Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |  

«ОХРАНА ЗАПОВЕДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ»

ОБ ИТОГАХ РАБОТЫ НАЦИОНАЛЬНЫХ ПАРКОВ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ РЕЖИМА
ОСОБОЙ ОХРАНЫ ИХ ТЕРРИТОРИЙ В 2003 г.

(С полным текстом документа можно ознакомиться на сайте http://reserves.biodiversity.ru)

По состоянию на конец 2003 г. специализированные государственные инспекции по охране территорий национальных парков (далее — службы охраны) 35 российских национальных парков насчитывали 2044 работника (в 2002 г. — 1990). В структуре служб охраны 33 национальных парков (в 2002 г. — 32) имелись специально созданные оперативные группы.

Всего в 2003 г. работниками охраны национальных парков было составлено 5043 протокола (в 2002 г. — 3822) по различным нарушениям установленного режима, в том числе: о самовольных порубках — 315 (в 2002 г. — 349), о незаконной охоте — 327 (230), о незаконном рыболовстве —1735 (1060), о незаконном сборе дикоросов — 121 (54), о самовольном захвате земли и незаконном строительстве — 9 (202), о незаконном нахождении, проходе и проезде граждан и транспортных средств — 1156 (775), о загрязнении — 182 ( 274), о нарушениях правил пожарной безопасности в лесах — 448 (в 2002 г. — 634). Всего было задержано 4664 нарушителя (в 2002 г. — 3387). Больше всего в расчете на одного работника службы охраны было составлено протоколов в национальных парках “Лосиный остров” (28,7), “Нижняя Кама” (14,5), “Угра” (5,6) и “Русский Север” (5,3).

В 16 национальных парках из 35 (как и в 2002 г.) задержание нарушителей сопровождалось изъятием 15 единиц нарезного и 45 единиц гладкоствольного оружия (в 2002 г. — соответственно 19 и 87). При этом из 60 единиц изъятого огнестрельного оружия 38, или 63%, было изъято охраной 4 парков —Прибайкальского (18), “Югыд ва” (8), Тункинского (7) и “Угры” (5).

Кроме того, за отчетный период у нарушителей было изъято 1708 (в 2002 г. —1828) сетей, бредней и неводов, 231 (376) вентерь, мережа и верша, 113 (170) капканов, 608 (993) петель и иных самоловов, 1 (6) комплект для электролова рыбы (в национальном парке “Башкирия”).

С нарушителей взыскано по постановлениям должностных лиц национальных парков 3185 тыс. руб. административных штрафов (в 2002 г. — 1306 тыс. руб.), а также 17 382 тыс. руб. по предъявленным искам о возмещении ущерба, нанесенного природным комплексам и объектам (в 2002 г. — 2261 тыс. руб.). Штрафные санкции к нарушителям наиболее масштабно и эффективно применяли 6 национальных парков, силами которых с нарушителей было взыскано 86% от всех штрафных сумм по системе национальных парков, а именно: “Приэльбрусье” — 753,5 тыс. руб., Сочинский — 222,8 тыс. руб., “Нижняя Кама” — 192,2 тыс. руб., “Угра” — 166,5 тыс. руб., “Лосиный остров” — 1355,7 тыс. руб. и “Самарская Лука” — 49,9 тыс. руб.

Умение и настойчивость в части взыскания с нарушителей исковых сумм, то есть в деле обеспечения возмещения ущерба природным комплексам и объектам национального парка, — важный показатель эффективности работы по охране территории. В 2003 г. наиболее принципиально, масштабно и эффективно решался вопрос о привлечении виновных лиц к гражданско-имущественной ответственности в 7 национальных парках, взыскавших с нарушителей максимальные исковые суммы, а именно: в “Лосином острове” — 15 627,0 тыс. руб., Сочинском — 848,3, “Югыд ва” — 277,2 тыс. руб., Тункинском — 88,1 тыс. руб., “Мещере”— 86,6; “Нижней Каме” — 70,4 тыс. руб. и в “Самарской Луке” — 70,3 тыс. руб.

В 93 случаях следственными органами по нарушениям, выявленным работниками охраны национальных парков, были возбуждены уголовные дела (в 2002 г. таких дел было 94) и 21 нарушитель (в 2002 г. — 33), совершивший экологические преступления, по приговорам судов был привлечен к уголовной ответственности.

Протоколы по делам о загрязнении природных комплексов, самозахвате земель и незаконном строительстве составлялись службой охраны лишь 12 национальных парков (в 2002 г. — 13): “Башкирии”, Валдайского , Забайкальского , “Лосиного острова”, “Нижней Камы”, “Плещеева озера”, Прибайкальского, Сочинского , “Таганая”, “Угры”, “Шушенского бора” и “Югыд ва”. И хотя для некоторых парков в силу особенностей их территории подобные нарушения нехарактерны (“Паанаярви”), все же данный факт свидетельствует о недостаточном в целом уровне контроля за состоянием охраняемых экосистем территорий ряда национальных парков страны и их охранных зон.

Необходимо отметить, что уровень организации и результативность работы служб охраны от парка к парку существенно различаются. Так, из 5043 нарушений, выявленных работниками охраны национальных парков, 542, то есть 11% от всего их числа (как и в 2002 г.), составили так называемые “безличные”, когда нарушители режима охраны установлены не были. При этом в Забайкальском национальном парке из 73 вскрытых нарушений “безличных” оказалось 63, в Водлозерском из 72 — 61, в “Чаваш вармане” из 5 — 3.

Обращает на себя внимание, что в национальном парке “Куршская коса” службой охраны было зарегистрировано только 5 случаев нарушений правил охоты, а каких-либо иных нарушений режима охраны в этом популярном месте отдыха, в том числе самовольных порубок и нарушений правил пожарной безопасности в лесах, согласно отчетным документам парка, выявлено не было.

В ряде национальных парков должные меры по привлечению нарушителей к установленной законом ответственности не принимались. Так, средний размер административных штрафов, наложенных в 2003 г. должностными лицами национального парка “Алханай”, составил 286 руб., Нечкинского — 310 руб., Прибайкальского — 340 руб., при том, что ст. 8.39 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает минимальный размер административного штрафа, который вправе налагать должностное лицо национального парка, в размере 500 руб. Из этого следует, что необходимые полномочия, предусмотренные в этой части действующим законодательством, руководством указанных парков в полной мере не использовались.

Ряд национальных парков ограничивался привлечением нарушителей исключительно к административной ответственности и не принимал должных мер по возмещению нарушителями нанесенного паркам ущерба, хотя действующее в этой сфере гражданское законодательство предоставляет в этой сфере значительные возможности. Так, в 2003 г. иски в возмещении ущерба не предъявлялись нарушителям в 6 национальных парках: Водлозерском , “Зюраткуль”, “Куршской косе”, Мещерском , Прибайкальском и Хвалынском .

Службой охраны национального парка Хвалынский в 2003 г. было выявлено всего 8 малозначительных нарушений установленного режима, при этом не составлено ни одного протокола о самовольной порубке леса и о незаконной охоте.

В национальном парке “Припышминские боры” в прошлом году вопреки требованиям Кодекса РФ об административных правонарушениях производство по делам, подпадающим под действие данного правового акта, практически не велось. Соответствующие методические рекомендации Департамента особо охраняемых природных территорий, объектов и сохранения биоразнообразия МПР России по данному вопросу в парке фактически не учитывались. В этом же парке за весь 2003 год силами двух имеющихся оперативных групп было составлено лишь 4 протокола (1 “безличный” протокол о незаконной охоте и 3 протокола о незаконном лове рыбы, из которых 2 “безличных”), причем за все второе полугодие ни одного протокола составлено не было. Налицо не только отсутствие реальной работы по борьбе с браконьерством, но и дискредитация самой идеи использования оперативных групп, успешно реализованной во многих заповедниках и национальных парках страны.

Службой охраны национального парка “Алания” в 2003 г. при составлении протоколов на граждан, задержанных на территории национального парка с нарезным оружием, что в соответствии с Правилами охоты в Республике Северная Осетия (Алания) приравнивается к охоте, не было принято никаких мер по изъятию этого оружия у нарушителей, а в дальнейшем руководство парка ограничилось лишь наложением административных штрафов, причем в минимально возможном размере. Именно так был решен вопрос в семи (!) случаях.

В целом среди национальных парков, службе охраны которых в истекшем году удавалось выявлять грубые нарушения установленного режима, в том числе с задержанием вооруженных браконьеров, умело использовать свои полномочия в части привлечения виновных к административной и гражданско-имущественной ответственности, обеспечить взыскание штрафных и исковых сумм в значительных размерах, необходимо особо отметить следующие: “Лосиный остров”, “Мещера”, “Нижняя Кама”, Сочинский , “Самарская Лука”, Тункинский , “Угра” и “Югыд ва”.

В. Б. Степаницкий,
заместитель руководителя Департамента
особо охраняемых природных территорий,
объектов и сохранения биоразнообразия
МПР России

<< | содержание | вверх | >>
 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


10.02.2022
Начинается прием заявок на участие в "Марше парков - 2022".



12.01.2022
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы ОВОС проекта «Комплекс заводов по производству метанола, аммиака и карбамида».



2.12.2021
В Вятском ГАТУ открылась художественная выставка «Портреты зверей Командорских островов».



9.11.2021
Открытое письмо экологических НКО к мэру Москвы о сохранении особо охраняемых и других природных территорий столицы.


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2022

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены