатывают, у нас – размышляют о такой возможности. Мы сидим на высоком берегу Угры и смотрим за реку, в «дикое поле», где 500 с лишним лет назад стояли люди и кони хана Ахмата. Директор парка кандидат геолого-минералогических наук Валерий Новиков разворачивает перед нами такую картину: «Через два года исполнится 525 лет со времени великого стояния на Угре.

К этому моменту мы думаем установить здесь мемориал – передвижную крепость в виде сруба с навесом, с бойницами. Именно такие крепости и использовались тогда для обороны. А на сам юбилей можно будет устроить театрализованное представление с участием исторических клубов: воссоздать оружие и одежду, придумать сценарий. Почему именно это место? Здесь находится и, похоже, всегда был один из бродов. Весьма вероятно, что именно по нему татарская конница должна была перейти на другую сторону реки и атаковать. Вообще, стояние на Угре должно стать стержневой темой парка, на ее основе можно составить самые разные туристические маршруты».

В парке «Угра» нет гостевых домов, подобных тому, что мы видели у Семена Митника. Остановиться есть где, но это будут те самые обычные крестьянские избы. Год назад выставлялись на конкурс несколько участков под создание гостевых домов по специально разработанному в парке проекту. Один из участков, как говорит Валерий Петрович, взяла какая-то из структур ЛУКОЙЛа – да так и исчезла с концами. Такой вот бизнес. Тем не менее поток туристов сюда стабилен, хотя и невелик – их «поставляют» из Москвы Центр экологического туризма и один из рыболовных клубов. Люди, узнавшие об этих местах, непременно приезжают сюда. Потому что только здесь можно понять, как оно все случилось с Ахматом.

Александра Толстихина

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


13.08.2021
Центр охраны дикой природы направил коллективное заявление в Московскую межрайонную природоохранную прокуратуру.



3.07.2021
29 июня состоялся вебинар проекта TEEBRussia по экосистемным услугам и биоразнообразию крупнейших городов России, которым посвящен 3-й том Прототипа Национального доклада по экосистемным услугам России.



4.06.2021
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы по проектам АО «Святогор»



18.05.2021
"Экосистемные услуги и экосистемный учёт: что это такое и зачем это нужно?" Вебинар о результатах проекта TEEB-Russia и особенностях экосистемного учета на ООПТ. Дискуссия с работниками из разных ООПТ России и экспертами в этой области.


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2021

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены