Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |  

«Традиционное природопользование»

ПРОБЛЕМЫ КОДИФИКАЦИИ ВИДОВ ТРАДИЦИОННОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА

М. А. Жуков, канд. биол. наук,
Всероссийский научно-координационный центр по проблемам Севера, Арктики
и жизнедеятельности малочисленных народов Севера Минэкономразвития России

Как справедливо отметил автор статьи, затронутые в ней проблемы чрезвычайно актуальны, но и чрезвычайно сложны. Поэтому, по общему мнению редколлегии, данная статья отнюдь не ставит "все точки над i", а призывает к широкому обсуждению темы. Мы обязательно вернемся к ней в одном из ближайших выпусков журнала.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 21 февраля 2005 г. № 185-р в целях реализации Концепции государственной поддержки экономического и социального развития районов Севера утвержден План мероприятий социально-экономического развития районов Севера. Этот достаточно обширный документ содержит 25 значимых и актуальных поручений, каждое из которых требует отдельного серьезного рассмотрения. В настоящей статье мы остановимся на одном из них – разработке перечня видов деятельности, относящихся к традиционному природопользованию коренных малочисленных народов Севера. Проект соответствующего постановления Правительства предполагается разработать к декабрю 2005 г.

Надо заметить, что обращение к проблемам коренного населения и традиционного природопользования естественно для российских изданий экологической направленности. Экологи – одна из первых крупных групп специалистов, обративших внимание на остроту проблем коренного населения и искренне стремившихся сделать все возможное для их решения. И эта вовлеченность экологов настолько закрепилась в общественном восприятии, что обсуждаемое поручение адресовано МПР России как главному исполнителю, что не вполне соответствует распределению предметов ведения между органами исполнительной власти, но полностью отвечает общераспространенным представлениям.

Что касается самого поручения Правительства, то нет нужды дополнительно обосновывать его актуальность – она очевидна. То, что этот вопрос до сих пор не разрешен к общему удовлетворению, говорит не о всеобщем небрежении и не о противодействии неких "злых сил", а о нетривиальности самой проблемы и неочевидности "простых решений", лежащих, казалось бы, на поверхности. У затрагиваемой проблемы две стороны: содержательная и формальная. Формальная сторона заключается в необходимости соотноситься в решении поставленной задачи с уже существующей правовой практикой. А практика такова: если мы собираемся установить некий перечень видов хозяйственной деятельности для целей нормативного правового регулирования (а для чего еще?), мы должны включить его в Общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД). Для этого придется привести этот перечень в соответствие со структурой классификатора и заложенными в нем принципами классификации видов деятельности. Нужно отметить, что структура ОКВЭД полностью соотносится со Статистической классификацией видов экономической деятельности в Европейском экономическом сообществе, и нужно быть готовыми к тому, что возможные предложения как-либо "усовершенствовать" принципы структурирования ОКВЭД с учетом оптимального решения конкретной обсуждаемой задачи могут быть восприняты как неуместные, то есть, разрабатывая перечень видов традиционного природопользования, мы должны сразу принять структуру ОКВЭД как данность и действовать в ее логике, а это потребует разнесения единого для нашего восприятия комплекса видов традиционного природопользования по разделам и подразделам ОКВЭД. Задача эта весьма непроста и требует самого пристального внимания.

Адаптация перечня видов традиционного природопользования к ОКВЭД – не единственная проблема его составления. Определяться придется буквально по каждому слову понятия "виды традиционного природопользования". Например, как должно трактоваться понятие "традиционный". Очень часто его понимают излишне буквально. Мишель Кусто – широко образованный исследователь и умудренный человек – во время съемок фильма о моржах Аляски искренне возмущался "нарушением традиций", поскольку эскимосы охотились на моржей не с гарпуном с борта каяка, а с крупнокалиберными винтовками на моторных лодках. Аналогичная ситуация имеет место и в отношении традиционного промысла китов и во многих других случаях. Как должно к этому относиться? С нашей точки зрения, традиционными являются объект и цель. Что касается способов, то традиционным было их постоянное совершенствование. Как только изобретались или оказывались доступными новые орудия промысла и средства передвижения, они немедленно брались на вооружение. Так должно быть и в настоящее время. Городские идеалисты, необдуманно выталкивающие коренное население назад в каменный век, пусть сами возьмут в руки гарпун и выйдут на промысел кита в обтянутой моржовыми шкурами лодке. Впрочем, промысел моржей и китов с гарпуном, медведей с рогатиной или пальмой1, иные аналогичные виды промысла всегда были опасны и всегда собирали свою дань человеческими жизнями. Может быть, кое-что из этих традиций следует как раз запретить из соображений слишком высокого риска.

Есть и другая мотивация – излишне долгое и мучительное умерщвление добычи. Например, Евросоюз давно требует от России перехода на так называемые гуманные капканы, обеспечивающие гибель попавших них животных не более чем через 2 минуты. Схожие ограничения по способам добычи могут быть применены и к другим видам промысла. В этой ситуации отход от "традиций" будет носить не только добровольный, но и вынужденный характер. Еще одна проблема: соотнесение традиционных способов и правил природопользования с современными требованиями и ограничениями. Это может касаться орудий промысла, которые ныне рассматриваются как браконьерские, сроков промысла или заготовок дикоросов, множества иных ситуаций. С нашей точки зрения, приоритет тут должен отдаваться современным требованиям и подходам, соответствующим текущей ситуации и общественным потребностям.

Самостоятельную проблему представляет собственно перечень видов деятельности. Дело в том, что в течение ХХ в. коренное население освоило и инкорпорировало в систему своих традиционно реализуемых трудовых навыков новые виды хозяйственной деятельности, например пушное клеточное звероводство. С нашей точки зрения, традиционным для коренного населения было постоянное расширение и обновление видов деятельности. Так, еще 3 - 4 века назад многие северные оленеводческие народы – нганасане, якуты, юкагиры, чукчи, коряки – оленеводами не были. Они были охотниками на диких оленей и ездили на собаках. Товарное крупностадное оленеводство в центральной и восточной Арктике – относительно недавнее явление. Почему мы должны искусственно ограничивать процесс саморазвития народов? Что мешает обществу поддерживать, например освоение коренными малочисленными народами Севера сферы туристических услуг, деятельности по лесовосстановлению, диче- и рыборазведению?

Еще одна проблема – виды хозяйственной деятельности, которые традиционны для подавляющего большинства народов России, например коневодство или овцеводство. О том, что коренной, но не малочисленный народ саха (якуты) – исторически не оленеводы, а среднеазиатские животноводы, разводившие лошадей, овец и коров, – известно довольно широко. Но серенным коневодством в обширных поймах Оби занимались и обские угры. Животноводство (разведение лошадей, коров, овец, верблюдов, яков и их помесей с коровами) является традиционным занятием центральноазиатских скотоводов – народов юга Сибири, часть которых относится к малочисленным народам Севера, а часть – нет. Должны ли мы в целях поддержки малочисленных народов придавать их овцеводству или коневодству особый статус в сравнении с совершенно аналогичным коневодством и овцеводством их соседей, не имеющих статуса малочисленных народов? В этом нет никакой уверенности, так как налицо неравные конкурентные условия, которые обязательно приведут к злоупотреблениям. В то же время помощь в восстановлении практически утраченного специфического хантейского коневодства какого-либо ущерба ни обществу в целом, ни соседям хантов не принесет.

Наконец, как относиться к производству традиционных товаров: одежды, утвари, сувениров (например, туесков из бересты для розничной продажи ягод)? Можно ли это производство рассматривать как форму природопользования или нет? С нашей точки зрения, заготовление бересты для туесков – это природопользование, а плетение из нее туесков – традиционная производственная деятельность, но это уже другие разделы ОКВЭД. По нашему мнению, поддерживать коренное население необходимо во всех сферах его деятельности (природопользование, производство, обучение и др.) независимо от меры традиционности. Мотивация – отсутствие опыта рыночных отношений в традиционных социумах, в традиционном образе жизни, особые трудности адаптации к жизни в рыночном обществе. Что касается этносохраняющего потенциала, то его несет в себе не только и не столько традиционное природопользование, сколько культурная среда как таковая. Ее можно поддерживать и в семье школьных учителей – самом модернизированном элементе традиционных сообществ.

Следует подчеркнуть, что хотя высказываемые автором мнения и предпочтения корреспондируются с видением проблемы целым рядом специалистов, общественного консенсуса по поднятым проблемам пока не существует и путь к нему еще предстоит пройти. Предлагаемая вниманию читателей статья носит постановочный характер и приглашает к обсуждению проблемы с целью формирования общих подходов, способных лечь в основу эффективных управленческих решений. Срок для такого обсуждения очень мал, хотя вполне возможно, что он еще будет продлен. Дело в том, что адресация поручения (МПР, Минрегион) не вполне корректна. Ведение ОКВЭД осуществляет Минэкономразвития России, организацией обязательного согласования проектов изменений к ОКВЭД является Федеральная служба государственной статистики, а такие виды деятельности, как оленеводство, собаководство, охота и рыболовство, находятся в сфере ведения Минсельхоза и курируемых им агентств. В этой ситуации можно ожидать внесения определенных коррективов в порядок исполнения распоряжения Правительства, а введение в число исполнителей новых ведомств является веским основанием для корректировки сроков.

_______________
1 Пальма - боевое оружие и охотничье орудие тунгусо-маньчжурских народов, представляющее собой относительно короткий и тяжелый тесак на длинном древке.


Олень. Резьба по кости. Автор Кейнитегын.

<< | содержание | вверх | >>

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


13.08.2021
Центр охраны дикой природы направил коллективное заявление в Московскую межрайонную природоохранную прокуратуру.



3.07.2021
29 июня состоялся вебинар проекта TEEBRussia по экосистемным услугам и биоразнообразию крупнейших городов России, которым посвящен 3-й том Прототипа Национального доклада по экосистемным услугам России.



4.06.2021
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы по проектам АО «Святогор»



18.05.2021
"Экосистемные услуги и экосистемный учёт: что это такое и зачем это нужно?" Вебинар о результатах проекта TEEB-Russia и особенностях экосистемного учета на ООПТ. Дискуссия с работниками из разных ООПТ России и экспертами в этой области.


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2021

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены