Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |  

«ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ»

К КОНЦЕПЦИИ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ РОССИИ

А. М. Волков

Существующая глобальная система ООПТ, по-видимому, не способна выполнить возлагаемых на нее задач - сохранения биоразнообразия, ненарушенных природных комплексов и биосферы в целом, так как все факты свидетельствуют о продолжающемся разрушении экосистем планеты (Данилов-Данильян и др., 1994). Коренная причина этого кроется в недостаточной общей площади экстенсивно используемых природных территорий, в том числе особо охраняемых, из-за чего ненарушенные территории не справляются с функцией поддержания газового состава атмосферы и не способны предотвратить "парниковый эффект" (Горшков, 1990; Данилов-Данильян и др., 1994).
Соответственно и существующая система ООПТ России в силу недостаточности ее площади и неэффективности функционирования не сможет ни остановить потерю биоразнообразия на территории страны, ни сохранить ненарушенные экосистемы (Алексеева и др., 1983).
Существующая система ООПТ Российской Федерации неэффективна и для выполнения тех задач, которые она могла бы выполнить: сохранения популяций угрожаемых видов животных и растений, эталонных сообществ, а также проведения мониторинга и исследований, обеспечивающих это сохранение.
Научные исследования, проводимые в большинстве заповедников, национальных парков и других ООПТ, фактически мало способствуют сохранению их природных комплексов, а результаты исследований, как правило, не востребуются службами охраны и государственными структурами, ответственными за сохранение биоразнообразия в регионе и стране.
Материальная поддержка существующей системы ООПТ за счет дополнительных источников финансирования в значительной степени ведет к растрачиванию средств впустую. Многие из наших заповедников и национальных парков как организации крайне неэффективны (Степаницкий, 1999), фактически они превратились в социальные фонды по поддержке своих малоработоспособных коллективов, а также пенсионеров и местных жителей, проживающих на этих ООПТ и в их окрестностях.
В целом консервативная охрана природных территорий себя не оправдала: ООПТ так и не стали органичными частями экономики России и культуры российского общества.

1. НОВЫЕ РЕАЛИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В РОССИИ И СИТЕМА ООПТ

Экономический кризис в России неизбежно затронул и систему ООПТ. Финансирование снизилось до минимума, роль федерального центра в управлении ООПТ существенно ослабла. Какие ориентиры деятельности ООПТ должны быть выбраны в этой ситуации?
В концептуальной статье Ю. Г. Пузаченко (1996) утверждается, что "обоснована средняя оптимальная доля охраняемых территорий: порядка 5-6% от общей площади региона… имея развитую сеть заповедников, можно быть в целом спокойным за состояние биологических ресурсов для будущих поколений. Даже если дело дойдет до почти полного уничтожения каких-либо видов вне пределов заповедников, то заповедники создают все условия для их восстановления за 30 - 50 лет". Основной функцией заповедников, по мнению автора, в современных условиях должно быть сохранение биологических ресурсов и биологического разнообразия, что следует считать составной частью обеспечения национальной безопасности. "В соответствии с этим, любые формы экономической и околоэкономической деятельности, связанные с прямым использованием биологических ресурсов, в том числе и в форме массового туризма, на территориях и на организационной базе заповедников, должны быть запрещены… Второй, подчиненной функцией, является осуществление экологического мониторинга и проведение долговременных научных исследований… Попытка поставить их (заповедники) хотя бы на частичное самообеспечение равносильна допущению коммерческой деятельности в системе Министерства внутренних дел, Министерства обороны, органах Госбезопасности".
К сожалению, события последних лет показывают, что в России реализуется один из худших сценариев развития общества и безопасность страны приносится в жертву совсем не государственным интересам. Ждать и убеждать кого-то в необходимости государственного подхода к заповедникам сегодня, по-видимому, уже бессмысленно. В регионах принимаются решения, вопреки российскому законодательству отторгающие тысячи гектаров заповедных территорий (Степаницкий, 1996). Необходимо найти выход из ситуации, в которой уже давно оказались заповедники. По существу, когда на государственном уровне принимались решения о создании заповедников, за этими решениями нередко стояли соображения престижа крупнейшей державы, а не аргументы экологической безопасности или культуры.
Сегодня системе ООПТ необходимо найти новое место в социально-экономической жизни страны. В противном случае ее ожидает разрушение.
В работе Ю. Г. Пузаченко (1996) отмечается факт, позволяющий увидеть перспективы развития заповедной системы. "Функции регионального управления, постулированные для биосферных заповедников, стимулировали участие научных коллективов заповедников в природоохранной деятельности регионов. Заповедники, ранее замкнутые в своей обороне от внешнего наступления со стороны ресурсопользователей, стали постепенно переходить к более активным позициям". От себя добавим: и к позициям более конструктивным. И это можно считать первой основой новой концепции деятельности системы ООПТ.
Если коллективы заповедников и национальных парков смогут стать нужными в процессе организации природопользования в регионах и привнесут новации, которые позволят местным хозяйственникам найти выходы в условиях скудеющих местных ресурсов, проблемы сохранения природных комплексов ООПТ станут менее острыми.
Далее, в цитируемой работе Ю. Г. Пузаченко обращается внимание на то, что в распоряжении Управления заповедного дела Госкомэкологии РФ имеется независимая информация о состоянии окружающей среды и ресурсов в регионах, получаемая из заповедников. Владение этой информацией может дать более высокий статус в системе управления в целом. Это вторая основа концепции деятельности ООПТ.
Что касается конструктивной деятельности ООПТ по участию в организации местного природопользования, то наилучшей сферой применения потенциала заповедников и национальных парков может стать экологический туризм. Однако Ю. Г. Пузаченко (1996) считает необходимым категорически запретить эту деятельность для заповедников, поскольку ее характер допускает возможность опасной подмены просвещения коммерцией и постепенный перенос маршрутов и пользований с сопредельных территорий на заповедные.
На самом деле сейчас и в обозримой перспективе для наших ООПТ гораздо большую угрозу представляет не туризм, а сельское хозяйство, лесная промышленность (Степаницкий, 1996), а также добыча минерального сырья. Эти виды деятельности неизбежно теснят систему ООПТ и могут подорвать ее раньше, чем сможет развиться массовый туризм.
Что касается утверждения о достаточности для сохранения биологических ресурсов доли ООПТ в 5-6% от общей площади регионов, то эта оценка не согласуется с данными ряда других авторов (Алексеева и др., 1983; Горшков, 1990; Данилов-Данильян и др., 1994). Этот вопрос является ключевым для концепции деятельности системы ООПТ: если для сохранения биологических ресурсов действительно достаточно зарезервировать всего 5% площади регионов, то можно замкнуть деятельность заповедников и национальных парков внутри их границ и на этом успокоиться. Если же для сохранения жизнеподдерживающих систем биосферы в целом и биоразнообразия в частности нужны существенно большие площади экстенсивно используемых территорий разного типа (в том числе и ООПТ), то необходима новая, более активная система деятельности.
В данной работе принят второй подход, на основе которого сформулированы основные положения концепции деятельности системы ООПТ РФ.

| вверх |

2. ОБЪЕКТЫ ОХРАНЫ НА ООПТ

Среди ценностей, которые сохраняются на территориях ООПТ, называют биоразнообразие (иногда - нативное биоразнообразие), ландшафты, ненарушенную биоту, редкие виды растений и животных, генетические ресурсы, гидроресурсы и др.
Биологическое разнообразие, несомненно, является одной из важнейших, но не главной ценностью ООПТ. Понятно, что и разнообразие абиотических компонентов и подсистем также обусловливает устойчивость биоценозов. Поэтому представляется более правильным говорить о природном, или структурном, разнообразии в понимании А. С. Мартынова и его коллег (Мартынов и др., 1995) как одной из важнейших ценностей ООПТ.
Поскольку общей ценностью дикой природы можно считать ее способность порождать и поддерживать жизнь во всех ее проявлениях, по-видимому, главной ценностью ООПТ (как системы в целом, так и ее отдельных составляющих) можно считать системы самоподдержания биосферы, природные "мощности", регулирующие состояние окружающей среды (Горшков, 1990). В этих системах можно выделить продукционную и информационную составляющие (Мартынов и др., 1995). В информационную составляющую входят природное разнообразие и информационные механизмы саморегуляции экосистем. Величину природного (структурного) разнообразия можно уподобить длине списка элементов и блоков, из которых состоит экосистемная "машина". Иными словами, информационная составляющая - это только инструментарий экосистемы. В целом информационные ресурсы экосистем по отношению к жизнеподдерживающим системам можно считать второй по значению ценностью, сохраняемой на ООПТ, хотя Н. Ф. Реймерс высказывал мнение, что именно информационные ресурсы являются главной ценностью ООПТ. Нам представляется, что всё зависит от того, что считать важнее: саму эволюцию или же ее основные творческие начала. Во всяком случае, сегодня основное внимание уделяется именно жизнеподдерживающим системам биосферы.
Поскольку многие природные механизмы самоподдержания экосистем остаются пока непостижимыми, они воспринимаются людьми как гармония, красота, тайна или высшее начало, присутствующее в природе. По-видимому, можно считать, что это две стороны одного и того же явления. Объединение этих ценностей важно прежде всего для того, чтобы присутствие информационно-духовной ценности на ненарушенных территориях ООПТ признавалось не только специалистами-естественниками, но и другими социальными группами. Тогда шансы ее сохранения повысятся. Сегодня все большее число авторов говорит о необходимости признания духовных, эстетических, культурных ценностей ООПТ (Борейко, Симонов, 1996; Кузнецов, 1997; Горшков, Горшкова, 1998). Для закрепления этих ценностей в Закон "Об особо охраняемых природных территориях" можно было бы рекомендовать внести следующее определение: "Основные ценности, сохраняемые на ОПТ, - жизнеподдерживающие системы, их информационные структуры, являющиеся предметом научного и духовного познания".
В это определение в неявном виде входит и такая характеристика, как размеры ненарушенной особо охраняемой территории, поскольку именно площадь определяет мощность систем самоподдержания.
Кроме того, через осознание обществом духовных ценностей ОПТ происходят своеобразное перетекание тонких природных структур в культуру общества и гармонизация других его институтов.
Иными словами, заповедное дело в целом является деятельностью, обладающей объективно высокими моральными стандартами. Цели и мотивы заповедания - не только прагматические, но и духовные, этические и эстетические. И заповедное дело должно последовательно и системно строиться так, чтобы вся деятельность заповедной системы России не противоречила тем духовным ценностям, ради сохранения которых она создавалась.
Возможна следующая последовательность внедрения этого подхода в деятельность системы ООПТ. После проведения общественных слушаний и дискуссий по этой проблеме необходимо внести в Закон "Об особо охраняемых природных территориях" дополнительную категорию - "ООПТ особого духовного значения".
Представление общественности таких территорий можно поручить специально утверждаемым региональным межведомственным комиссиям, состоящим из священнослужителей различных конфессий, ученых, писателей, художников, педагогов и т. д. Можно ожидать, что работа в таких комиссиях будет добровольной и активной, так как ее задачи отвечают глубоким духовным интересам деятелей культуры. Постоянная деятельность такой комиссии особенно важна для того, чтобы ООПТ включились в духовную жизнь общества, были бы востребованы обществом как реальные хранилища духовных ценностей. Если же в результате вышеописанных инициатив обнаружится, что в некотором регионе отсутствуют достаточно значимые общественные группы, воспринимающие духовные ценности природных территорий, то это будет означать, что здесь на сохранение ООПТ будут задействованы только прагматические мотивы. Очевидно, в разных регионах России восприятие общественностью духовных аспектов ООПТ будет существенно различаться. Показательно, что подобные инициативы уже начали осуществляться в Татарстане (Горшков, Горшкова, 1998).
Необходимо решить вопроси и о прекращении жестоких методов исследований на ООПТ (или по крайней мере на территориях особого духовного значения): отлов и умерщвление любых живых организмов - зверей, птиц, насекомых, а также растений. Неизбежную гибель животных в результате деятельности человека (на дорогах, тропах, электролампах и т. п.) на таких территориях следует минимизировать, изготавливая специальные переходы для животных на дорогах, сетки на лампах и т. п. Что же касается учетов животных и растений на ООПТ, то необходимо потрудиться над разработкой и внедрением таких методов учета и инвентаризации, которые исключали бы уничтожение животных и растений. В частности, стоит пересмотреть отношение к сбору и уничтожению растений на территориях ООПТ при гербаризация, укосах, спиливании модельных деревьев и т. п. Растения - тоже живые существа и имеют такое же право на жизнь, как животные и люди. И именно на ООПТ должна выполняться эта высокая этическая норма. Можно только приветствовать проект "Знания и добрая воля - альтернатива убийству", инициируемый эколого-просветительским центром "Заповедники".
Мировой опыт сохранения ненарушенных природных территорий на основе прагматических подходов показывает свою недостаточность и неэффективность. Там, где дикая природа сохранена ради каких-либо потребительских ценностей (рекреационных, генетических, водных или других материальных ресурсов), которые нужны людям как материальные блага, это сохранение стало возможным, как правило, за счет средств, полученных от уничтожения дикой природы в других местах.
2.1. Биоразнообразие и ненарушенная биота: конкуренция объектов охраны
Сегодня распространено мнение, что чем больше биоразнообразие данной территории, тем выше устойчивость данных экосистем. Хотя в большинстве ситуаций это действительно так, тем не менее для заповедного дела очень важна правильная расстановка приоритетов в каждом конкретном случае.
В работе А. С. Мартынова с соавторами (1995) приводится графическая иллюстрация следствий из теоретических моделей: большинство экосистем имеют максимальную устойчивость не при максимальном, а при некотором оптимальном биоразнообразии. Пример завышенного биоразнообразия - территории, испытывающие значительный антропогенный пресс.
Если в качестве основной цели заповедания безоговорочно принять сохранение максимального биоразнообразия, заповедники неизбежно превратятся в ботанические сады и зоопарки. При всей очевидной неприемлемости такой тенденции отчасти это и происходило на тех ООПТ, где, например, "с целью сохранения исторически сложившихся растительных ассоциаций и недопущения обеднения видового состава лугов" обосновывалось массовое сенокошение.
На необходимость сохранения спонтанного развития экосистем ООПТ как приоритетную задачу обращает внимание Ю. Д. Нухимовская (1998): "Исследователи, изучающие эту проблему не только с точки зрения сохранения видового разнообразия, но и с экосистемных позиций, едины во мнении, что абсолютная заповедность, т. е. сохранение спонтанного развития экосистем, наиболее полно отвечает естественному состоянию природы, являясь непременным условием получения необходимой информации при экологическом мониторинге".
Необходимо иметь в виду, что доминирование сохранения биоразнообразия над другими природоохранными задачами возникло в последние годы в определенной степени в связи с появлением Конвенции о биоразнообразии. Однако если обратить внимание на цели Конвенции: "Сохранение биологического разнообразия, устойчивое использование его компонентов и совместное получение на справедливой и равной основе выгод, связанных с использованием генетических ресурсов, в том числе путем предоставления необходимого доступа к генетическим ресурсам и путем надлежащей передачи соответствующих технологий с учетом всех прав на такие ресурсы и технологии, а также путем должного финансирования", то видно, что ее создателей беспокоило не столько сохранение устойчивости экосистем и жизнеподдерживающих систем биосферы, сколько вполне конкретные материальные выгоды от использования генетических ресурсов. Поэтому природоохранному сообществу России необходимо критически отнестись к уже возникшему перекосу в целом ряде документов, утверждающих приоритет сохранения биоразнообразия над другими природоохранными задачами. Хотя тактическая полезность бума в связи с биоразнообразием вполне понятна, нельзя не заметить, что во многом он связан с целями, чуждыми охране природы.

| вверх |

3. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СИСТЕМЫ ООПТ

3.1. ООПТ в социально-экономической системе регионов
Сегодня ООПТ добиваются природоохранных результатов главным образом запретительными методами. Неэффективность этого подхода очевидна, что и констатируют авторы одной из лучших концептуальных разработок в области заповедного дела (Данилина и др., 1998). Поскольку территории отдельных охраняемых природных объектов и общие площади сетей ООПТ относительно невелики, они не способны ни сохранить биоразнообразие и экологическое равновесие на своих территориях, ни способствовать экологической стабилизации регионов. Существенное увеличение общей площади ООПТ в большинстве регионов РФ нереально. Поэтому единственный выход видится в экологизации природопользования на используемых, но пока еще малонарушенных территориях, подвергающихся экстенсивной эксплуатации.
Казалось бы, экологизацией природопользования должны заниматься сами природопользователи, вынуждаемые к этому законами, подзаконными актами и иными нормативными документами, а также органами охраны окружающей среды. Однако в силу известных объективных и субъективных причин этого не происходит и не произойдет.
Необходимо признать, что в существующей государственной системе России отсутствуют структуры, предназначенные и способные включить ООПТ с их ландшафтно-экологическим и информационным потенциалом в систему решения региональных экологических проблем. Следовательно, у системы ООПТ остается возможность самостоятельно определить и реализовать свою роль в социально-эколого-экономических процессах.
Исходя из вышесказанного, социально-экономическая функция системы ООПТ должна заключаться в инновационной деятельности по экологизации природопользования в регионах, без чего эта система не сможет выполнить свои природоохранные задачи. Другими словами, система ООПТ РФ объективно нуждается в перенацеливании всей своей деятельности с консервативной охраны природных комплексов внутри границ ООПТ на активную экологическую политику в регионах.
Можно выделить следующие направления подобной политики в регионах:

  • разработка региональных законов и подзаконных актов, защищающих природные комплексы и объекты;
  • мониторинг состояния возобновимых природных ресурсов регионов (поверхностных вод, почв, растительного и животного мира);
  • информирование местного сообщества о состоянии возобновимых ресурсов;
  • разработка пакетов инвестиционных проектов, предусматривающих экологическую реконструкцию природопользования в регионе;
  • собственная деятельность по внедрению технологий ресурсосберегающего природопользования;
  • эколого-просветительская и образовательная деятельность, направленная на разъяснение своих целей и задач населению, а также создание позитивного общественного мнения в регионе по отношению к внедряемым проектам.

Освоение этой новой функции, например, заповедниками и национальными парками должно происходить поэтапно:
1. Открытие соответствующей темы НИР за счет очень небольшого бюджетного финансирования (практически достаточно выделения только фонда зарплаты на одного сотрудника). В результате такой проработки вопроса должны быть выявлены готовность и потребности региона во внедрении ресурсосберегающих технологий.
2. Выполнение отдельных договорных работ по научно-практическим мероприятиям, например, за счет средств регионального экологического фонда.
3. Создание хозрасчетного подразделения, занимающегося внедрением ресурсосберегающих технологий по договорам с заинтересованными предприятиями и организациями; маркетинг и посредническая деятельность в инвестировании региональных проектов ресурсосберегающего природопользования. Это же подразделение должно обеспечивать расчет ущерба, наносимого деятельностью различных хозяйствующих субъектов территориям ООПТ и сопредельным участкам, а также обеспечивать обоснование и прохождение исков о возмещении ущерба через судебные инстанции.
Расширение деятельности заповедников и национальных парков до масштабов физико-географических регионов важно также с точки зрения становления научных коллективов ООПТ как центров, способных найти свое особое место в решении научно-практических проблем регионов (Шварц, 1996).
Следует подчеркнуть, что самим коллективам заповедников и национальных парков в силу их слабости выполнение перечисленных задач в полном объеме на сегодняшний день не под силу. Поэтому речь идет о том, чтобы ООПТ пока выступали как посреднические и инициирующие структуры.
3.2. Экологизация деятельности коллективов ООПТ
Данное направление - необходимое условие эковнедренческой деятельности, необходимое и с психологической, и с практической точек зрения: чтобы иметь моральное право учить других, нужно сначала самим убедиться в возможности экологизировать собственную хозяйственную деятельность в современных условиях.
На сегодняшний день хозяйственная деятельность большинства наших заповедников и национальных парков крайне неэкологична и ресурсозатратна: в древних зданиях тепло через щели и дыры уходит в атмосферу, поэтому для их отопления ежегодно приходится заготавливать до 1000 и более кубометров дров, то есть вырубать до 10 га вполне жизнеспособных березняков и осинников; для подвоза этих дров тратятся тонны горючего, в то время как на пилорамах пропадают сотни и тысячи кубометров древесных отходов и т. д. На отопление одного кордона вырубается сухостой в радиусе нескольких километров от него, что, естественно, сказывается на почвах и кругообороте органики. Сплошь и рядом в заповедниках и национальных парках перевозки одного-двух человек или нескольких пудов грузов осуществляются тяжелой техникой, пожирающей по 30-50 л горючего на 100 км, а сами поездки совершаются из-за никудышной связи или ее отсутствия. Все эти траты на транспорт дают львиную долю в расходах на содержание основных средств в бюджетах заповедников и национальных парков. Поэтому их экономия - это и уменьшение воздействий на природную среду, и высвобождение средств на собственно экологическую реконструкцию хозяйства ООПТ.
Усадьбы заповедников и национальных парков и поселки при них зачастую представляют собой социумы, по объему хозяйственной деятельности намного превышающие непосредственные нужды охраны и мониторинга ООПТ.
Понятно, что и эти неэффективные затраты, и неизбежная хозяйственная деятельность по обеспечению сотрудников и жителей продуктами питания, получаемыми от личного скота, выпасаемого на охраняемых территориях, - все это делается в силу того, что руководители заповедников и национальных парков вынуждены решать текущие проблемы теми средствами, которые у них есть. С другой стороны, до сих пор никто и не спрашивал с руководителей: "Какой ценой поддерживается деятельность коллектива ООПТ?" Ни в каких документах не указано, что деятельность служб ООПТ сама должна быть ресурсосберегающей и экологичной.
Экологизация хозяйственной деятельности заповедников и национальных парков, по-видимому, может проводиться в следующих направлениях:

  • переход на теплосберегающее жилье и служебные помещения; утепление существующих строений и использование эффективной теплоизоляции при новом строительстве (кстати, новые СНИПы по сравнению с прежними требуют увеличения теплового сопротивления стен в 3 раза);
  • безусловное использование для отопления в первую очередь древесных отходов и валежника; рубки сырорастущего леса (в том числе и на незаповедной территории) для нужд ООПТ разрешать только при отсутствии более экологичного решения проблемы теплообеспечения; там, где это возможно, переходить на отопление биогазом; не обольщаться возможностями газификации зданий ООПТ за счет крупных газопроводов - экономический и политический кризисы в России и СНГ в недалеком будущем могут лишить нас этой возможности, а заповедники и национальные парки могли бы показать пример другим в изыскании более надежных и экологичных путей энергообеспечения;
  • по возможности переходить на пассивные солнечные коллекторы, альтернативную энергетику и технологии жизнеобеспечения типа проекта "Экодом";
  • жестко обусловить использование тяжелой техники для перевозки небольших грузов только чрезвычайными обстоятельствами;
  • развитие средств связи считать приоритетным по отношению к развитию транспортных возможностей ООПТ; использование автономной модемной связи и передачи документов с одного компьютера на другой, электронные расчеты с банками позволят отказаться от множества поездок сотрудников на центральную усадьбу, руководителей и бухгалтеров - в районные организации и т. д.; заповедникам и национальным паркам, чьи сотрудники разбросаны по поселкам и кордонам на расстоянии десятков, а то и сотен километров, необходимо освоить опыт и технику проведения селекторных совещаний.

3.3. Эколого-просветительская деятельность
Эколого-просветительская деятельность - очень обманчивый род занятий заповедников и национальных парков, на самом деле приносящий ООПТ скорее материальные, чем природоохранные результаты. Всплеск этой активности связан с ожиданиями, что, просветив население, главным образом школьников, мы получим мощную поддержку, которая позволит ООПТ лучше выполнять свои задачи. К сожалению, подобная поддержка, даже самая мощная, не может помочь реконструкции заповедной системы, находящейся в глубоком кризисе. Кроме того, не следует рассчитывать, что экопросвещение сможет изменить прагматический подход к природе у властных, производственных и коммерческих структур, а также потребительскую психологию населения. Судя по публикациям, в странах с высоким уровнем экологического просвещения, например в Нидерландах, Германии и США, проблемы сохранения ненарушенных территорий стоят еще более остро, чем в России, а опросы населения показывают, что люди там хотели бы изменить свой образ жизни в сторону более экологичного, но не могут этого сделать.
Какие пути развития эколого-просветительской деятельности (ЭПД) могут помочь ООПТ наиболее эффективно использовать ее потенциал?
Прежде всего необходимо отметить, что сегодня мы располагаем глубоко разработанной методологией собственно эколого-просветительской деятельности - разработками экоцентра "Заповедники" (см., например: Данилина и др., 1998). Несмотря на то что эти разработки опережают практику сегодняшней системы ООПТ, они могут сыграть ключевую роль в укреплении позиций этой системы, если будут использованы в работе не столько с широкими слоями населения, сколько в формировании в обществе новых структур, интегрирующих ООПТ как в процесс становления гражданского общества, так и в культурный процесс в целом. Интеллектуальная поддержка этих структур (общественных объединений, ассоциаций, отдельных инициатив) может помочь коллективам ООПТ выйти из состояния профессиональной изолированности и найти свое место именно в культурном сообществе. В "Севильской стратегии по биосферным резерватам" 1995-го года (Севильская…, 1996) достаточно убедительно показана необходимость введения человеческого измерения в деятельность ООПТ, комплексного решения проблем сохранения биологического и социокультурного разнообразия, рационализации экономических структур регионов. Деградирующий социум не спасет и не будет спасать от деградации природное окружение.
В соответствии с этим одной из новых задач ЭПД, по-видимому, должна быть специальная работа по экологизации и расширению менталитета коллективов ООПТ, преодоления профессиональной узости сотрудников нашей отрасли, что необходимо для включения ООПТ в социокультурную сферу общества.
Другими словами, одним из актуальных направлений ЭПД должно быть использование ее потенциала для активизации ключевых групп общества, способных влиять на социально-экономические и культурные процессы в регионах. В свою очередь, ключевые группы смогут эффективно использовать массовую общественную поддержку для продвижения природоохранных проектов и инициатив. При этом принципиально важно, чтобы деятельность самих ООПТ была достаточно экологичной, эффективной в экономическом отношении и ориентированной на актуальные эколого-экономические проблемы региона. В противном случае общественная поддержка ООПТ не будет иметь смысла.
Если разрыв между хорошим экологическим воспитанием и неэффективной практикой ООПТ затянется на долгие годы, это может породить разочарование у всех участников ЭПД, и второй волны экологического просвещения можно не дождаться.
Одновременно с общей реформой системы ООПТ сферу ЭПД можно перестраивать в направлении ее большей эффективности. По-видимому, каждый специалист в области экологического образования и воспитания в своей практике сталкивался с ситуацией, когда к моменту окончания средней школы воспитанники уже достаточно прониклись идеями сохранения дикой природы и задают вопросы, что же им делать дальше? В сегодняшней действительности мы можем предложить им учебу на биологических факультетах вузов с последующим проблематичным трудоустройством на низкооплачиваемую работу в системе ООПТ или в школах. Но многие молодые люди не имеют возможности учиться в вузах. Для тех же из них, кто все-таки получит образование, приложением природоохранных идеалов скорее всего будет образовательная деятельность. То есть учиться, чтобы учить других, чтобы они учили других, как охранять природу. Бессмысленность этого пути с точки зрения реализации природоохранных идеалов молодежь обнаруживает достаточно рано, и в результате многих выпускников постигает разочарование. Нам известны десятки молодых специалистов, вынужденных навсегда забыть об охране природы, так как большинству из них в природоохранной сфере невозможно зарабатывать на жизнь. В такой ситуации представляется логичным часть усилий и ресурсов ЭПД тратить на организацию негосударственных природоохранных и природовосстановительных структур, чтобы создавать рабочие места для молодых природоохранников. Тогда ЭПД не будет подобна разбрасыванию хороших семян в неподготовленную почву. Во многих заповедниках и национальных парках необходимо решить, что важнее: роскошный визит-центр или малое предприятие по лесовосстановлению или утилизации отходов рекреации?
В целом экопросвещение будет эффективно только тогда, когда займет свое место в системе деятельности ООПТ по экологической реконструкции природопользования в регионах.

| вверх |

4. КАТЕГОРИИ ООПТ

Термин "особо охраняемые природные территории" уже подвергнут критическому анализу. По смыслу он должен означать, что в стране существуют просто природные территории, то есть неохраняемые, далее - охраняемые природные территории и, наконец, особо охраняемые природные территории. Поскольку неохраняемых природных территорий в РФ согласно действующему законодательству нет, логично различать территории общего режима использования, по отношению к которым применяется общее земельное и ресурсное законодательство, и природные территории, по отношению к которым действует особое законодательство (то есть охраняемые природные территории, или ОПТ). И уже среди ОПТ логично выделять ООПТ, или те ОПТ, которые действительно охраняются особо: это территории, навечно изъятые из хозяйственного использования (заповедники, заповедные зоны национальных и природных парков, территории, отнесенные к ОПТ особого духовного значения, экологические резерваты и, возможно, некоторые другие).
Представляется необходимым ввести новые категории ООПТ:
- "Экологический резерват" - это ООПТ, как правило, достаточно большой площади, предназначенная для выполнения функции экологического стабилизатора в регионе и в биосфере в целом. Режим экологического резервата должен быть абсолютно строгим, таким же, как в заповеднике. Учреждаться эти ООПТ должны навечно. Но от заповедников экологические резерваты будут отличаться тем, что они не будут учреждениями, не будут иметь администраций и соответственно специальной охраны. Для чего это нужно? Для того чтобы ускорить процесс создания системы ООПТ РФ достаточной площади и экологической эффективности в условиях дефицита финансирования. Как же будет обеспечиваться особая охрана таких ОПТ? Поскольку основная функция экологических резерватов - эколого-стабилизационная, большая их часть будет образована в малонаселенных и пока еще не вовлеченных в эксплуатацию регионах. Это снимет для многих из них необходимость в специальной, тем более сильной службе охраны. С другой стороны, если ситуация потребует создания экологических резерватов в густонаселенной местности, здесь проблема охраны может быть решена за счет уже существующих правоохранительных и природоохранных структур (милиции, инспекторского состава региональных органов Госкомэкологии, лесной охраны и т. д.). Главное, что не потребуется создания затратных инфраструктур, в настоящее время непосильных для бюджета Управления заповедного дела Госкомэкологии РФ. Экологические резерваты могут иметь и собственно природоохранное преимущество перед заповедниками: на их территории не будет инфраструктуры, имеющей тенденцию к разрастанию и оказывающей негативное воздействие на природный комплекс, что будет способствовать сохранению нативности этих территорий. И еще: экологические резерваты - это, возможно, то, что заменит создание "бумажных заповедников".
- По-видимому, по аналогии со "Списком всемирного природного и культурного наследия ЮНЕСКО" логично ввести такую категорию ООПТ, как "территория природного наследия России", к которой следует относить уникальные природные и природно-культурные комплексы.
- "Живописные ландшафты". Хотя кажется, что проблему охраны живописных ландшафтов можно было бы решать через создание ландшафтных заказников, тем не менее выделение новой категории ОПТ представляется совершенно необходимым. Режим живописного ландшафта мог бы быть примерно таким же, как и у заказника, но в условиях, которые должны будут выполнять пользователи на территории живописного ландшафта, кроме обеспечения сохранности природного комплекса должно быть и условие сохранения эстетических качеств ландшафта. Кроме того, не обязательно, чтобы живописный ландшафт как ОПТ имел собственную администрацию.
- "Охраняемые природные территории особого духовного значения". С учетом ранее сказанного об информационно-духовных ценностях, сохраняемых на территориях ООПТ, необходимо внести в Закон "Об особо охраняемых природных территориях" эту новую категорию. По-видимому, не каждая ООПТ получит общественную оценку такого рода. И не всегда духовное значение территории будет совпадать с рангом и строгостью ранее установленного режима охраны, величиной биоразнообразия и даже со степенью ненарушенности экосистем. Логика отнесения конкретной ООПТ к территориям особого духовного значения может быть такой: если в обществе обнаруживается сравнительно большая общественная группа, воспринимающая данную территорию как источник духовных ценностей, то это достаточное основание для отнесения подобной территории к ООПТ особого духовного значения. Следует заметить, что это, скорее, дополнительный статус, который может присваиваться другим ОПТ, а не особый вид заповедного объекта.
4.1. Биосферные заповедники
Назрела необходимость внести некоторые коррективы как в практику деятельности биосферных заповедников, так и в их официальный статус.
Сам термин "биосферный заповедник" представляется неудачным. Сегодня признанной основой для определения всех аспектов создания и функционирования биосферных заповедников служит "Севильская стратегия биосферных резерватов" 1995-го года. Согласно этому документу, биосферный резерват (БР) должен обеспечивать три обязательные функции: охраны природного комплекса; долговременного использования; материальной базы для исследований и обучения. Для выполнения второй функции выделяется внешняя, допускающая хозяйственное использование зона резервата. Следовательно, вся территория БР не может быть отнесена к принятой в Законе РФ "Об особо охраняемых природных территориях" категории "заповедник", предусматривающей полный запрет хозяйственной деятельности на его территории. Да и само исторически сложившееся понятие "заповедник" подразумевает полную неприкосновенность. По-видимому, чтобы не вступать в противоречие с основной и изначальной идеей биосферных резерватов, их статус необходимо узаконить, в том числе путем внесения в Закон "Об особо охраняемых природных территориях" понятия "биосферный резерват". Ядрами биосферных резерватов, естественно, должны стать территории полностью неприкосновенных заповедников, а также заповедные зоны национальных и природных парков и некоторых других категорий ОПТ. Если наименование "резерват" не будет принято, как иноязычное, то можно предложить название "биосферная территория".
Следующая проблема биосферных заповедников: как определить эту категорию в Законе "Об особо охраняемых природных территориях"? В ныне действующем Законе записано: "Статус государственных природных биосферных заповедников имеют государственные природные заповедники, которые входят в международную систему биосферных резерватов, осуществляющих глобальный экологический мониторинг". Несложно заметить, что это определение не соответствует функциям БР, определенным в "Юридических рамках всемирной сети биосферных резерватов", а именно: "Комбинируя три нижеследующие функции (охрана, использование, материальная база), биосферные резерваты должны стремиться к тому, чтобы стать образцовыми участками исследования и демонстрации методов охраны и долговременного использования в региональном масштабе…" Из этого следует, что в "Севильской стратегии" в качестве определяющих для БР выделены другие функции, но никак не функция глобального мониторинга. Более того, в этом же документе подчеркнуто значение регионального аспекта деятельности биосферных резерватов.
Далее необходимо разобраться со следующими вопросами: какой смысл заниматься созданием биосферных заповедников (БЗ); для чего они нам нужны; не является ли эта категория излишней в системе ООПТ России? Последний вопрос возникает в связи с оценкой БЗ В. Б. Степаницким: "Биосферный заповедник - это очень хороший простой заповедник" (Минаева, 1998). По-видимому, это просто констатация того, что получается на практике. Следует ли продолжать такую практику? Например, ради того, чтобы заповедники имели хоть какую-то пользу от статуса биосферного.
Однако факты заставляют нас посмотреть на эту проблему с другой стороны. Идея биосферных резерватов появилась в 1970-е гг. как реакция ведущих деятелей охраны природы на повсеместно проявляющиеся неудачи в применении к охране природных территорий жестких законодательных и административных мер. Вот несколько выдержек: "Если заповедники находятся в районах с сильным демографическим прессом, не существует законных постановлений, которые сами по себе могли бы надолго предотвратить проникновение населения на охраняемую территорию и деградацию и разрушение имеющейся там флоры и фауны. Единственный выход состоит в том, чтобы помочь голодному крестьянину удовлетворить свои потребности, не разрушая природного богатства, которое принадлежит всем" (Халффтер, 1987, подчеркнуто мной. - А. В.). "Самого человека на охраняемых территориях следует рассматривать как составную часть экосистем, а не как незваного гостя, от которого следует избавиться" (М. Боу, 1987).
Что же было предложено? "С самого начала важно напомнить о той особой роли биосферных заповедников, которую они играли в Программе МАБ. Программа нацелена главным образом на то, чтобы согласовать или сочетать посредством проведения полевых исследований использование природных ресурсов с охраной природы… что является наиболее характерным для биосферных заповедников и отличает их от других охраняемых территорий мира" (Батисс, 1987).
Этот подход к созданию и функционированию БЗ, официально сформулированный в "Плане действий биосферных заповедников" в 1983 г., был воспринят в СССР, хотя и не сразу. При этом констатировалось, что не только наши, но и зарубежные БЗ практически не способны участвовать в организации регионального природопользования (Соколов и др., 1988).
В появившейся в 1995 г. "Севильской стратегии" акцент на организацию долговременного землепользования как важнейшей функции БР был еще более усилен. Кроме того, упомянутый документ был ориентирован на преодоление биосферными резерватами секторной природы существующих социально-экономических структур природопользования, а также на интеграцию экологических, социально-экономических и гуманитарно-культурных аспектов жизни местного населения.
Тем не менее в России развивается несколько иной подход к деятельности БЗ (Сыроечковский, 1998). Приоритет по-прежнему отдается научной деятельности БЗ, и более того, утверждается, что равномощная реализация всех функций этих ООПТ обычно невозможна (Пузаченко, 1998).
По-видимому, различие подходов заключается в том, что "Севильская стратегия" ориентирует БР на системную организацию деятельности: при выпадении хотя бы одной из трех вышеупомянутых функций или сведении деятельности резерватов к безусловно важной, но не единственной функции сохранения биоразнообразия конечный результат - гармония сохранения биоразнообразия и устойчивого ресурсопользования в регионе - так и не будет достигнут.
В России, особенно сегодняшней, невозможно делать ставку только на законодательные запреты хозяйственного использования ООПТ. Если не работать с природопользователями, осуществляющими свою деятельность близ границ ООПТ, то если не прямым, то косвенным воздействием с сопредельных территорий наши "строгие" ООПТ все равно будут нарушаться и деградировать. Именно поэтому нам нужна "Севильская стратегия", а не "простые" псевдобиосферные заповедники.
И в регионах этот процесс уже пошел. Судя по публикациям в периодических изданиях, в "Катунском" и Центрально-Лесном заповедниках, национальном парке "Смоленское поозерье" взят курс на разработку программ внедрения рационального природопользования на сопредельных территориях. Подобная же региональная программа деятельности ООПТ осуществляется в Нижегородской области (Каюмов, 1996).
Таким образом, имеются все основания для того, чтобы в Законе РФ "Об особо охраняемых природных территориях" дать определение биосферных резерватов, близкое по формулировке к тексту "Севильской стратегии": "Биосферный резерват - это комплексная ОПТ, в том числе входящая во Всемирную сеть биосферных резерватов, предназначенная для осуществления гармоничного сочетания трех функций:

  • охраны ландшафтов, экосистем, видов, биологического разнообразия в целом;
  • неистощительного использования природных комплексов для поддержания долговременного экономического и социокультурного развития;
  • материально-технической базы для демонстрационных проектов, экологического образования и подготовки специалистов, исследований и мониторинга, связанного с местными, региональными, национальными и глобальными вопросами охраны природы и долговременного использования ее ресурсов".

В этом определении заложено положение о том, что в России могут быть биосферные резерваты не только международного, но и федерального статуса. Это должно помочь становлению столь необходимой многофункциональности у наших ОПТ, не дожидаясь их включения в международную сеть. Практически важно, чтобы большинство сильных заповедников и национальных парков РФ фактически переходили на программы биосферных резерватов (Шварц, 1996).

| вверх |

5.ПРОБЛЕМЫ ОХРАНЫ И СОХРАНЕНИЯ ПРИРОДНЫХ КОМПЛЕКСОВ ООПТ

Существующие системы охраны ООПТ (инспекции, лесная охрана и др.) по своим функциям в основном предназначены для предотвращения физического вторжения нарушителей на охраняемую территории и не рассчитаны на предотвращение иных видов антропогенных воздействий: загрязнения; вселения чуждых видов; трансграничные воздействия на охраняемые популяции; изменения гидрологического режима и т. п. Поэтому даже самые успешные действия служб охраны по пресечению браконьерства и других очевидных нарушений режима ООПТ оказываются далеко не самыми нужными для действительного сохранения малонарушенных природных комплексов.
Основная причина здесь кроется в том, что в заповедной системе отсутствовали объективные критерии оценки эффективности функционирования заповедников как учреждений, предназначенных именно для сохранения природных комплексов. По существу, система как не была, так до сих пор и не нацелена на достижение конечного природоохранного результата.
Для реорганизации охраны ООПТ в этом направлении необходимо обозначить в Законе новые задачи - основной задачей ООПТ должна быть не охрана как самоцель, а сохранение и поддержание спонтанного развития и ненарушенности экосистем. А собственно охрана территорий - это лишь одно из средств сохранения их ненарушенности.
Решение такой задачи потребует организации на каждой ООПТ двух подсистем: службы мониторинга и службы сохранения природных комплексов (природовосстановления). Служба природовосстановления должна заниматься мероприятиями по предотвращению негативных воздействий на ООПТ, упреждением деградации имеющихся на ней природных комплексов.
Развитие этого подхода может состоять в том, чтобы деятельность каждой ООПТ оценивалась с помощью индикаторов, отражающих успешность деятельности коллектива по сохранению естетственности процессов в охраняемом природном комплексе. Это может отражаться в таких показателях, как: динамика синантропизации флоры и фауны; динамика доли вторичных и нарушенных сообществ; динамика загрязнения территории ООПТ; существенные изменения численности и структуры популяций индикаторных видов, среди которых могут быть как фоновые, так и редкие. Соответственно должна быть выявлена связь этих показателей с интегральными характеристиками состояния природного комплекса.
Если принять сохранение в качестве одной из главнейших задач ООПТ, то, наверное, логично и природные территории называть "особо сохраняемыми", а не "особо охраняемыми".
5.1.Зонирование территорий ООПТ
Законом РФ "Об особо охраняемых природных территориях" (ст. 9.3) устанавливается, что в заповедниках "могут выделяться участки, на которых исключается всякое вмешательство человека в природные процессы". Из данного определения следует, что могут быть и заповедники, на которых отсутствуют участки полной неприкосновенности. Кроме того, данное положение противоречит самой идее заповедных территорий. По сути вся территория заповедника должна быть неприкосновенной для любых вмешательств.
Приведенное выше определение больше подходит для территорий многофункциональных ООПТ, где для этого выделяются различные зоны (национальные и природные парки, биосферные резерваты). В этом случае принципиально важно иметь научные методы определения размеров абсолютно заповедных зон, достаточных для сохранения всего природного комплекса многофункциональной ООПТ в естественном состоянии. Эта же проблема должна обоснованно решаться и при создании сетей ООПТ.
С другой стороны, не менее важной задачей является определение допустимых размеров хозяйственных зон в государственных заповедниках. Принятое в вышеупомянутом Законе условие, что такие участки не должны включать "особо ценные экологические системы и объекты, ради сохранения которых создавался… заповедник", также противоречит идее заповедания целостных природных комплексов. По-видимому, допустимый размер хозяйственного вмешательства в природный комплекс, в частности заповедника, должен быть ниже порогов чувствительности всех подсистем этого комплекса: гидрологической, почвенной, флористической, фаунистической и т. д. И определяться это должно специальными исследованиями, а не произвольными решениями. В противном случае десятилетия существования на территории ООПТ хозяйственных объектов могут свести на нет все усилия по ее охране.
5.2. Охранные (буферные) зоны ООПТ
Вопрос о критериях, которым должна удовлетворять охранная зона каждой ООПТ, практически не разработан. Отсутствует даже официальное типовое положение об охранных зонах, содержащее указания на обязательный минимум ограничений хозяйственной деятельности.
Прежде всего необходимо определить назначение таких зон, основная функция которых должна быть буферная - сглаживание всех видов воздействий, проникающих с сопредельных территорий на особо охраняемую. Далее, буферные зоны должны обеспечивать необходимые условия существования для группировок животных, многолетний ареал обитания которых выходит за границы ООПТ. В ряде случаев буферные зоны необходимы и для сохранения условий воспроизводства обитающих здесь же популяций растений. Необходимы также дополнительные меры по охране водосборных бассейнов в тех случаях, когда их части выходят за пределы ООПТ.
5.3. Необходимая площадь ООПТ
В одной из публикаций, разбирающей различные подходы к определению необходимых размеров отдельных ООПТ (Алексеева и др., 1983), показано, что как с точки зрения сохранения популяций крупных животных, так и с точки зрения обеспечения физико-географической представительности и охраны водосборных бассейнов площадь отдельной ООПТ должна быть в среднем не менее 260 тыс. га. В этой же работе приводятся значения оптимальных с точки зрения сохранения экологического равновесия соотношений эксплуатируемых и естественных экосистем для каждой ландшафтной зоны.
Так, в лесостепной и лесной зонах естественные экосистемы должны занимать 25-50% площади, а в горных лесах - даже до 80-95%. Для возвращения биосфере способности поглощения углекислого газа площадь территорий с естественными сообществами необходимо увеличить в несколько раз (Горшков, 1990). Если согласиться с этими оценками, нынешние 1,5%, приходящиеся на долю ООПТ России, совершенно недостаточны для выполнения ими экологических функций.

| вверх |

6. МОНИТОРИНГ ПРИРОДНЫХ КОМПЛЕКСОВ ООПТ

6.1. Мониторинг состояния окружающей среды и природных комплексов отдельных ООПТ
В настоящее время признанным является определение мониторинга, сформулированное Ю. А. Израэлем в 1974 г., которое в сокращенном виде выглядит следующим образом: "Мониторинг - это система наблюдений, оценки и прогноза состояния природной среды" (цит. по: Тушинский, Семенова, 1983). Исходя из этого определения, наблюдения, проводимые во всех заповедниках по программе Летопись природы, можно считать составной частью мониторинга.
Летопись природы - это, по определению, свод отдельных фактов, результатов измерений, учетов компонентов природных комплексов ООПТ, но никак не система оценок состояния охраняемых популяций и экосистем. Такие задачи перед Летописью природы не ставились, в том числе и в известным методическим руководством К. П. Филонова и Ю. Б. Нухимовской (1985).
Некоторое время назад было распространено мнение, что Летопись природы - это ежегодные информационные сводки состоянии отдельных ООПТ, предназначенные для анализа в одном центральном учреждении, которое, в свою очередь, направляет свои рекомендации о природопользовании в каждый регион. Также существовало мнение, что Летопись природы - это бесценная информация для потомков, которые смогут на основе этих данных вывести закономерности естественного хода природных процессов. Сегодня уже понятно, что ни централизованная обработка данных из Летописей природы отдельных заповедников, ни сбор данных для потомков особого смысла не имеют. Основная причина этого в низком качестве данных по причине отсутствия конечной цели и методологической основы при их сборе.
Чтобы на основе подобных наблюдений организовать мониторинг природной среды на отдельных ООПТ, необходимо ответить на следующие вопросы:

  • какие инстанции и структуры являются заказчиками системы мониторинга отдельных ООПТ?
  • какая информация и для чего нужна этим структурам?

Для ООПТ, имеющих собственные администрации (заповедники, национальные парки, заказники), именно эти структуры и должны быть заказчиками мониторинговой информации; кроме того, заказчиками должны выступать вышестоящие, главным образом региональные, органы управления ООПТ. Этим органам нужны не столько первичные данные, сколько оценки и прогнозы состояния природных комплексов отдельных ООПТ и их компонентов. И нужны эти оценки в основном для того, чтобы ориентироваться на них как на индикаторы эффективности природоохранной деятельности коллективов ООПТ. В идеальных схемах первого периода заповедного дела в СССР предполагалось, что именно центр будет анализировать первичные данные заповедников. Этой идее так до сих пор не суждено сбыться. По-видимому, в процессе становления системы мониторинга ООПТ специализирующиеся на нем подразделения отдельных заповедников и национальных парков должны овладеть как методами сбора первичных данных, так и методами и методологией их обобщения, анализа и интерпретации результатов.
Следует отметить, что если организации, методикам и технике наблюдений, измерений и учетов по программам мониторинга посвящена обширная литература (Тушинский, Семенова, 1983; Израэль и др., 1985; Воробейчик и др., 1994), а в заповедниках накоплен немалый опыт, то оценка и прогноз состояния экосистем представляют значительно более сложную и практически не поставленную перед ООПТ проблему. А это значит, что большая часть собранных здесь мониторинговых данных оказывается бесполезной для природоохранных действий.
В определенной степени проблемы оценки состояния экосистем можно решать на основе обобщающих шкал, разработанных во ВНИИприроды (Оценка…, 1992). Но для получения наиболее информативных оценок состояния экосистем, таких, как устойчивость, спонтанность развития и так называемое "здоровье" экосистем, необходимы новые методы. К настоящему времени одним из наиболее эффективных подходов к оценке состояния природных комплексов можно считать разработки коллектива под руководством А .С. Мартынова (Мартынов и др., 1995; Атлас…, 1996). Однако для освоения подобных методологий сотрудниками ООПТ потребуются определенные организационные усилия.
Из очевидных задач по созданию реальной системы мониторинга на ООПТ следует назвать обеспечение репрезентативности наблюдений за отдельными компонентами биоты и абиотическими параметрами. К сожалению, во многих заповедниках вопрос об этом не возникал, так как методическое руководство по ведению Летописи природы (Филонов, Нухимовская, 1985) эту задачу не ставило. В результате характеристики, которые отражали состояние одного из ландшафтных районов, а то и урочища или даже биотопа часто необоснованно экстраполировались на всю территорию заповедника. Это характерно для метеорологических данных, фенологических наблюдений, учетов мышевидных грызунов и ряда других наблюдений.
Из перечисленного следует, что в условиях ограниченных ресурсов необходимо сосредоточить сбор всей мониторинговой информации на тех участках ООПТ, где возможно обеспечить представительность по отношению именно к этим природным выделам. И арены экстраполяции таких данных должны ограничиваться именно этими участками, а не переноситься механически на всю охраняемую территорию. Это важно и для достоверного отражения ситуации на данной ООПТ в отчетности перед вышестоящими инстанциями, и для правильных выводов администрации ООПТ о фактическом состоянии охраняемых экосистем.
С другой стороны, при всей желательности наблюдать возможно большее число компонентов биоты и измерять возможно большее число абиотических параметров, видимо, разумнее ограничиться только самыми необходимыми объектами и параметрами, но зато гарантировать представительность данных. Например, для лесной зоны России такой необходимый минимум можно ограничить следующим набором характеристик: среднесуточная температура воздуха, недельная сумма осадков, продуктивность растительности (прирост основных пород деревьев и урожайность травянистых растений и ягодников - 1 раз в год), численность основных травоядных и хищных животных. При этом, естественно, необходимо выбирать в качестве контрольных те виды, которые составляют основную трофическую цепочку, обеспечивающую основные потоки энергии в наблюдаемых экосистемах. Логика этого подхода убедительно изложена С. С. Шварцем и его соавторами (Шварц и др., 1968).
6.2. Мониторинг ООПТ и ЕГСЭМ
Каково место мониторинговых работ, проводимых заповедниками, национальными парками, а также системой ООПТ в целом в рамках единой государственной системы экологического мониторинга (ЕГСЭМ)? Очевидно, что в ЕГСЭМ нет других подразделений, которые могли бы взять на себя мониторинг эталонных экосистем и тем более мониторинг на уровне сети эталонных экосистем. В отсутствие заповедной системы в рамках ЕГСЭМ пришлось бы создавать собственную аналогичную структуру. Это обстоятельство должно быть максимально использовано руководством заповедников для того, чтобы ООПТ могли взять на себя одну из важных функций в социально-экономической системе общества.
Однако в связи с общим отставанием уровня мониторинговых работ ООПТ в ближайшее время в ЕГСЭМ смогут включиться только отдельные заповедники. Вероятно, подвижка в этом направлении могла бы произойти при условии целевого финансирования разработки и внедрения программы экосистемного мониторинга на базе сети ООПТ.
Существует еще одно возможное приложение мониторинговых данных, полученных на ООПТ. Это - участие в системе мероприятий по предотвращению опасных последствий изменений климата, предусмотренных Постановлением Правительства РФ от 19.10.96 г. № 1242. Хотя основным исполнителем работ, предусмотренных в этом документе, является Росгидромет, система ООПТ с ее эталонными территориями могла бы занять здесь ключевое место.

| вверх |

7. НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НА ООПТ

В первоначальных представлениях классиков заповедного дела России заповедники представлялись как базы для научных исследований, как "лаборатории природы" и "лаборатории в природе". Экологические функции ООПТ в то время не воспринимались как первостепенные. Может ли такое положение сохраняться в настоящее время?
Почему, несмотря на многочисленные исследования, проводимые на территориях ООПТ, природоохранная отдача от них для многих ООПТ весьма мала? Общий ответ прост: исследования, проводившиеся на ООПТ, в большинстве случаев не были ориентированы на решение проблем природоохранной практики. В лучшем случае исследования заканчивались составлением практических рекомендаций и передачей их в различные инстанции, где они годами лежали мертвым грузом. Разумеется, этот вывод не умаляет ценности самих исследований, и научные сотрудники не виноваты в отсутствии спроса у практиков на результаты своей работы. Но подобная ситуация сложилась закономерно.
В основном научные сотрудники заповедников и национальных парков до сих пор остаются квалифицированными сборщиками не востребованной практиками информации. В такой ситуации сотрудники, озабоченные своим профессиональным ростом, находили научных руководителей на стороне и брались за диссертационные темы. Однако, по-видимому, следует признать, что большинство этих тем отвечали в первую очередь интересам лишь самих диссертантов и их научных руководителей. Самые доброкачественные исследования, к тому же посвященные охраняемым объектам, но выполненные с ориентацией на диссертабельность, проходили мимо тех вопросов, в ответах на которые остро нуждалась природоохранительная практика. Да и структур, которые могли бы корректно сформулировать подобные практические вопросы, в заповедной системе России практически нет. Поэтому научные исследования в заповедниках приобрели академизированный характер.
Положение о НИР в заповедниках, утвержденное недавно Госкомэкологией РФ, лишь отчасти исправляет эту ситуацию, устанавливая приоритетность мониторинга по отношению к другим направлениям. Однако пора радикально изменить подход к НИР и определить в Законе "Об особо охраняемых природных территориях", что научные исследования, проводимые коллективами ООПТ, главным образом должны служить задачам обеспечения мониторинга и сохранения ненарушенности природных комплексов. Основным содержанием научных исследований, проводимых научными отделами ООПТ, должны быть разработки методик мониторинга, мероприятий по сохранению ненарушенности природных комплексов, а также по ресурсосберегающему природопользованию на сопредельных территориях.
Необходимо также решить вопрос о взаимоотношениях заповедников и национальных парков с учреждениями, желающими проводить фундаментальные исследования на охраняемых природных территориях. Ю. Г. Пузаченко по этому поводу пишет: "В современных условиях научная деятельность существенно капитализирована… Система заповедников… способна привлекать мировой капитал, поскольку они обеспечивают стабильность и экономическое развитие международных природоохранных структур" (1996). То есть на мировом научно-экономическом рынке учреждения российской фундаментальной науки выступают как продавцы научной продукции, производимой на базе отечественных ООПТ. Соответственно право использования ООПТ как источников первичной научной информации должно продаваться. При этом не обязательно эта торговля должна иметь денежную форму: возможен своеобразный бартер, когда за право работать на ООПТ учреждения фундаментальной науки предоставляют, например, определенные разработки методологического плана. Во всяком случае, общая ситуация требует различать интересы фундаментальной науки, являющейся свободным товаропроизводителем на мировом научном рынке, и науки заповедной, занимающей подчиненное положение в природоохранной отрасли.
Если принять ориентацию деятельности ООПТ на комплексное решение проблем сохранения ненарушенных экосистем и ресурсосберегающего природопользования в регионе, изложенную в разделе 3, перечень направлений научных исследований, перечисленный в Положении о НИР заповедников, следует расширить, включив в него кроме исследований биологического, экологического, географического и прочих естественнонаучных направлений исследования социально-экономической и гуманитарной ориентации.
Что касается традиционных направлений НИР в системе ООПТ, следует пересмотреть их организацию. В отношении инвентаризации флоры и фауны более адекватным будет такой подход, когда вместо самодостаточного поиска редких таксонов эта работа будет ориентирована на выявление изменений, происходящих в природном комплексе заповедника. Чтобы сделать эту работу выполнимой, нужно более критически отнестись к сложившейся практике инвентаризации всего и вся, потому что, проводя последовательные инвентаризации таксона за таксоном, мы рискуем так и не узнать о потерях в природном комплексе. Подведение итогов изменений в видовом составе сейчас особенно важно в связи с тем, что кризисные явления в биосфере не позволяют откладывать эту работу на будущее. Более эффективным подходом представляется слежение за изменениями в видовом составе определенных таксонов, по которым возможны повторные низкозатратные инвентаризации с периодичностью в несколько лет. Примером такого таксона может служить отряд грызунов, по которым повторные инвентаризации можно проводить каждые 5 лет, в то время как первичную инвентаризацию чешуекрылых не удается закончить и за 10.

| вверх |

8. УПРАВЛЕНИЕ СИСТЕМОЙ ООПТ РФ

Доминирование управления из центра, имевшее место на протяжении всего советского периода существования российских ООПТ, привело к почти полному отрыву деятельности заповедников от участия в решении региональных экологических проблем. Заповедники из-за академичности своей деятельности в большинстве своем в социально-экономических структурах своих регионов выглядели чуждыми образованиями. Такими большинство из них являются и сегодня. Однако жизнь требует участия ООПТ в местных социально-экономических процессах, поэтому децентрализация управления ООПТ в последнее время стала идти естественным путем.
Если разделение функций между управлением из федерального центра и региональным будет происходить стихийно, возможны существенные, а порой и непоправимые потери охраняемых природных территорий, десятилетиями сохранявшихся в относительной неприкосновенности. Центр не должен ждать, когда в регионах директоры ООПТ найдут общий язык с местной властью и руководством природоохранных органов и будет создана какая-то структура управления региональными ООПТ. Управление заповедного дела Госкомэкологии РФ могло бы направить этот процесс при условии создания группы внедрения менеджмент-планов интеграции ООПТ в социально-экономические системы регионов. Есть основания считать, что руководство регионов положительно отнесется к партнерству с ООПТ, берущими на себя участие в конструктивном решении конкретных местных проблем.
Сегодня эту инициирующую роль начинают брать на себя региональные ассоциации ООПТ. Однако эти ассоциации могут ограничиться лишь частными, посильными для них задачами, в то время как здесь необходима настойчивая и жесткая государственная линия. Именно Управление заповедного дела должно ставить новые задачи перед директорами заповедников. А при наличии согласованных планов и региональная власть будет требовать от ООПТ того же, что и центр.
Какими методами должно осуществляться управление системой ООПТ РФ? Очевидно, основной рычаг здесь - это финансирование из федерального бюджета. Но методы при использовании этого рычага могут быть разными.
Как следует из интервью В. Б. Степаницкого (Степаницкий, 1999), Управление заповедного дела Госкомэкологии РФ в распределении финансов придерживается принципа приоритетной поддержки сильных коллективов заповедников: "Ну а если директор - пьяница, инспекторы - браконьеры, а научные сотрудники - бездельники, рассчитывать на нашу приоритетную поддержку явно не стоит".
Этот подход напоминает историческую байку об особенностях финансирования лесников: "Поскольку должность у лесника воровская, жалованье ему положить самое небольшое". К чему это привело в лесной отрасли - известно. Поэтому если такой метод управления будет применяться и дальше, то многие российские заповедные территории ожидает деградация, а затем и упразднение заповедного режима местными властями. Прецеденты имеются (Степаницкий, 1996), и следует прогнозировать нарастание таких тенденций.
Конечно, самоликвидация неработоспособных коллективов ООПТ путем минимизации бюджетного финансирования для оздоровления инфраструктур отрасли в определенной степени полезна. Но для того, чтобы не пострадали охраняемые территории, такое оздоровление необходимо проводить под особым контролем за их состоянием.
Главное, что необходимо внести в управление ООПТ, - это управление с ориентацией на индикаторы состояния природных комплексов. Сегодня, например, Управление заповедного дела ориентируется на такие показатели работы коллективов ООПТ, как количество составленных протоколов о нарушениях, суммы взысканного ущерба, объемы дополнительно привлеченного финансирования, число опубликованных статей, рейтинги научных сотрудников, общий имидж заповедника. Понятно, что ни один из этих показателей не отражает действительную природоохранную эффективность работы коллектива ООПТ, сохранение или снижение ненарушенности природного комплекса в результате всей деятельности коллектива.
Разработка индикаторных показателей состояния природных комплексов - дело не настолько новое, чтобы быть бесперспективным. Для того чтобы на их основе принимались управленческие решения, необходимо повысить надежность и универсальность используемых методов. Средства на эти разработки должны найтись: ради получения такого инструмента управления можно еще некоторое время подержать часть ООПТ на голодном пайке. На местах к этой ситуации уже привыкли.
8.1. Необходимые первоочередные действия системы управления ООПТ
Определенно можно сказать, что система управления ООПТ должна сочетать инициирующую и упреждающую деятельность центра с повседневной работой соответствующих региональных управлений. Если исходить из того, что у федерального Управления заповедного дела появится конструктивная Концепция развития ООПТ, его задачи можно будет представить следующим образом:

  • подготовка и проведение через Государственную Думу РФ поправок к Закону "Об особо охраняемых природных территориях", вытекающих из Концепции;
  • разработка и проведение через Правительство РФ пакета подзаконных актов, вытекающих из новой Концепции ООПТ;
  • не дожидаясь принятия поправок и подзаконных актов, проведение серии совещаний с директорами и сотрудниками ООПТ, а также с региональным природоохранным активом (администраторами и депутатами), на которых довести до актива ООПТ новую Концепцию, доводы в обоснование необходимости перехода на новую систему деятельности (эти акции необходимы как для психологической перестройки кадров, так и для организации общественной кампании и лоббирования принятия новых нормативных актов);
  • подготовка с помощью регионального актива комплексных программ перехода регионов на устойчивое развитие (ресурсосберегающее природопользование), в которых будет расписано многостороннее участие региональной системы ООПТ в этих процессах;
  • организация разработки пакетов новых методик сохранения и охраны малонарушенных природных комплексов, мониторинга, менеджмента проектов ресурсосберегающего природопользования, работы с населением;
  • организация работы по подготовке и переподготовке всех кадров (главным образом руководящих) для освоения новых методов работы;
  • организация работы по созданию (переформированию) региональных управлений ООПТ под новые задачи;
  • отслеживание состояния природных комплексов ООПТ, их региональных систем, а также состояния природной среды в регионах в целом по индикаторным характеристикам, получаемым как от служб мониторинга ООПТ, так и из других источников;
  • директивные указания администрациям отдельных федеральных ООПТ и информирование региональных управлений ООПТ о необходимости корректировок деятельности в направлении поставленных и согласованных природоохранных целей;
  • отслеживание социально-экономической и экологической ситуации в стране и регионах с целью определения момента перехода к реализации нового этапа деятельности по Концепции или корректировке последней.

Повседневная деятельность региональных управлений ООПТ должна заключаться в реализации своих задач, заложенных в региональных программах перехода к ресурсосберегающему природопользованию:

  • организация работ по зонированию территорий регионов по степени нарушенности природных экосистем;
  • организационные мероприятия по созданию биосферных резерватов в каждом регионе;
  • организация региональной системы мониторинга ООПТ и включение ее в ЕГСЭМ;
  • кадровая и финансовая политика по отношению к ООПТ.

Такие вопросы, как структура федерального Управления заповедного дела, механизмы взаимодействия с региональным руководством и отдельными ООПТ и некоторые другие, будут решаться, когда система ООПТ РФ определит свое место в социально-экономической структуре общества.
Если попытаться представить условия реализации перечисленных предложений, то прежде всего необходимо рассмотреть сценарий, при котором сохраняется сегодняшний уровень производства, наполнения бюджетов всех уровней, законности и порядка в стране и т. д.
В этих условиях необходимо пользоваться тем, что инвестиции в геологоразведку и разработку месторождений минерального сырья будут ограничены, и резервировать как можно больше территорий, не требующих штатов: экологических резерватов, заказников. Необходимо увеличить усилия по созданию зон регулируемого ограниченного природопользования. Насколько это возможно, вводить в таких зонах льготный экономический режим для экологичных пользователей. В каждом регионе желательно создать хотя бы по одному биосферному резервату с функционированием на основе принципов "Севильской стратегии".

| вверх |

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Алексеева Л. В., Нухимовская Ю. Д., Реймерс Н. Ф. Особо охраняемые природные территории: реальность, проблемы и перспективы // Природа. - 1983. - № 8. - С. 34 - 43.
Атлас биологического разнообразия лесов Европейской России и сопредельных территорий / Гл. ред. А. С. Мартынов.- М.: Изд-во ПАИМС,1996. - 144 с.
Батисс М. Биосферные заповедники мира: современное состояние и перспективы // Охрана природы, наука и общество: Материалы I Междунар. конгр. по биосферным заповедникам. - М., 1987. - С. 14 - 18.
Борейко В., Симонов Е. Зачем же создавать заповедники? // Заповедный вестник. - 1996. - № 5.
Воробейчик Е. Л., Садыков О. Ф., Фарафонтов М. Г. Экологическое нормирование техногенных загрязнений наземных экосистем (локальный уровень). - Екатеринбург: Наука, Урал. изд. фирма, 1994. - 279 с.
Горшков В. Г. Энергетика биосферы и устойчивость состояния окружающей среды. - М.: Изд-во ВИНИТИ,1990. - 238 с. - (Итоги науки и техники. Сер. теоретич. и общие вопр. геогр.; Т. 7).
Горшков Ю., Горшкова Т. Заповедник + монастырь: симбиоз или нейтрализм? // Заповедный вестник. - 1998. - № 5 (38).
Данилина Н. Р., Степаницкий В. Б., Ясвин В. А. Концепция работы государственных природных заповедников и национальных парков Российской Федерации по экологическому просвещению населения // Заповедники и национальные парки. - 1999. - № 26. - С. 30 - 35.
Данилов-Данильян В. И., Горшков В. Г., Арский Ю. М., Лосев К. С. Окружающая среда между прошлым и будущим: мир и Россия. - М., 1994.
Израэль Ю. А., Филиппова Л. М., Инсаров Г. Э., Семевский Ф. Н., Семенов С. М. К проблеме оценки и прогноза изменений состояния экосистем // Пробл. экол. мониторинга и моделирования экосистем. - Л., 1985. - Т. 7. - С. 9 - 26.
Каюмов А. А. Региональная стратегия заповедного дела // Материалы парламентских слушаний "Заповедное дело в России". - М., 1996.
Кузнецов А. О значении охраняемых территорий и концепции экологического просвещения // Заповедный вестник. - 1997. - № 4 (28).
Мартынов А. С., Флинт В. Е., Артюхов В. В., Виноградов В. Г., Пузаченко Ю. Г., Букварева Е. Н., Каменнова И. Е., Бобылев С. Н., Соловьева С. В., Челинцев Н. Г., Яницкая Т. О., Бутовский Р. О., Бобров Ю. А. Анализ социально-экономических факторов, влияющих на биологическое разнообразие. -М.: Изд-во ПАИМС, 1995. - 228 с.
М. Боу. Предисловие // Охрана природы, наука и общество: Материалы I Междунар. конгр. по биосферным заповедникам. - М., 1987. - С. 5 - 6.
Нухимовская Ю. Д. Управление динамикой растительного покрова заповедников // Заповедное дело: Науч.-метод. записки. - 1998. - Вып. 3. - С. 9 - 21.
Оценка состояния и устойчивости экосистем / Под ред. В. А. Красилова. -М.: Изд ВНИИприроды,1992. - 127 с.
Пузаченко Ю. Г. Заповедники России - гарант сохранения самовосстановительного потенциала природы. Концептуальные положения // Заповедное дело: Науч.-метод. записки. - 1996. - Вып. 1. - С. 8 - 22.
Пузаченко Ю. Г. Концепция биосферных заповедников в изменяющихся социально-экономических условиях // Там же. - 1998. - Вып. 3. - С. 90 - 95.
Севильская стратегия для биосферных заповедников // Заповедное дело. - 1996. - Вып. 1. - С. 94 - 109.
Соколов В. Е., Пузаченко Ю. Г., Гунин П. Д., Зыков К. Д. Биосферные заповедники: цели и проблемы // Природа. - 1988. - № 1. - С. 34 - 46.
Степаницкий В. Б. Проблемы и перспективы сохранения и развития государственных природных заповедников в Российской Федерации // Материалы парламентских слушаний "Заповедное дело в России" - М.: *****,1996. - *** с.
Степаницкий В. Б. Заповедники еще живы… // Охрана дикой природы. - 1999. - № 1 (12). - С. 14 - 15.
Сыроечковский Е. Е. Об итогах деятельности рабочей группы по биосферным заповедникам // Заповедное дело: Науч.-метод. записки. - 1998. - Вып. 3. - С. 87 - 90.
Тушинский С. Г., Семенова Т. Ю. Основные направления глобального фонового мониторинга состояния окружающей среды // Биосферные заповедники и глобальный мониторинг окружающей среды. - М., 1983. - С. 124 - 184. - (Итоги науки и техники. Сер. Охрана природы и воспроизводство природных ресурсов; Т.14).
Филинов К. П., Нухимовская Ю. Б. Летопись природы в заповедниках СССР / Отв. ред. В. Е. Соколов, К. Д. Зыков. - М.: Наука, 1985. - 143 с.
Халффтер Г. Биосферные заповедники: охрана природы для человека // Охрана природы, наука и общество: Материалы I Междунар. конгр. по биосферным заповедникам. - М., 1987. - С. 151 - 155.
Шварц Е. А. Проблема сохранения заповедников как научно-исследовательских организаций в современных условиях // Материалы парламентских слушаний "Заповедное дело в России". - М., 1996.
Шварц С. С., Смирнов В. С., Добринский Л. Н. Метод морфофизиологических индикаторов в экологии наземных позвоночных. // Тр. Ин-та экол. растений и животных Урал. фил. АН СССР. - Свердловск, 1968. - Вып. 58. - С. 1 - 387.

| содержание | вверх |
 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


10.02.2022
Начинается прием заявок на участие в "Марше парков - 2022".



12.01.2022
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы ОВОС проекта «Комплекс заводов по производству метанола, аммиака и карбамида».



2.12.2021
В Вятском ГАТУ открылась художественная выставка «Портреты зверей Командорских островов».



9.11.2021
Открытое письмо экологических НКО к мэру Москвы о сохранении особо охраняемых и других природных территорий столицы.


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2022

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены