Eng

  На главную страницу

| Начало | "Кутса" | "Терский берег"| "Хибины" | "Лапландский лес" |

ВВЕДЕНИЕ

 

…если допустить ежегодный выруб леса в тысяч, то в непродолжительном времени через несколько лет годный лес вырубится весь и наша местность может обратиться в дикую пустыню.
Из письма саамов Нотозерского и Сонгельского погостов настоятелю Печенгского монастыря (6 апреля 1891 г).

В настоящее время большинство исследователей концептуально рассматривают биосферу как единое, глобальное образование, общепланетарную экосистему, функционирование которой служит основным регулятором общеземных процессов. Экологический баланс на планете поддерживается на основе действия принципа Ле Шателье - Брауна: при внешнем воздействии, выводящем планетарную экосистему из состояния устойчивого равновесия, это равновесия смещается в том направлении, при котором эффект внешнего воздействия ослабляется. В противном случае не происходит достаточного самовосстановления или даже процесс оказывается саморазрушающим. Как показано в ряде работ, действие принципа Ле Шателье - Брауна в рамках биосферы в наши дни глубоко нарушено и началась ее самодеструкция . В частности, если в конце прошлого века еще происходило увеличение биологической продуктивности и биомассы в ответ на возрастание концентрации углекислого газа в атмосфере, то с началом XX века наблюдается обратный процесс - биота выбрасывает углекислый газ, а биомасса ее автоматически снижается. Если этот процесс не приостановить, то умирание биосферы приведет к исчезновению человечества. Поскольку биосфера имеет лишь одно устойчивое состояние, единственным способом восстановить действие принципа Ле Шателье - Брауна является сокращение площадей антропогенно нарушенных земель (Реймерс, 1992). Категорический вывод о незаменимости естественной биоты в поддержании экологического равновесия планеты сделан в обобщающей монографии В.Г. Горшкова: "Нет никаких оснований для надежд построения искусственных сообществ, обеспечивающих стабилизацию окружающей среды с той же степенью точности, что и естественные сообщества. Поэтому сокращение естественной биоты в объеме, превышающем пороговое значение, лишает устойчивости окружающую среду, которая не может быть восстановлена за счет создания очистных сооружений и перехода к безотходному производству… Биосфера… представляет собой единственную систему, обеспечивающую устойчивость среды обитания при любых возникающих возмущениях… Необходимо сохранить естественную природу на большей части поверхности Земли, а не в генных банках и ничтожных по своей площади резерватах, заповедниках и зоопарках" (Горшков, 19990; с. 221-222). Сотрудниками Лаборатории экологии растительных сообществ Ботанического института РАН на основе результатов двадцатилетних исследований современного состояния лесных сообществ и его изменения под действием природных и антропогенных факторов пришли к выводу, что "для поддержания приемлемых для человека условий окружающей среды необходимо сохранение естественных сообществ (с давностью последнего нарушения более 100 лет) на территории равной 60% от общей территории России. Т.е. все существующие ненарушенные сообщества на территории России должны быть выведены из пользования на федеральном уровне" (Горшков, Ярмишко, 1999).

Одним из ключевых положений новой концепции поддержания экологического баланса с помощью особо охраняемых природных территорий, которая пришла на смену весьма прогрессивной в прошлом "эталонной стратегии" заповедного дела, является сохранение сохранившихся крупных массивов естественных лесов. Достаточно упомянуть, что в экосистемах неосвоенных лесов депонированы огромные количества углерода - примерно 433 млрд. тонн, что превышает возможный выброс углерода в атмосферу в течение ближайших семи десятилетий в результате сжигания минерального топлива и производства цемента, если сегодняшний уровень сохранится. Наряду с их ролью в поддержании глобального экологического равновесия, сохранившиеся большие массивы относительно малонарушенных естественных лесов важны с точки зрения сохранения биологического разнообразия. Они являются средой обитания для от 50 до 90% всех обитающих на суше видов (Брайант и др., 1977) и их способность сохраняться без вмешательства человека неопределенно длительное время позволяет естественным экологическим и эволюционным процессам по-прежнему создавать и поддерживать биологическое разнообразие. Таким образом, сохраняется "плацдарм" для повторной колонизации нарушенных и восстановленных лесов присущими им коренными видами. Неосвоенные леса также выполняют значительную часть экологических функций, обеспечивающих качество окружающей среды в конкретных регионах, как, например, защиту водосборных бассейнов и стабилизацию местного климата и, в конечном счете, состояние здоровья населения (Реймерс, 1992), а также служат "домом" для оставшихся на планете аборигенных народов.

За прошедшие 8 тысячелетий в ходе хозяйственного освоения человеком территории земного шара почти половина лесного покрова - 3 млрд. га (46%) - была сожжена, расчищена или вырублена. Каждый год уничтожается еще как минимум 16 млн. га. Большая часть остающихся сегодня в мире лесов представляет собой небольшие или сильно нарушенные фрагменты ранее существовавших полноценных экосистем, которые во многих случаях уже утратили способность устойчивого самовоспроизводства и значительную часть населявших их видов. Согласно оценкам специалистов Института мировых ресурсов (ИМР) в виде крупных и находящихся в сравнительно естественном состоянии экосистем сохраняется лишь 22% первоначального лесного покрова Земли, из которых почти половина приходится на бореальные леса (Брайант и др., 1997). Почти все сохранившиеся неосвоенные бореальные леса относятся к двум крупным территориальным массивам, один из которых простирается через значительную часть Канады и Аляски, а другой - России (рис. 1). В зарубежной Европе, которая уже потеряла две трети некогда существовавшего лесного покрова, остается лишь несколько небольших участков неосвоенного леса в Швеции и Финляндии, площадь которых составляет менее 1% от первоначального лесного покрова (Брайант и др., 1997). В то же время, из составленной ИМР сводки данных по неосвоенным лесам видно, что и эти страны вскоре могут потерять свои последние неосвоенные леса.

Согласно сводке ИМР, Швеция и Финляндия отнесены к категории стран "стоящих на краю" - в них сохранилось соответственно 3% и 1% от первоначально неосвоенных лесов, но и те, что остались, находятся под угрозой. При ранжировании факторов риска для неосвоенных лесов здесь в качестве основного источника угрозы выделены коммерческие лесозаготовки (80%). Так, по оценкам шведских специалистов, сейчас уже почти все леса таежной зоны Швеции трансформированы в коммерческие леса при проведении лесохозяйственных мероприятий (Персон, 1999) Одним из последствий является потеря более, чем 200 видов животных и растений и тенденция к снижению численности еще 800 видов (Хаммонд, 1999).

Ведение лесного хозяйства в коренных лесах Финляндии угрожает существованию 692 видов растений, грибов и животных, что составляет 41% от всех исчезающих в Финляндии видов (Virkkala, Toivonen, 1999).

Осознание многостороннего значения последних оставшихся крупных массивов неосвоенных лесов сделало их охрану важным политическим вопросом, на решение которого в западной части Баренцева региона выделяются значительные средства. Так, в Швеции только 2% всех лесов старше 160 лет не имеют статуса охраняемых территорий (Персон, 1999). Наряду с охраной всех сохранившихся коренных лесов предусматриваются работы по переформированию коммерческих лесов в естественные сообщества. В 1993 г. Служба леса и парков Финляндии инициировала устройство государственных старовозрастных лесов в Финляндии. На основании результатов этой работы по Северной Финляндии 15 мая 1996 года рабочая группа вынесла предложение о создании сети охраняемых природных территорий из 167 объектов общей площадью 293613 га. 27 июня 1996 года Правительство Финляндии приняло решение выделить в Северной Финляндии на организацию новых резерватов и расширение существующих 296600 га (Линдхольм, 1999).

Но основные возможности для реализации новой концепции поддержания экологического баланса путем территориальной охраны природы сосредоточены в восточной - российской - части Баренцева региона, где до настоящего времени сохранились крупные массивы малонарушенных экосистем.

В Мурманской области в целом, как и западной части региона, также преобладают вторичные (производные) леса, появившиеся в результате интенсивной хозяйственной деятельности (главным образом, широкомасштабных концентрированные рубок в течении второй половины XX столетия ). По нашим оценкам, площадь лесов, затронутых вырубками, составляет около 70% от всей лесной площади полуострова (Карта 1). Но лишь меньшую часть из них (около 14%) составляют наиболее разрушительные современные сплошные вырубки, которые велись с 60-х годов с применением тяжелой тракторной техники. Согласно обзорной карте "Угрожаемые неосвоенные леса Европы и России", опубликованной в докладе ИМР (Брайант и др., 1997) (Рис. 1), и карте "Последние крупные массивы малонарушенных лесов Европейского Севера России", подготовленной экспертами отделения международной организации "Совет Гринпис", даже в наиболее освоенной западной части Мурманской области еще сохранилось несколько крупных малонарушенных лесных массивов, входящих в число самых больших массивов коренных лесов на Северо-Западе России.

Рис. 1. Угрожаемые неосвоенные леса Европы и России (по: Брайант и др., 1997)

Одним из таких массивов является так называемый "Лапландский лес" - участок на северо-западе Кольского полуострова, ограниченный долинами рек Лотты и Ноты на севере и юге, государственной границей с Финляндией и западными склонами Сальных тундр - на западе и востоке, соответственно. Этот массив в сумме с граничащими с ним охраняемыми природными территориями - Лапландским государственным заповедником на востоке и национальным парком Урхо Кекконена на западе - включает в себя большую часть типичных природных ландшафтов Северной Фенноскандии и является крупнейшим комплексом естественных и близких к естественным природных экосистем в Северной Европе.

Основные причины высокой степени сохранности этого массива кроются в специфической истории хозяйственного освоения этой территории. До начала XIX века оставался нерешенным вопрос о границе между Россией и скандинавскими странами. В ситуации отсутствия ясности в вопросе о государственной принадлежности спорные земли материковой части Русской Лапландии долгое время были слабо затронуты колониальной политикой и по-прежнему оставались за саамами-скольтами Сонгельского и Нотозерского погостов. Кроме того, основные экономические интересы России были связаны прежде всего с побережьем Баренцева моря, где были богатые морские и звероловные промыслы. В то же время, по-видимому, именно ситуация, когда коренное население на спорных землях было вынуждено платить дань (в основном, пушниной) двум или даже трем государствам, стала одной из основных причин уничтожения местной популяции бобра. Тем не менее, жесткая зависимость традиционного природопользования скольтов от сохранности естественной природной среды вынуждало коренное население всеми силами препятствовать попыткам "освоения" своих территорий лесопромышленниками. Уникальным свидетельством высокой "экологической грамотности" коренного населения, понимавшего важную средообразующую роль лесного покрова, является прошение лопарей Нотозерского и Сонгельского погоста настоятелю Печенгского монастыря от 6 апреля 1891 г. В нем саамы писали о дошедших до них известиях о намерениях "финляндцев" начать ежегодные рубки "большого количества" леса и его сплав по Нотозеру, его притокам и реке Туломе, указывали на те негативные последствия их природопользованию, которые принесет вырубка лесов, и просили настоятеля ходатайствовать о запрете лесопромышленной деятельности на их территории. "Местность наша не изобильна лесами, и природа Лапландии не наделила нас удобствами к жизни, кроме тундр для пастбищ оленей, озер и речек, кои питают нас рыбою. При вырубке лесов могут обмелеть реки и озера, а сплав лесов по ним послужит главным препятствием для лова рыбы в оных, и мы всю жизнь охранявшие леса, не позволяли не только инородцам, но и сами пользовались только сухоподстойным лесом, который для нас очень дорог. Через такой значительный выруб лесов мы можем лишиться последних средств к нашему существованию… мы… всегда пользовались для своего домохозяйства лесами беспошлинно и продажи не позволяли, а в настоящее время не смеем допустить выруба лесов инородцами и селиться между нами… если допустить ежегодный выруб леса в тысяч, то в непродолжительном времени через несколько лет годный лес вырубится весь и наша местность может обратиться в дикую пустыню".

На западной части рассматриваемой территории, которая с 1921 года отошла к Финляндии, преимущественно традиционные способы природопользования сохранялись до 1939 года, пока приграничные территории не стали ареной военных действий. По окончанию второй мировой войны, когда граница вновь изменилась и Петсамо вновь отошло к России, саамское население, зная о мерах принятых к пограничным саамам в СССР в начале 30-х годов и репрессиях в отношении коренного населения в 1937-1939 гг., приняло предложение финского правительства и добровольно переселилось в Финляндию. В послевоенное время эта часть рассматриваемой территории отчасти из-за удаленности, отчасти из-за статуса погранзоны долгое время оставалась вне сферы интересов лесной промышленности.

В то же время, часть бассейна р. Туломы, оставшаяся в пределах России, уже в 20-е - 30-е годы стала ареной активной лесозаготовительной деятельности. В первую очередь пострадали леса в долинах рек Гирвас, Топор, Печа, а также по северо-восточному побережью Нотозера. Однако реальная угроза уничтожения всего массива коренных лесов на рассматриваемой территории возникла только с конца пятидесятых - начала шестидесятых годов XX века, когда начался быстрый рост объема лесозаготовок и стали широко применяться наиболее разрушительные сплошные рубки с применением тяжелой тракторной техники . За менее чем сорокалетний период, были практически полностью вырублены леса по северному берегу Верхнетуломского водохранилища, между поселком Верхнетуломский и горными массивами Туадаш и Сальных тундр, к югу от рек Нота и Вува, между рекой Лотта и предгорьями хребта Ионн-Ньюгоайв. В лучшем случае эти территории сейчас представляют собой огромные площади относительно свежих, перемежающихся с сосновыми молодняками, растущими на месте более старых лесозаготовок. Там, где рубки велись практически единовременно на больших площадях (как на территории южнее Верхнетуломского водохранилища, где действовал Ковдорский леспромхоз), сейчас образовались практически безлесные пространства.

Наиболее четкая оценка лесопользования в Мурманской области в этот период дана экспертами отраслевого Архангельского института леса и лесохимии: "…по интенсивности переруба лесосеки неистощительного пользования с Мурманской областью ни одна область на Севере сравниться не может. Лесопользования такого уровня интенсивности, такой степени хищничества нет ни в одной из соседних областей. Если оценивать размеры рубок в процентах от лесопокрытой площади, то окажется, что объемы лесоэксплуатации до 90-х годов на Мурмане были в 3-6 раз больше, нежели в сравнительно многолесных Архангельской области и республике Коми." . В 80-х годах объем лесозаготовок Верхнетуломского леспромхоза - наиболее мощного лесозаготовительного предприятия на рассматриваемой территории и в области до 90-х годов - достиг 380 тысяч кубометров в год, а затем стал постепенно сокращаться в результате истощения сырьевой базы.

К девяностым годам лесозаготовители Верхнетуломского ЛПХ начали "осваивать" последний на рассматриваемой территории крупный массив старовозрастных сосняков к северу от реки Явр , где были вырублены леса на южных склонах гор Тячтундра и Окуньтундра, а также долина р. Вокман в ее нижнем течении. От немедленного уничтожения массив спас общий кризиса лесной отрасли в 90-х годах, когда Верхнетуломский леспромхоз сначала был вынужден резко сократить объемы лесозаготовок, а в 1996 году - приостановить рубки в долине Явра в результате банкротства предприятия. Благодаря тому, что первостепенный интерес для лесозаготовителей представляли сосновые леса, в меньшей степени оказался затронутым лесозаготовками и целый ряд крупных массивов еловых лесов, несмотря на их большую доступность. Так, на территории, ограниченная горными массивами Туадаш и Сальных тундр на севере и рекой Вува на юге, а также в междуречье Ноты и Явра к востоку от границы Печенгского и Кольского лесхозов, где велика доля еловых древостоев, вырубки занимают приблизительно 30% и 60% площади, соответственно. Большие лесные массивы к западу от Верхнетуломского водохранилища и вокруг Туадаш Тундры, в которых преобладает ель, и вовсе остались практически незатронутыми лесозаготовками.

Конечно, нельзя сказать, что на незатронутой современными лесозаготовками территории "Лапландского леса" полностью отсутствуют антропогенные нарушения. Наряду с лесной промышленностью существенный "вклад" в нарушение и уничтожение естественных лесных сообществ на рассматриваемой территории внесли геологоразведочная деятельность и современное оленеводство. Так, в окрестностях Ловнозерского месторождения медно-никелевых руд к настоящему времени повсеместно нарушен напочвенный покрова в результате пожаров и широкомасштабного применения тяжелой вездеходной техники. В результате попыток ведения оленеводства в центральной части рассматриваемой территории, предпринятых в середине 90-х годов так называемым Фондом возрождения Кольских саамов, значительная: часть растительного покрова в местах выпаса на Парфатундре и Туельмтундре, а также в прилегающих горных лесах была полностью уничтожена .

Но даже в условиях этих нарушений, наличие в пределах рассматриваемого массива ряда рефугиумов естественной тайги давала лесам возможность восстанавливать исходный характер лесного покрова, поддерживать свои природные свойства и естественно развиваться в течение бесконечно длительного времени.

Долгое время сохранение лесных экосистем территории ради их полезных функций, реализуемых в более или менее широких окрестностях данной территории, не входило в число приоритетных задач территориальной охраны природы в Мурманской области. Расширение Лапландского государственного заповедника (ЛГЗ) в 1983 году, когда площадь заповедника была увеличена на 129577 га за счет западных и северо-западных территорий, в первую очередь преследовало взятие под охрану места выпаса дикого северного оленя, хотя при этом в территорию ЛГЗ были включены и ценные участки естественной тайги. Организовывавшиеся в рассматриваемом районе ООПТ - государственные охотничьи заказники "Вувский" (17250 га) и "Гирвасский" (127700 га), а также рыбохозяйственный заказник на р. Нота (15800 га) - создавались на время (10 или 20 лет) также для охраны мест обитания конкретных видов (дикого северного оленя, лося, озерно-речного сига и кумжи) (Приложение 1; Карта 3). При этом, режим заказников мог не накладывать ограничений на лесохозяйственную и другую деятельность, сопровождающуюся необратимыми нарушениями природной среды. Так, большая часть территории "Гирвасского" охотничьего заказника к настоящему времени пройдена сплошными рубками.

В какой то мере задаче сохранения массивов малонарушенных лесных массивов отвечало предложение Архангельского института леса и лесохимии, предусматривавшее расширение зоны притундровых лесов в Мурманской области. Данное предложение, базировавшееся на результатах всестороннего анализа природно-географических характеристик, предусматривало расширение зоны притундровых лесов на юг до широты рек Явр и Арьян, то есть обосновывало перевод в леса первой группы большей части сохранившихся массивов малонарушенной тайги.

На необходимость создания заказника в рассматриваемом районе указывали специалисты Полярно-альпийского ботанического сада-института (ПАБСИ) Кольского научного центра РАН. Основной целью такого шага являлась охрана ряда мест произрастания редких и охраняемых видов растений, выявленных экспедициями ПАБСИ за 30-е - 50-е годы и в 1987-89 годах.

Впервые вопрос о необходимости территориальной охраны малонарушенных естественных лесных экосистем в рассматриваемом районе был поднят только в 1995 году, когда в Администрацию Мурманской области был передан проект национального парка "Лапландский лес", подготовленный специалистами Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия РАН. По мнению авторов проекта, естественные леса на территории между Лапландским заповедником и государственной границей представляют "особую значимость" для России и Европы и только присвоение статуса национального парка сможет сохранить это "природное наследие" от уничтожения в ходе лесозаготовок и другого природопользования. Предполагалось, что проектируемый национальный парк в паре с финским национальным парком им. Урхо Кекконена станет вторым "узлом" в создаваемой вдоль финско-российской границы системе ООПТ (другой узел формировали уже существующих в Карелии и Финляндии два сопредельных национальных парка: "Паанаярви" и "Оуланка") (Приложение 2).

К сожалению, из-за ряда недостатков проекта, а также отсутствия заинтересованности в создании данной ООПТ со стороны представителей исполнительной власти позитивного решения по данному предложению так и не было принято. Подытоживая результаты совместного рассмотрения вопроса о создании национального парка "Лапландский лес" с Министерством природных ресурсов России, Госкомэкологии России, Минфином России, Минэкономики России, ФПС России и Администрацией Мурманской области, руководитель Федеральной службы лесного хозяйства России В.А. Шубин в письме Правительству РФ от 04.12.1996 г. доложил, что "вопрос создания национального парка "Лапландский лес" требует дополнительного изучения" (Приложения 3, 4, 5).

Основным недостатком проекта, согласно совместному заключению Мурманского областного управления лесами и Мурманского областного комитета экологии и природных ресурсов, являлось отсутствие материалов полевого обследования , что привело к необоснованности проекта в части определения общих границ и местоположения участков с абсолютной охраной (Приложение 6). Кроме того, выражалось сомнение в необходимости создания национального парка на территории, примыкающей к границе биосферного заповедника, который согласно действующему законодательству имеет "абсолютно те же возможности по зонированию и ведению хозяйственной деятельности в соответствующих зонах". В Заключении предлагался альтернативный план по охране рассматриваемой территории, предусматривающий следующие конкретные действия:

1. Выявить на основании проведенных к тому моменту времени полевых обследованиях указанной территории участков, подлежащих охране, в том числе:

  • мест обитания растений и животных; занесенных в Красные книги различных рангов;
  • ненарушенных и малонарушенных естественных экосистем.

2. Организовать на выявленных участках памятники природы в ведении Лапландского государственного биосферного заповедника.

3. Решить вопрос о расширении ЛГЗ или организации национального парка в том случае, если предлагаемая к охране территория будет удалена от границ заповедника.

Необходимо отметить, что к этому времени уже имелись необходимые материалы комплексного полевого обследования большей части рассматриваемой территории, выполненного в 1995 году совместной экспедицией Дружины охраны природы биологического факультета МГУ, кафедры высших растений биологического факультета МГУ, биологического факультета Пущинского государственного университета, Центра охраны дикой природы СоЭС и международной Сети спасения тайги (Taiga Rescue Network). В ходе этого обследования был выявлен целый ряд новых местообитаний редких и исчезающих видов животных и растений, охраняемых в соответствии с российским законодательством и международными договорами, а также определены основные участки малонарушенных естественных лесов. На основании этих результатов была начата работа над проектной документацией государственного природного комплексного заказника.

За прошедший период времени стал ясно виден один существенный недостаток принятого, в целом, аргументированного, решения по вопросу создания национального парка "Лапландский лес". Органы власти Мурманской области, признав в принципе необходимость создания в данном районе той или иной категории ООПТ, не приняли решения о резервировании соответствующих земельных участков и об ограничении на них хозяйственной деятельности, как это предусматривает часть 5 статьи 2 Закона РФ "Об особо охраняемых территориях". В ряде субъектов Российской Федерации уже существует и действует механизм такого резервирования. Так, в Нижегородской области с 1994 года действует решение областного Совета народных депутатов, согласно которому в пределах уникальных природных объектов и территорий, потенциально принадлежащих к природно-заповедному фонду, приостановлены приватизация, сдача в аренду, отвод земель, мелиоративные, дорожные, горнодобывающие и другие природопреобразующие работы до оформления и утверждения в установленном порядке паспортов (положений) на эти территории и объекты. В Читинской области на резервных территориях, обладающих набором признаков и качеств, позволяющих отнести их в будущем к той или иной категории ООПТ, разрешается только регулируемая хозяйственная деятельность, не допускающая необратимых изменений природной среды. При этом расходы, связанные с обеспечением статуса резервных территорий, покрываются за счет части средств областного бюджета (не менее 3% от суммы платежей за право пользования природными ресурсами) (Степаницкий, 1997). Постановлением председателя правительства Республики Карелия от 25.08.97 г. №482 "О дополнительном резервировании территорий под проектируемый национальный парк "Калевальский" объявлены зарезервированными "до окончательного определения границ национального парка "Калевальский" конкретные участки лесного фонда на общей площади 114,8 тыс. га.

Отсутствие соответствующего решения по "Лапландскому лесу" привело к тому, что к настоящему времени уже возникла реальная угроза фрагментации, а затем и полного уничтожения наиболее ценных (в плане возможности длительного самоподдержания) участков этого лесного массива. В первую очередь эта угроза исходит от активизировавшихся в этом районе лесозаготовителей . В частности, значительная часть лесного фонда рассматриваемой территории сдана в аренду АО "Природа". Кроме того, большая часть "Лапландского леса" охвачена широкомасштабными геологоразведочными работами, в ходе выполнения которых игнорируются и не выполняются природоохранные требования, связанные с наличием в районе работ местообитаний редких и охраняемых видов растений и животных . Строительство и улучшение дорог в ходе лесозаготовительной деятельности, а также приток экспедиционных работников ведет к усилению браконьерства на рассматриваемой территории. Были также отмечены попытки отстрела крупных хищных птиц оленеводами под предлогом защиты стада от нападений.

Между тем, ограниченность распространения коренных лесов и существующая опасность их полного уничтожения в Баренцевом регионе, вызывают все большую озабоченность проблемой сохранения "Лапландского леса", как в России, так и за рубежом. На "Лапландский лес" распространено действие моратория на лесозаготовки, а также покупку и использование заготовленной там древесины или продуктов ее переработки (Карта 14).. Данный мораторий является частью общеевропейской кампании природоохраных неправительственных организаций за сохранение старовозрастных лесах в Карелии и Мурманской области. Начиная с 1996 года, о своем присоединении к мораторию заявили все крупнейшие лесопромышленные компании Финляндии, а также ряд скандинавских компаний, чья деятельность связана с использованием российской древесины (Chuprov, Usov, 1998). "Лапландский лес" в связи с высокой степенью сохранности первичных таежных экосистем является одним из участков "Зеленого пояса Фенноскандии" - природного объекта, предлагаемого к включению в список Всемирного и Культурного наследия ЮНЕСКО (Приложение 7). Необходимость ограничить природопользования на рассматриваемой территории была отмечена в Меморандуме встречи "Зеленый пояс" в Рованиеми 16-18 декабря 1996 года, в которой с российской стороны принимали участие специалисты Управления заповедного дела Роскомэкологии и Комитета экологии Мурманской области (Приложение 8).

Заинтересованность в создании природного резервата на приграничной российской территории выражали администрации Лапландского государственного заповедника и национального парка им. Урхо Кекконена. Для ЛГЗ вопрос о включении в территорию ЛГЗ участков с ненарушенными экосистемами и расширения его охранной зоны в северо-западном направлении остается актуальным в первую очередь в связи с продолжающимся снижением эталонной ценности заповедной территории под воздействием выбросов комбината "Североникель". Существование граничащего массива малонарушенных экосистем имеет важное значение и для национального парка им. Урхо Кекконена, так как он существенно увеличивает эффективную площадь парка и значительно снижает риск утраты видов в результате "островного" эффекта, обеспечивая в качестве экологического коридора миграцию и самоподдержание элементов биоты. В прямой зависимости от сохранения полноценных естественных лесов находится вопрос о восстановлении либо исчезнувших, либо резко сократившихся в результате антропогенной деятельности местных популяций семги, бобра, европейской жемчужницы, дикого северного оленя. В частности, проблема сохранения высоких экологических качеств водосборного бассейна реки Туломы сейчас является наиболее актуальной с точки зрения предпринимаемых сейчас усилий по восстановлению местной популяции семги в рамках финансируемого TACIS "Проекта реки Туломы". Таким образом, учитывая возможное значение восстановления запасов лосося для местной экономики, задача сохранения "Лапландского леса" приобретает ясно выраженный экономический аспект.

С 1998 г. в Институте проблем промышленной экологии Севера Кольского научного центра РАН при участии широкого круга приглашенных специалистов ведутся работы по разработке эколого-экономического обоснования ООПТ "Лапландский лес" . В соответствии с упомянутыми рекомендациям Мурманского областного управления лесами и Мурманскгоскомэкологии при подготовке обоснования решались две основные задачи:

  1. Выявление участков, подлежащих охране, включающих места обитания растений и животных; занесенных в Красные книги различных рангов, а также крупные массивы малонарушенных естественных экосистем.
  2. Подготовка проектных предложений по организации на выявленных участках памятников природы и расширению Лапландского государственного биосферного заповедника.

Для выполнения такой оценки был найден, обобщен и проанализирован уникальный фактический материал, собранный в течение XX столетия несколькими поколениями отечественных и зарубежных исследователей. Особое внимание было уделено выявлению и исследованию малонарушенных естественных лесных массивов. Данная работа включала предварительное выделение потенциальных массивов естественных малонарушенных с использованием топографических карт, материалов лесоустройства, космических могозональных снимков высокого разрешения ИСЗ "Ресурс-03" и "SPOT-3" за 1997-1998 гг. и полевое комплексное обследование выделенных массивов.

Несмотря на ограниченные сроки полевых проектно-изыскательских работ (июль-август 1998 г.), было организовано ботаническое и зоологическое обследования малоизученных территорий в северной (бассейн р. Юмос) и западной (хребет Ионн-Ньюгоайв, долина р. Яурийоки) частях массива.

Значительное внимание уделялось инвентаризации и систематизация сведений о распространении редких (занесенных в Красные книги) видов живых организмов на территории "Лапландского леса", так как редкие виды в первую очередь исчезают из экосистем при нарушениях и, таким образом, характеризуют своим присутствием наиболее сохранившиеся сообщества (Волго-Уральская…, 1999; Мэгарран, 1992). Сокращение численности и потеря редких видов начинаются уже на первых стадиях деградации экосистем, когда изменения носят обратимый характер, а многие практически используемые свойства природных сообществ еще не утрачены. Таким образом, неблагополучное состояние редких видов может быть использовано для ранней диагностики нарушения экологического баланса (Соболев, 1997).

Были рассмотрены экологические аспекты основных видов природопользования на рассматриваемой территории. При этом особое значение придавалось детальной рекреационной характеристике территории как с точки зрения влияния существующей рекреации на состояние природной среды, так и с точки зрения возможностей развития этого вида природопользования при диверсификации местной экономики.

При обосновании проектных решений прежде всего учитывалась необходимость выполнения ООПТ его приоритетной природоохранной функции - сохранения крупных, функционально целостных малонарушенных естественных лесных массивов. При этом учитывались ряд характеристик, имеющих особое значение для устойчивого функционирования ООПТ (то есть, для сохранения их экосистем в желаемом состоянии): площадь, форма и фрагментированность территории, ее окружение (Волго-Уральская…, 1999; Носс, 1995; Соколов и др., 1997). Основное внимание при проведении границ уделялось результатам картографического анализа данных о размещении ценных природных комплексов и объектов, антропогенных и природных границ геосистем.

При разработке режима охраны ООПТ учитывался опыт создания и функционирования природных резерватов со сходными задачами в Финской Лапландии и других регионах Российской Федерации с близкими физико-географическими условиями и задачами охраны природы.

 

<<предыдущий раздел | оглавление | далее>>


| Начало | "Кутса" | "Терский берег"| "Хибины" | "Лапландский лес" |

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


13.08.2021
Центр охраны дикой природы направил коллективное заявление в Московскую межрайонную природоохранную прокуратуру.



3.07.2021
29 июня состоялся вебинар проекта TEEBRussia по экосистемным услугам и биоразнообразию крупнейших городов России, которым посвящен 3-й том Прототипа Национального доклада по экосистемным услугам России.



4.06.2021
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы по проектам АО «Святогор»



18.05.2021
"Экосистемные услуги и экосистемный учёт: что это такое и зачем это нужно?" Вебинар о результатах проекта TEEB-Russia и особенностях экосистемного учета на ООПТ. Дискуссия с работниками из разных ООПТ России и экспертами в этой области.


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2021

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены