Eng

  На главную страницу

«Давайте разберемся»

ТУРИСТЫ В ЗАПОВЕДНИКАХ: КАК И СКОЛЬКО?

В. Чижова,
Географический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова

Особо охраняемые природные территории (ООПТ) Рос-сии – это основа основ не только для сохранения нашего природного наследия и развития науки, но также для экологического образования населения. С этим уже практически не спорят. Появились даже специальные словосочетания в природоохранном лексиконе — такие, как “открытая классная комната”, “школа природы”, “учебная тропа”, — имеющие непосредственное отношение к этой теме. И если вначале эти термины применялись лишь к национальным паркам, то теперь все чаще можно услышать их и при характеристике деятельности заповедников.

Мировой опыт экологического образования через развитие эко-туризма в ООПТ несравненно богаче отечественного. Несмотря на явные достижения последних лет, становление его в нашей стране в целом находится лишь на самом начальном этапе. Причины этого кроются не только и не столько в трудностях экономического характера, на что ссылаются чаще всего, но прежде всего в специфике российской заповедной системы.

Как известно, подавляющее большинство федеральных ООПТ России всегда являлись сугубо научно-исследовательскими учреждениями, нацеленными преимущественно на строгую охрану природы ради развития науки, слежения за состоянием природной среды и отдельных ее компонентов, сохранения генофонда. А экологическое образование населения, которое тоже входило в задачи заповедников, базировалось лишь на посещении музеев природы, проведении лекций и выездной работе со школьниками в ближайших населенных пунктах. Сами же охраняемые территории, как правило, все-гда были закрыты для любых посетителей, профессионально не связанных с заповедной наукой. И именно этот факт, бесспорно, по-зволил создать уникальную в своем роде систему заповедников, которой по праву может гордиться Россия.

Начавшееся около 20 лет назад создание сети национальных парков в нашей стране некоторым образом способствовало расширению арены экологического образования. Однако, как показывает практика, для нашей огромной страны с ее природными и историческими особенностями, этого явно недостаточно. И простое увеличение числа национальных парков в сочетании с развитием в них экопросветительской деятельности проблемы в целом не решит.

Бурный подъем познавательного интереса к природным резерватам во всем мире на фоне наших кризисных экономических проблем побудил некоторые российские заповедники всерьез задуматься и внести коррективы в программы экообразования на базе своей территории. Большинство из них, как следует из проводимых опросов, главным положительным результатом “сближения” заповедника с населением видит прежде всего подъем престижа самого природо-охранного учреждения. При этом происходит переориентация представлений людей о целях и задачах конкретного заповедника и всей заповедной системы в целом. Ведь не только в нашей стране, но и, как свидетельствует зарубежная пресса, во всем мире на протяжении всей истории существования резерватов нетронутой природы среди широких слоев населения их нередко считали свободными территориями с большими возможностями эксплуатации природных ресурсов. Они рассматривались как источник получения экономической прибыли, выгодного вложения капитала, возможность обеспечить трудовую занятость значительной массы населения. Влияние этой точки зрения как главенствующей порой заметно и сейчас. И изменить эту точку зрения на противоположную, т.е. показать истинную, непреходящую ценность заповедной природы, возможно только путем долгой, кропотливой эколого-просветительской работы, проводимой прежде всего самими заповедниками. Это прежде всего в их интересах, чтобы информация о природном потенциале заповедников, их уникальных объектах и результатах научной работы была доступна не только сравнительно узкому кругу профессионалов, но и все большему числу людей. И в том числе тем, кто может оказать су-щественную поддержку и поднять общественное мнение, увидев воочию красоту и богатство этих прежде закрытых для них терри-торий.

Направления этой деятельно-сти, а также успехи отдельных заповедников в деле развития экологического образования уже неоднократно обсуждались на российских и региональных семинарах, начиная со встречи в Кавказском заповеднике в 1994 г. и заканчивая (по времени) там же осенью 2000 г. Но если на первой встрече тему разговора можно было обозначить как “можно или нельзя”, то уже через 6 лет развитие экотуризма в заповедниках провозглашалось “как данность” и предметом обсуждения стало “если можно, то как и сколько”. Другими словами, каким образом (разумеется, в ограниченных пределах) это следует делать в тех заповедниках, где природные и исторические условия не препятствуют в принципе развитию экотуризма? Как определить этот самый предел допустимой нагрузки?

Почти 30-летний опыт работы автора по нормированию рекреационных нагрузок на природные комплексы, который в последнее десятилетие тематически сузился до границ национальных парков и заповедников, позволяет утверждать, что решение как первого, так и второго вопросов напрямую связано со спецификой каждого конкретного заповедника. Нет и не может быть абсолютных, точных, тем более количественных, указаний, какой процент заповедной земли может быть “отдан” под развитие экологических маршрутов; какова должна быть их протяженность, соотнесенная с площадью охраняемой территории; сколько следует устанавливать оборудованных мест кратковременного отдыха на километр пути. И наконец, сколько посетителей в день, в месяц, в сезон можно пропустить через заповедник без ущерба для его природы.

Как уже отмечалось, суммарный мировой опыт сохранения природного наследия в сочетании с развитием экотуризма намного богаче нашего, отечественного. Однако ни анализ зарубежной литературы, ни личное знакомство с отдельными национальными парками наиболее “продвинутых” в этом направлении стран (США, Канады, Великобритании, Австралии и некоторых других) не дает столь желанных для большинства российских руководителей заповедной системы нормативных показателей развития экотуризма. Более того, в мировой практике широкое распространение получила методика определения допустимых изменений ландшафта как альтернатива методике допустимых нагрузок. У нас же по-прежнему в руководящих документах о развитии экотуризма закреплена необходимость определения предельно допустимых нагрузок. Поэтому ниже речь пойдет именно о них.

Говоря о допустимых нагрузках на природу, прежде всего следует заметить, что не надо путать их с оптимальными нагрузками. С точки зрения природы (если бы человек смог встать на эту точку зрения), оптимальным было бы полное отсутствие людей. Если же рассматривать эту проблему с позиций общества, то в качестве теоретической основы установления допустимых нагрузок приходится принимать компромисс между “дикой” и антропогенно измененной природой. Аналогичным примером может служить установление предельно допустимых концентраций каких-либо веществ в воздухе или в воде: компромисс между абсолютно чистым состоянием, с одной стороны, и недопустимо грязным — с другой.

Существует много разных методик расчета допустимых нагрузок на различные природные комплексы при их массовом посещении. Большинство из них основаны на определении порога или границы устойчивости природного комплекса. При этом сама устойчивость не является величиной (вернее, характеристикой) постоянной. И зависит она не только, а порой и не столько от внутренних свойств самой природы, но также и от характера внешней нагрузки: возраста посетителей, соотношения женщин и мужчин, степени организованности группы, программы посещения и т.д. При этом сам факт, что мы пытаемся определить норму нагрузки не на обычном туристском маршруте, а в пределах заповедника, значительно осложняет дело по всем показателям. Взять хотя бы возраст посетителей. На обычном туристском маршруте – это обычно молодые люди, в среднем от 16—18 до 28—30 лет. В заповедник же приходят люди, как правило, более широкого возрастного диапазона: от местных школьников до пожилых ветеранов. И все они стремятся пройти экологическими маршрутами, которых в заповеднике по сути не так уж много (в среднем 1—2 сквозных, остальные – радиальные вблизи охранной зоны или по ее территории). Так что возможность выбора маршрута сужается, а возрастной диапазон посетителей-туристов, наоборот, расширяется. Соответственно увеличивается и число конкретных показателей, от которых зависит норма нагрузки на маршрут.

Выражением этих показателей является степень агрессивности туризма по отношению к природе. Как правило, наименее агрессивными считаются кратковременные экскурсии. По сравнению с ними организованный туризм (то есть путешествие продолжительностью не менее 2 дней) агрессивнее раза в три. Соответственно в 3 раза должны быть снижены нормы нагрузок при данном виде посещения. Если речь идет о самодеятельном туризме (а такое в заповедной практике тоже кое-где встречается), нормы нагрузки должны быть ниже экскурсионных уже в 6—7 раз. При этом за показатели агрессивности принимают как мало зависящие от поведения посетителей последствия (например, вытаптывание территории), так и результаты их непосредственных действий в нарушение природоохранных правил. Это — образование незапланированных организаторами кострищ; сбор ягод, цветов, грибов, орехов, а также различных “сувениров” природы (например, сталагмитов и сталактитов); замусоривание стоянок, шумовое воздействие и т.д.

Основной элемент туристских маршрутов — тропа. Ясно, что если увеличивается количество туристов и частота их посещения, тропа постепенно изменяется, превращаясь в широкую дорогу, по обочинам которой образуется редкий покров из сорных, чаще всего привнесенных извне, устойчивых к вытаптыванию трав. На окружающей территории по обеим сторонам тропы можно выделить ряд вытянутых в том же направлении полос, каждая из которых отличается своим набором видов кустарничков и травянистых растений, разным проективным покрытием, набором видов микро- и мезофауны и т.п. Ширина зоны влияния тропы может колебаться в значительных пределах: от нескольких десятков сантиметров (если, например, тропа проходит по краю скального выступа) до нескольких сотен метров (обычно на открытой местности в горных условиях, где высоко воздействие фактора беспокойства на животных).

Можно рекомендовать два универсальных решения. Первое — начинать с малой нагрузки и, постепенно повышая ее, постоянно следить за состоянием маршрута. Когда появятся первые признаки деградации природы на полотне тропы или на стоянке, необходимо снизить нагрузку. Второе — применять специальные приемы, связанные с благоустройством территории и направленные на повышение ее устойчивости к внешнему воздействию. Какой из этих методов (снижение нагрузки или благоустройство, а возможно, и их сочетание) окажется более подходящим, могут подсказать лишь здравый смысл и конкретная ситуация.

В качестве примера приведем предварительные результаты анализа условий развития экотуризма, проведенного нами для Кавказского заповедника. В 1999 году он был включен в Список Всемирного природного наследия в качестве одного из участков кластерного объекта “Западный Кавказ”. Два главных фактора: теплое Черное море с одной стороны заповедника и высокий Главный Кавказский хребет с другой – обусловили четкую смену высотных поясов от влажных субтропиков у моря до гляциально-нивального пояса на водоразделе. Больше половины территории заповедника поросло никогда не знавшими топора лесами из дуба, каштана и бука, а выше – пихты и ели. В подлеске много древней реликтовой флоры: рододендрон понтийский, азалия, лавровишня, падуб и другие.

Восточная окраина массива г. Птехо-су. Фото автора

Есть тут и акклиматизированный горный зубр, и кубанский тур, кавказский благородный олень, косуля, кабан, медведь, волк, рысь, шакал, лисица, барсук и многие-многие другие.

Главным лимитирующим фактором при определении количества посетителей на тропах заповедника является сохранение животного мира. Это — один из основных объектов охраны и вместе с тем самый неустойчивый компонент природной среды. Важно учесть, где располагаются места скопления животных, места их кормления и размножения, пути миграции и т.д. Лимитирующим фактором могут выступать также сроки брачного периода, время выбора мест зимовки и др.

Определенное значение имеет и наличие особо охраняемых видов растений. При этом следует учесть, что вред, который наносится посетителями растительному покрову, зависит не столько от их количества, сколько от поведения. И тут на первое место выходит уже не установление количественных пределов посещаемости, а экологическое просвещение туристов как до начала путешествия, так и во время него.

Что касается такого широко обсуждаемого в научном мире аспекта проблемы, как занесение на подошвах туристов семян сорных растений, несвойственных окружающему ландшафту, то в условиях Кавказского заповедника, по нашему мнению, этим фактором можно пренебречь. При столь высоком разнообразии растительного мира и высокой скорости восстановления исходных фитоценозов после их нарушения массовый занос адвентивных видов вдоль туристских маршрутов не представляет серьезной угрозы. Разумеется, речь при этом идет не о местах стоянок туристов и не об узкой, примерно метровой, полосе вдоль тропы, а об основной территории заповедника.

В некоторых случаях предельно возможное количество человек в группе и частота посещения конкретного маршрута зависят от его состояния: эродированности тропы, наличия дров в окрестностях стоянки, вместимости объектов осмотра (пещера, береговая полоса горного озера, видовая площадка на вершине горы и т.д.). И конечно же, везде и всегда при сравнительно регулярном посещении емкость маршрута зависит от его благоустроенности: наличие мостов через реки и их состояние, наличие на стоянках стационарных кострищ и мест под палатки, туалетов и ям для мусора и т.д. Причем все это нужно вовремя ремонтировать и очищать, в противном случае расчетная допустимая нагрузка с каждым годом будет все ниже и ниже.

Однако и при столь тщательно обоснованной нагрузке может случиться всякое. Поэтому надо не просто “открыть” тропу, но время от времени, желательно три раза в каждый сезон (в начале, в середине и в конце его), проверять, не приносит ли ее посещение каких-либо неожиданных последствий. Кстати, эти виды деятельности — благоустройство тропы и слежение за ее состоянием — как нельзя лучше подходят для волонтеров, то есть добровольных помощников, или друзей, заповедника.

Учитывая максимально возможное количество факторов, лимитирующих допустимую нагрузку на каждом из утвержденных в заповеднике маршрутов, нами были предложены величины допустимого предела их посещаемости.

Например, маршрут Красная Поляна—кордон Пслух—Энгельманова Поляна—оз. Кардывач—Красная Поляна. Протяженность его составляет 77 км, туристы проходят весь путь за 6 дней. Здесь можно увидеть смену растительных высотных поясов от буковых и пихтовых лесов до субальпийских и альпийских лугов и ледников со снежниками; бывшие черкесские сады; минеральные источники. Но главное — само озеро Кардывач, окруженное высокими хребтами с вершинами более 3 тыс. м. В отличие от остальных, этот маршрут проходит в охранной зоне заповедника. Общая нагрузка за сезон — не более 300 человек: группы из 8—15 туристов выходят на маршрут каждые 5 дней в течение 4 месяцев.

Второй маршрут намного сложнее, но и короче — 56 км за 5 дней: Красная Поляна—пос. Эстосадок—поляна Пихтовая—лагерь Холодный (Уруштен)—Красная Поляна. Во время довольно крутого подъема по “серпантину” туристам открывается великолепный вид на южный склон Главного Кавказского хребта. Здесь рекомендуемая нагрузка в 3 раза ниже. Группы по 8—10 человек выходят на маршрут каждые 7 дней в течение 3 месяцев. В сентябре-октябре посещение этого маршрута должно быть запрещено, так как уже с конца августа в поисках диких груш и орехов вниз спускаются медведи, используя туристические тропы.

Со временем и указанные лимиты могут быть пересмотрены. Осно-ванием для их уменьшения или увеличения будут служить результаты мониторинговых исследований на маршрутах, а также конкретная ситуация в заповеднике.

Работа выполнена при поддержке Института “Открытое Общество” – Фонд содействия (проект 941/1999).

Мнение:

Одним из путей облегчения материального положения заповедников может являться создание при этих ООПТ “рекреационных площадок” непосредственно для реализации экологического туризма. Причем желательно создавать такие площадки (фактически природные парки) в виде кластерных территорий, организационно относящихся к заповедникам, но географически отделенных от них.

И. Вахромеев,
Ковровская технологическая академия

Приглашаем к дискуссии!

| содержание | вверх |
 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


27.07.2022
Коллективное обращение в Прокуратуру РФ по ситуации в Кроноцком заповеднике



17.07.2022
Публикации и фильм о русской выхухоли



16.07.2022
Петиция в поддержку сотрудников Кроноцкого заповедника



12.01.2022
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы ОВОС проекта «Комплекс заводов по производству метанола, аммиака и карбамида».


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2022

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены