Eng

  На главную страницу

БЮЛЛЕТЕНЬ "НА ПУТИ К УСТОЙЧИВОМУ РАЗВИТИЮ", 10 декабря 2002 г.

Государство или бизнес
кто главный партнер НПО в вопросах
охраны природы?

На ком в первую очередь должны сконцентрировать свои усилия российские неправительственные организации, если они хотят рациональности в использовании природных ресурсов страны и экологической ответственности бизнеса? Ответ на этот вопрос зависит от того, какие политические и экономические условия сложились внутри страны, и насколько страна испытывает влияние международных процессов.

Особенность политического момента в России

В 2001-2002 гг. стали заметны первые плоды реализации президентского плана экономических и административных реформ. Государство планирует решать социально-экономические проблемы страны поэтапно. Приоритетами первого этапа являются макроэкономические задачи оздоровления финансов страны, экономического роста и улучшения качества государственного управления.

Упор делается на развитие финансово-промышленных групп, ориентированных на экспорт природных ресурсов. Считается, что связанные с этим отрасли обеспечат текущий экономический рост и дадут средства на модернизацию остальной промышленности. Механизмы распределения ресурсов и контроля их использования будут сосредоточены на федеральном уровне, а экономические условия в стране будут стабильными и предсказуемыми для крупных западных инвесторов. Поэтому парламент принимает законы, направленные на снижение уровня экологических требований и облегчение доступа крупного бизнеса к природным ресурсам. В регионах, богатых природными ресурсами, вновь избранные губернаторы, как правило, являются ставленниками крупных экономических структур.

Формулирование задач более поздних этапов социально-экономического развития отложено на неопределенное будущее. Власти считают, что на нынешнем этапе развитие таких элементов гражданского общества, как общественный контроль, участие общественности в принятии решений, достижение общественного консенсуса по вопросам, которые затрагивают широкие слои населения (приватизация земли и лесов и т.д.), усложнит и замедлит быстрое достижение поставленных целей.

В 2001~2002 гг. власти России также предприняли значительные усилия по улучшению имиджа страны на международной арене путем выплаты финансовых долгов, установления доверительных отношений. Цель этих усилий - показать, что Россия стала надежным и предсказуемым политическим партнером Запада, а российская экономика - привлекательна для крупных иностранных инвесторов. В связи с этим вступление России во Всемирную торговую организацию заявлено в качестве одной из главных целей. Усилия России на международной арене по повышению роли страны заставили российские власти вспомнить и о международных обязательствах, в частности, о грядущей встрече “Рио+10” в Йоханнесбурге. Отражением этой новой политики внутри страны стали активизация контактов с российскими общественными организациями по вопросам устойчивого развития и экологической безопасности.

Глобализация: российское экологическое движение и природно-ресурсные корпорации

Россия вновь становится привлекательна для крупных западных инвесторов. Например, Эксон Мобил и Бритиш Петролеум инвестируют в нефтегазовую промышленность, ИКЕА, Интернейшнл Пейпер - в целлюлозно-бумажную. Это не первый их приход, поэтому их прошлый опыт работы в российском государстве также небезынтересен. В 90-х

годах западные компании рассматривали Россию в качестве страны третьего мира и работали по стандартам, сильно отличающимся от норм, которым они следовали на западных рынках. В качестве партнеров с российской стороны, кроме компаний, они рассматривали и региональные власти. Они боялись долгосрочно инвестировать в российские предприятия из-за неясности вопросов собственности и сильного административного давления. В результате они оказались втянуты в социально-экологические скандалы, а их репутация значительно пострадала.

Российские власти в тот момент не располагали достоверной информацией о состоянии природных ресурсов, а приоритеты экономической политики не предполагали обеспечения неистощительности использования природных ресурсов. В своей деятельности НПО во многом подменяли слабоегосударство и беспомощную прикладную науку. НПО старались активно взаимодействовать с государственными органами власти, надеясь, что власти заинтересованы в улучшении экологических аспектов ведения бизнеса. Но это было не так. Отношения НПО с компаниями,занятыми добычей и экспортом природных ресурсов, характеризовались взаимным недоверием. Некое подобие диалога между НПО и российским бизнесом возникало только после того, как компании-импортеры российской продукции начинали испытывать давление со стороны своих потребителей на западных рынках. Успех к НПО приходил тогда, когда удавалось показать зарубежной аудитории природоохранную ценность какой-либо территории, а “внутренней” - экономическую несостоятельность или истощительность модели использования природных ресурсов.

Однако в последние годы произошли значительные изменения. Российский лесной бизнес укрупнился, у него появилась долгосрочная стратегия присутствия на западных и российских рынках. Органы власти, отвечающие за природные ресурсы, демонстрируют неспособность эффективно выполнять возложенные на них функции. Но в целом поведение государства стало более предсказуемым и экономически мотивированным, что значительно повысило инвестиционную привлекательность страны для иностранных компаний. Стабилизация экономической ситуации в стране сделала возможными долгосрочные инвестиции, в том числе с явным экологическим аспектом, а также сделала более сложной стратегию бизнеса (например, резко возрос спрос на российские недревесные продукты леса со стороны крупных агропромышленных концернов).

Нефтяные компании в последнее время стали уделять значительное внимание биржевым котировкам своего бизнеса и открывают структуру акционерного капитала. Целлюлозно-бумажные комбинаты инвестируют значительные средства в модернизацию производства, чтобы соответствовать требованиям западных рынков. Российские компании, например, концерн “Орими” или Пяозерский ЛПХ в Карелии, пошли на переговоры с НПО с целью достижения реального компромисса, поскольку конфликтные ситуации наносят ущерб репутации компаний. Крупные иностранные инвесторы также научились избегать открытых скандалов, хотя иногда противостояние с экологической общественностью, как, например, в случае с разработкой Ковыктинского газоконденсатного месторождения значительно.

Вместе с тем, коррумпированность и некомпетентность российских чиновников по-прежнему дает яркие примеры неэффективности честного сотрудничества крупного бизнеса и власти. Примером тому может служить скандал между ИКЕА и правительством Москвы по поводу строительства магазинов в Москве или между СтураЭнсо и правительством Карелии по поводу строительства лесопильного завода в Карелии.

Неправительственные организации и бизнес - неизбежность сотрудничества?

Потребность крупного бизнеса в прямом сотрудничестве с НПО растет. Его примерами можно считать: совместный проект СтураЭнсо и ВВФ РПО “Псковский модельный лес”, сотрудничество ИКЕА и “Лесной вахты России” при создании атласа малонарушенных лесных территорий России. Многие российские компании прямо заявляют региональным властям о том, что создание новых особо охраняемых территорий, значительно повысит конкурентоспособность продукции этих компаний на европейских рынках.

Наш анализ экологической политики крупных российских лесопромышленных предприятий показывает, что они уже знают, что такая политика должна быть, но еще не осознали зачем, и какой должно быть содержание экологической политики. Для них мероприятия по охране природы, - это, скорее, необходимое зло, а не долгосрочное повышение конкурентоспособности. Стремление компаний выглядеть серьезными и цивилизованными партнерами пока еще не подкрепляется соответствующим уровнем развития деловой этики.

Большинство проблем связаны с государственной политикой. Она могла бы значительно ускорить рост цивилизованности российского бизнеса, повышая роль общественности. Но, похоже, что это не является для властей приоритетами на настоящем этапе. Все это подчеркивает необходимость более тесных контактов НПО с бизнесом. Их целью должно быть не только решениеконкретных экологических проблем, связанных с данным предприятием, но и нахождение в бизнесе союзника, который поможет оказывать влияние на государственную политику.

М.Л. Карпачевский,
Центр охраны дикой природы

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


13.08.2021
Центр охраны дикой природы направил коллективное заявление в Московскую межрайонную природоохранную прокуратуру.



3.07.2021
29 июня состоялся вебинар проекта TEEBRussia по экосистемным услугам и биоразнообразию крупнейших городов России, которым посвящен 3-й том Прототипа Национального доклада по экосистемным услугам России.



4.06.2021
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы по проектам АО «Святогор»



18.05.2021
"Экосистемные услуги и экосистемный учёт: что это такое и зачем это нужно?" Вебинар о результатах проекта TEEB-Russia и особенностях экосистемного учета на ООПТ. Дискуссия с работниками из разных ООПТ России и экспертами в этой области.


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2021

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены