Eng

  На главную страницу

«В лесу, в степи»

КАК ЖИВЕШЬ, ТЕЛЕЦКОЕ?

Г. Собанский,
Институт систематики и экологии СО РАН

                “В реку они не испускают мочу, не плюют, не моют в ней руки и никому другому этого не позволяют, реки они чтят очень высоко”.
Геродот о скифах, 425 г. до н.э.

Приведу одну цитату из статьи известных сибирских ученых Б. Г. Иоганзена, А. Н. Гундризера и Г. М. Кривощекова: “Ведь Телецкое — это подлинный природный музей, наше национальное богатство, которое должно быть сохранено... в своем первозданном виде... Вода — самый дорогой минерал на планете”.

Подобных высказываний крупных ученых, писателей, специалистов, путешественников и туристов о ценности, уникальности, природной красоте, необходимости сохранения Телецкого озера можно было бы приводить много. Действительно, 40 кубокилометров (то есть почти по 7 тонн на каждого сегодняшнего жителя нашей планеты) чистейшей, мягкой (рН — 7,2—7,5), насыщенной кислородом воды в небольшом, на первый взгляд, водоеме в верховьях одной из самых больших рек Сибири, Оби, — огромная ценность. Как же чтим это богатство, как обращаемся с ним?

Не вдаваясь в недавнюю историю, скажем только, что местной общественности при поддержке “зеленых” страны полтора-два десятилетия назад многого удалось добиться в деле сохранения Телецкого озера и окружающих его чудесных ландшафтов. В 1967 г. в третий раз восстановили Алтайский заповедник; к нему отошла добрая и лучшая половина акватории озера. Были запрещены лесозаготовки в водосборной площади озера, которые тогда велись уже в бассейнах двух его притоков — Самыша и Колдора, запрещен молевой сплав древесины по р. Бие.

На р. Бие - лес, приготовленный к сплаву молем. 1980 г. Фото автора  

Местные лесозаготовители к тому времени освоили сплав не только по р. Бие, но и по Телецкому озеру, а древесину стали разделывать прямо на льду. Не надо, думается, разъяснять, к какому интенсивному загрязнению уникального водоема вела такая деятельность леспромхоза. Стоит упомянуть, что это был Горно-Алтайский опытный лесокомбинат по комплексному использованию кедровой тайги — прямой наследник широко известного несколько десятилетий назад “Кедрограда”. Гальюны 5—6 катеров, использовавшихся в те годы на озере, были закрыты и опечатаны экологической службой. Наконец, законодательным собранием только что учрежденной республики Алтай был принят Закон “О статусе Телецкого озера”, которым любое строительство на берегах этого водоема, а также завоз новых катеров допускались только с разрешения правительства республики. Казалось бы, озеро, а вместе с ним и все, кто боролся за его чистоту, могут с облегчением вздохнуть. Но началась перестройка...

Сначала о лесозаготовках. Как в целом по стране, так и в республике Алтай экономику стало лихорадить. Заготовки древесины вблизи озера, “ущемленные” к тому же запретом рубки кедра и молевого сплава, почти зачахли и с 220—250 тыс. м3 в год скатились до 40—50 тыс., продолжая снижаться. Однако в конце 90-х гг., после раздела Горно-Алтайского опытного комбината на два предприятия — Телецкий лесхоз и государственное лесозаготовительное предприятие “Тайга”, рубки кедра возобновились и масштабы их постепенно нарастают.

С рубками, впрочем, еще можно примириться — речь идет об эксплуатации возобновляемого ресурса, объемы лесозаготовок далеки от того, что было в 60—70-х гг. Идут, хотя и в недостаточных объемах, лесовосстановительные работы. Нельзя не учитывать также необходимости занять местное население — основная часть трудоспособных жителей поселков Иогач и Артыбаш ранее была занята именно в леспромхозе. К тому же здесь сохранилась разветвленная сеть лесовозных дорог, промышленная база (техника, гаражи, мастерские, оборудование). Лишь бы не дотянулись рубки снова до бассейна озера. Мы имели возможность воочию убедиться, сколько грунта, лесного хлама выносил в озеро только один его приток — Самыш, когда в его верховьях шли лесоразработки, и сколько топляка лежит на мелководье у берегов живописного урочища Кокаиха, близ которого на льду разделывали древесину. Еще и сейчас, спустя почти 20 лет после прекращения рубок, Самыш во время паводков несет массу взвеси, интенсивно загрязняя всю нижнюю часть озера протяженностью около 10 км.

Со стороны лесозаготовителей особой угрозы Телецкому озеру пока не существует. Тем не менее благополучным его положение назвать нельзя, так как возникла другая серьезная опасность — туризм. Все мы знаем, что туризм — дело хорошее. Правда, только тогда, когда он соответствующим образом организован, регулируется и контролируется. На Телецком пока всё происходит иначе...

В начале 90-х гг. на турбазе “Золотое озеро”, принадлежавшей тогда профсоюзам (добавим, единственной на Телецком), царило затишье. Вместо недавних 20—25 тыс. отдыхающих на турбазу за сезон приезжали всего несколько сотен туристов. Ближе к середине 90-х гг., а особенно в конце их поток туристов стал стремительно нарастать. К тому времени “Золотое озеро” перешло в частные руки, и несмотря на то, что сервис со сменой собственника сильно не улучшился, ныне турбаза почти весь сезон заполнена “под завязку”. Десятки автобусов, вплоть до многоместных “Икарусов”, сотни личных автомобилей наводняют турбазу и все прилегающие окрестности.

Берега озера, причем не только более или менее обжитая его северо-западная часть, куда подходит хорошая, по здешним представлениям, автомобильная дорога, но и самые дальние, нетронутые “цивилизацией” урочища и уголки также застраиваются примитивными туристическими базами, приютами и какими-то убогими их подобиями. Строительство ведут как государственные (лесхоз, леспромхоз) предприятия, так и частные, всевозможные ООО и ТОО, отдельные предприниматели. Понятно, что и объекты возводятся самые разные — с соответствующими их уровню системами канализации, стока и прочей “санитарией”.

Новые катера (для озера они новые, на самом же деле — это старье из городов Барнаула, Новосибирска и др., уже списанное или находящееся на грани того, то есть самое дешевое) идут на озеро, и ныне их уже более трех десятков. Плюс сотни две моторных лодок местных жителей. Нетрудно подсчитать, сколько ГСМ с подсланевыми водами просто из-за небрежности попадает в озеро. Туда же открыты гальюны всех катеров. Раньше можно было в любой точке водоема (весной — выше устья Самыша) зачерпнуть воды и напиться. Теперь уже делать этого не хочется.

На Телецком летом 1999 г. Таких катеров уже около 3 десятков. Фото автора

Не в скифское время живем, к сожалению. Порядки, установленные этим народом 2,5 тысячи лет назад, выброшены нами на свалку Истории. Туда же отправлен и Закон “О статусе Телецкого озера”, и еще некоторые директивные природоохранные акты, в том числе по рубкам кедра.

Браконьерский вылов рыбы на озере принял такой размах, что запасы основных видов — сига телецкого, хариуса, налима, щуки и др. сократились по сравнению с еще такими недавними 70-ми годами XX века в 5—6 раз. А самые ценные виды — таймень, ускуч (ленок) исчезли практически полностью. Ленок уже внесен в Красную книгу республики. Сформировалась когорта не обремененных семейными узами мужичков, которые самовольно селятся в уютных уголках озера и продают туристам не только рыбу, но и “дары” прилегающей тайги — мясо, панты, шкурки и т.п. Местные власти ими не интересуются, хотя хорошо осведомлены об этих браконьерских анклавах.

Борьба с незаконным ловом рыбы, добычей диких животных если и ведется, несмотря на большие ныне возможности разных природоохранных структур, совершенно недостаточно, и браконьерство на озере и в его окрестностях процветает. Береговая линия Телецкого достаточно велика — 250 км. Однако для застройки и обживания пригодно в общей сложности лишь 12—14 км (это без заповедной части, которая, впрочем, также обживается, а кое-где и застраивается в интересахтуризма).

Устье р.Чулышман -главного притока Телецкого озера.1975 г. Теперь на том берегу, на месте березовой рощи, туристический лагерь. Фото автора  

Некогда, в пору подготовки закона о статусе озера, к которомy автор, тогда депутат областного Совета, имел непосредственное отношение, мы мечтали о генеральном плане-проекте освоения озера именно с целью максимального использования имеющихся здесь возможностей массового туризма. Пусть бы этот проект был ориентировочным, приблизительным, но он должен был быть... Ни в коем случае нельзя было пускать процесс освоения озера на самотек — слишком велика ценность этого уникального водоема. Однако пустили...

Можно спросить, а где же республиканские власти? В субъекте Федерации под названием республика Алтай всего 200 тысяч граждан. Между тем здесь полный набор чиновников от собственного Совмина с министерствами, комитетами, министрами и т.д. до полнокомплектных подразделений всех федеральных структур. При таком обилии чиновников в регионе, на 95% дотационном, главные их усилия, если судить по информации местных СМИ, сводятся к борьбе за теплые кресла и участие в дележе трансфертов из федерального бюджета. До Телецкого ли тут? Правда, в последнее время правительство республики стало все-таки интересоваться вопросами развития туризма (не на Телецком, а в регионе в целом). Созданы и существуют ныне несколько государственных структур, обязанных не только содействовать развитию туризма, но и контролировать эту сферу бизнеса.

Тем не менее, до озера руки не доходят и процесс “освоения” Телецкого продолжается самодеятельно и стихийно... При этом у большинства застройщиков находятся почти все необходимые документы, дающие право на строительство. Кто и на каком основании выдает такие бумаги — отдельный вопрос.

Мы не упомянули еще о некоторых источниках загрязнения озера, основной из них — населенные пункты и развитое животноводство в долинах р.Чулышман и ее притоков. К счастью для озера, количество скота за последнее десятилетие заметно сократилось и в реки стало меньше попадать навоза, креозота, павших животных и прочих “деликатесов”. Но даже с учетом и этой доли загрязнения мы знаем, что испакостить такое количество воды, какое хранит в себе Телецкое, не так просто и до серьезного загрязнения еще далеко. Тем не менее, пока никем и никак не контролируемый “процесс пошел”, что и вызывает нашу тревогу за судьбу прекрасного водоема.

Жизнь к тому же убедительно показывает, что ни наличие здесь заповедника, ни возникновение в последние годы общественных движений, например детско-юношеского отряда “Хранителей озера” (это движение очень быстро свелось к работе с трудными детьми и детьми-инвалидами, которых иногда привозят в заповедник то ли на реабилитацию, то ли на перевоспитание. Дело благое, на него “Хранители” получают и помощь администрации, и гранты из-за рубежа, но к сохранению озера это не имеет отношения), ни директивные документы, даже законы, озеро никак не защищают. Видимо, настало время для новой мощной волны “зеленого” общественного движения в защиту уникального водоема.

Об авторе:

Собанский Генрих Генрихович — кандидат биологических наук, сотрудник Института систематики и экологии СО РАН. На Телецком озере с 1962 г. Основал Телецкий стационар Института, которым бессменно руководил 50 лет.

Адрес: 649154, п/о Иогач, республика Алтай, Турочакский район

| содержание | вверх |
 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


10.12.2018
ЗАЯВЛЕНИЕ - День прав человека 2018



30.11.2018
Издана книга «Топонимы Командорских островов» Н.А. Татаренковой – обладателя почетной грамоты конкурса на соискание Премии им. Ф.Р. Штильмарка 2017 г.



29.11.2018
Приглашаем в электронную библиотеку «Люди и заповедники», где размещены книги, статьи, рукописи по заповедному делу.



10.11.2018
ЯблоковДень в Дарвиновском музее - 12 ноября 2018 г.



9.11.2018
Экологическое благоустройство Троице-Екатерининских источников



8.11.2018
Создана и доступна для пользования библиографическая база данных научных публикаций сотрудников ООПТ


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2018

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2016 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены