Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |

«ОХРАНЯЕМЫЕ ВИДЫ»

О. И. СЕМЕНОВ-ТЯН-ШАНСКИЙ — УЧЕНЫЙ И ГРАЖДАНИН

В. Э. Берлин,
редактор альманаха «Живая Арктика»

В октябре 2006 г. исполняется 100 лет со дня рождения Олега Измайловича Семенова-Тян-Шанского (1906–1990) – замечательного русского натуралиста, крупного специалиста в области экологии птиц и млекопитающих. Летописец природы Севера, патриарх Лапландского биосферного заповедника, он был одним из крупнейших представителей биологической науки на Северо–Западе России. Ему принадлежит заслуга и в организации научно-исследовательских работ в заповеднике, и в сохранении самого первого заполярного заповедника на Кольской земле.

Со смертью Олега Измайловича в нашей стране оборвался род Семеновых-Тян-Шанских. Этот удивительный род, ведущий свое начало от знатного военачальника Симеона, возглавлявшего в конце XIV в. стражу князя Олега, славно проявил себя в России на самых различных поприщах. Один из Семеновых — стольник Василий Васильевич — ставил свою подпись под актом избрания на царство Михаила Романова. Другой — Молчан Семенов–Каркадынов — был донским атаманом, третий — Василий Григорьевич Семенов — думным дьяком при правительнице Софье. Заметный след оставил род Семеновых и в российской словесности. Сестрой прабабки отца Олега Измайловича была очень популярная в начале ХIХ в. поэтесса Анна Петровна Бунина, которую называли российской Сафо. Прадед Олега Измайловича был известным драматическим писателем.

Замечательными представителями передовой российской интеллигенции и науки были ближайшие родственники О. И. Семенова-Тян-Шанского. Его отец — Измаил Петрович — был широко известным в России метеорологом, почти всю жизнь проработал в Главной физической обсерватории, возглавляя группу метеорологов, первыми осваивавшими в России метод прогноза погоды по синоптическим картам. Энтомологом с мировым именем был его дядя Андрей Петрович (он был еще и поэтом, и переводчиком античных авторов).

Другой его дядя — Вениамин Петрович — был составителем и редактором многотомного труда «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества». Удивителен такой исторический факт: за две недели до Октябрьского переворота 1917 г. В. П. Семенов-Тян-Шанский на заседании Академии наук предлагал план организации заповедных территорий России, и одним из мест в Российской империи, предназначенных для заповедания, должен был стать Кольский полуостров. Именно здесь в 1930 г. и был организован Лапландский заповедник – первый в мире заповедник за Полярным кругом! И, наконец, его знаменитый дед — Петр Петрович Семенов — географ и путешественник, статистик и историк науки, сенатор и государственный деятель, один из тех, кто осуществлял долгожданную крестьянскую реформу 1861 г. в России.

В 1906 г. царским указом П. П. Семенов за свои заслуги был удостоен почетного прибавления к фамилии — «Тян-Шанский». 15 октября (по нов. ст.) того же года в Санкт-Петербурге родился Олег Измайлович Семенов-Тян-Шанский.

После Февральской революции 1917 г. семья И. П. Семенова-Тян-Шанского переехала в свое имение Петровку Тамбовской губернии. Собирались на лето, а прожили 12 долгих и трудных лет. После передачи земли крестьянам семья на общих основаниях получила небольшой земельный надел, который и стал единственным источником их существования. Дядя, Андрей Петрович, был добрым покровителем и наставником в начальном домашнем обучении Олега. Будучи первоклассным энтомологом, он охотно передавал навыки в полевой работе своему любознательному племяннику, учил его латинским названиям растений и животных.
Еще в 1915 г. И. П. Семенов-Тян-Шанский организовал в Петровке на общественных началах небольшую метеостанцию, а начиная с 1918 г. привлек для работы на ней своих четверых детей. Именно тогда Олег начинает вести свои фенологические дневники. Читая эти уникальные дневники (в мире вряд ли найдется подобный случай непрерывной – в течение 72 лет! – фиксации событий и научных наблюдений), мы последовательно погружаемся то в мир любознательного мальчика, то пытливого юноши-самоучки, а затем и знаменитого ученого-эколога — одного из последних русских натуралистов. По этим дневникам можно проследить не только всю историю взлетов и падений заповедного дела в России, но полные трагизма страницы отечественной истории.

В предисловии к очередной публикации детских дневников Олега Семенова-Тян-Шанского в альманахе «Живая Арктика» за 1999 г. доктор биологических наук Ф. Р. Штильмарк писал: «Любые дневники любого человека представляют собой совершенно особый жанр, хотя и лежащий обычно “вне литературы”, однако сохраняющий все неповторимые черты и оттенки авторской личности. Дневники пишут мужчины и женщины, дети и старики, гении и бездари, но совершенно особую “нишу” занимают дневники натуралистов…

“Моя первая запись в дневнике была: “Торонто, Онтарио. Видел трех красногрудых дроздов”. Я не могу передать, сколько радости доставила мне эта коротенькая запись из четырех слов. Вряд ли она могла иметь какое-нибудь значение для других. Но я инстинктивно чувствовал, что это было начало того, о чем я так долго мечтал. ЭТО БЫЛ ПЕРВЫЙ ШАГ В ЧУДЕСНЫЙ МИР”. Так начинал свои дневники двадцатилетний Эрнест Сетон-Томпсон, на книгах которого выросли тысячи естествоиспытателей, включая многих выдающихся российских зоологов. Но Олег Измайлович Семенов-Тян-Шанский превзошел самого Сетона – он начал вести свои фенологические дневники в одиннадцать лет! На первый взгляд эти записи могут показаться наивными, но для тех из нас, кто знал Олега Измайловича лично, встреча с его юностью представляет подлинное откровение. У этого необыкновенного человека до конца жизни сохранялась душа ребенка или юноши, руки же его с малолетства обрели мужскую силу, оставаясь такими до глубокой старости.

“Дневники из Петровки”… представляют не только большую научную ценность, ибо записи строго документальны, но и обладают несомненными художественными достоинствами, они воспринимаются с подлинным увлечением, доставляя большое удовольствие читателям. Выражая искреннюю признательность редакции за этот уникальный материал, хочется выразить надежду, что “Дневники из Петровки” (а может быть, хотя бы отчасти и более поздние) можно будет прочитать не только в журнальном, но и книжном оформлении. О такой будущей книге можно заранее сказать, что она окажется “томов премногих тяжелей”».

Первая научная работа О. И.Семенова-Тян-Шанского «Очерк периодических явлений природы в Липецком уезде», вышедшая в 1926 г., и последующие, опубликованные на страницах «Бюллетеня ГИФ», сразу обратили на себя внимание ученых-фенологов. Несколько одобрительных писем присылает ему основатель российской фенологической сети Д. Н. Кайгородов.
В 1929 г. семья переезжает в Ленинград. Начинался новый и главный период в жизни Олега Измайловича. Наверное, тяга к непознанному была «фамильной» чертой всех Тян-Шанских. Так или иначе, но весной 1930 г. О. И. Семенов-Тян-Шанский отправляется на Кольский полуостров — замещать на 3 месяца наблюдателей горной метеорологической станции в Хибинах на время их отпуска.

Тесный домик метеостанции стоял на открытой всем ветрам вершине Аньгесь-ненынч — отрога хребта Тахтар-вум-чорр. Все вокруг было ново и необычно для молодого натуралиста — и ночь, светлая, как день, и горы, и полная тишина. В Хибинах Олег Измайлович успел познакомиться со всем персоналом Хибинской опытной станции (ныне ПОСВИР), директором и душой которого был молодой агроном Иоган Гансович Эйхфельд, человек общительный и энциклопедически образованный. От него-то Олег впервые услышал о Германе Михайловиче Крепсе, который в то время был занят организацией заповедника в горах Чуна-тундры. В ясную погоду цепь этих гор, украшенная снежниками, хорошо наблюдалась с метеостанции на западном горизонте. А в конце лета состоялось и их личное знакомство, и Г. М. Крепс по рекомендации Эйфельда предложил Семенову-Тян-Шанскому перейти на работу в заповедник научным наблюдателем. Через месяц Олег Измайлович уже становится первым научным сотрудником Лапландского заповедника.

Осенью 1930 г. штат заповедника состоял из двух человек лесной охраны и директора, занятого организационными хлопотами, вся же научная работа возлагалась на плечи четвертого члена коллектива — 24-летнего Олега Измайловича.
Кажется, нет места в Лапландии, где не побывал бы молодой ученый. Ежегодно проводимые им учеты диких оленей давали обнадеживающие результаты. Уже в конце 30-х годов только на охраняемой территории численность «дикарей» увеличилась почти в 10 раз. Это был несомненный успех — задачу по восстановлению западной популяции диких северных оленей заповедник выполнил!

Успешными оказались и опыты по акклиматизации ондатры и восстановлению бобров в Лапландии. Здесь необходимо отметить, что вопрос о допустимости и размерах вмешательства человека в регуляцию природных процессов и по сей день остается одной из наиболее спорных проблем в заповедном деле, а в начале 1930-х годов практика «невмешательства» была признана не просто ошибочной, но даже вредной. В «Положении о заповедниках», утвержденном в 1934 г., одной из главных задач признавалось «выявление новых сырьевых ресурсов, проведение акклиматизации и реакклиматизации диких животных и растений, ценных в хозяйственном отношении».

Лапландский заповедник только за первые четыре года своего существования побывал в руках Наркомзема, Союзлеспрома, Наркомснаба, Всеохотсоюза и Союззаготпушнины. И только в 1935 г. благодаря административным усилиям и пропаганде идей заповедного дела, которую неутомимо вели Г. М. Крепс и О. И. Семенов-Тян-Шанский, Лапландский заповедник перешел в ведение Комитета по заповедникам при Президиуме ВЦКа.

Для заповедника это был наиболее плодотворный период, для работы сюда привлекаются известные ученые и молодые энтузиасты, многие из которых впоследствии станут широко известны в научном мире. Среди них Г. Д. Рихтер, И. Г. Эйхфельд, Ю. Д. Цинзерлинг, В. К. Алымов, Б. Н. Куплетский, А. А. Насимович, Е. Ф. Бартольд, Т. П. Некрасова, Н. М. Пушкина, В. Г. Клейнберг, Т. В. Кошкина, П. А. Мантейфель, М. И. Владимирская, Г. А. Новиков и многие другие.

Работа в тесном творческом контакте с опытными полевыми зоологами и ботаниками определила высокий уровень первых же научных публикаций О. И. Семенова-Тян-Шанского как сотрудника заповедника. Это и «Очерк биологии дикого северного оленя в Лапландии», написанный в соавторстве с Г. М. Крепсом, и «Опыт реакклиматизации речного бобра», и «Экология боровой дичи в Лапландском заповеднике». Отличное знание не только животного и растительного мира, но и климатических условий Лапландии позволило Олегу Измайловичу осуществлять комплексный подход к любому изучаемому вопросу или практическому начинанию, чем он выгодно выделялся не только среди сотрудников Лапландского заповедника, но и среди зоологов всей системы Комитета по заповедникам. Недаром его научно-популярная книга «Лапландский заповедник», выдержавшая 3 издания (1938, 1962 и 1975 гг.), по словам профессора А. Н. Формозова, являлась лучшей книгой среди вышедших в системе заповедников СССР.
А в декабре 1940 г. члены аттестационной комиссии при Наркомпросе с удивлением читали заявление научного сотрудника Лапландского заповедника О. И. Семенова-Тян-Шанского о разрешении ему сдачи экзаменов кандидатского минимума. В практике ВАКа это, наверное, и по сей день единственный случай, чтобы соискатель кандидатской, а затем и докторской ученых степеней не имел бы свидетельства об окончании ни средней, ни высшей школы, ни аспирантуры. И все же высокая комиссия сочла возможным сделать исключение из правил...

Начало Великой Отечественной войны застало Олега Семенова-Тян-Шанского в Ленинграде, куда он приехал в середине июня 1941 г. для сдачи кандидатских экзаменов. Первый экзамен был назначен на понедельник 23 июня. Как писал О. И. Семенов-Тян-Шанский в своем дневнике, «война началась, но мирная жизнь некоторое время продолжалась по инерции, и в понедельник я благополучно сдал свой экзамен, хотя над городом уже появились самолеты–разведчики и ревели сирены воздушной тревоги...».
В Ленинграде появились беженцы, началась эвакуация гражданского населения. До середины лета Олег работал в Зоологическом институте, помогая убирать коллекции в обширные подвалы, затем вернулся в заповедник. «Настроение в заповеднике явно растерянное — главным образом со стороны нашего лихого начальства, — пишет в своем дневнике Олег Измайлович. — Абсолютно никакой оборонной работы не ведется, вместо того, чтобы усилить охрану нашей территории от пожаров и возможных диверсантов — отбирают все личное оружие у сотрудников, запрещают отлучки из дому и т. д. Это-то после речи Сталина о мобилизации всех сил страны в тылу на борьбу с врагом!» Немцы начали бомбить Мурманскую железную дорогу, время от времени над территорией заповедника пролетали армады из 20—30 бомбардировщиков, завязывались воздушные бои. Памятником военных лет остались на территории заповедника обломки 2 советских и 1 немецкого бомбардировщиков. Один за другим сотрудники получали приказ о мобилизации и уходили на фронт. В свое время О. И. Семенов–Тян–Шанский был признан негодным (по зрению) для действительной службы, но он отправился в Кировск в военкомат для переосвидетельствования и вскоре оказался на передовой под Медвежьегорском.

До окончания войны О. И. Семенов-Тян-Шанский находился на Карельском фронте. Сначала стрелком в пехоте, затем военным аэрологом при штабе 32-й армии, войну закончил вычислителем в топографическом взводе 203-й тяжелой пушечной артиллерийской бригады. Он был награжден медалью «За боевые заслуги» и орденом «Красная звезда». Но самое поразительное в его военной биографии, что и на полях сражений его не покидала мысль о продолжении научных поисков. Он непрерывно ведет свой фенологический дневник, по результатам его наблюдений 1942—1944 гг. в «Зоологическом журнале» публикуется научная статья «О пролете птиц в Карелии».

После демобилизации Олег Измайлович вернулся в Ленинград и поступил в Зоологический институт АН СССР, где в марте 1946 г. при полном единодушии ученого совета защищает кандидатскую диссертацию по теме «Лось на Кольском полуострове». За время работы в институте Олег Измайлович участвовал в восстановлении Росситенской орнитологической станции (г. Кенигсберг); в 1947 г. совместно с Н. К. Верещагиным обследовал пещеры и древние капища в ущельях Северной Осетии; в 1948 г. руководил экспедицией на оз. Кургальджин (Казахстан). Все эти годы вместе с ним была его добрый товарищ по научным спорам и жена Мария Ивановна Владимирская, ихтиолог по профессии. Познакомились они еще в довоенные годы в Лапландском заповеднике, и понятно, что их неотвратимо тянуло на милую сердцам землю Кольского полуострова.

В январе 1949 г., получив назначение на должность заместителя директора по научной части, Олег Измайлович вместе с женой возвращается в Лапландский заповедник.

Из воспоминаний академика А. В. Яблокова:
«Я попал Лапландский заповедник летом в 1949 г. Тогда, благодаря еще одному “чуду земли российской” – Петру Петровичу Смолину, руководителю юношеской секции ВООП, мы все – участники «старшей группы» кружковцев — разъезжались по разным местам СССР для наблюдения за живой природой… В заповеднике я был зачислен на должность пожарного рабочего и поступил в полное и безраздельное распоряжение Татьяны Кошкиной. Основная работа заключалась в установке линий ловушек, коллекционировании мелких млекопитающих и их первичной обработке…

Когда на короткое время мы останавливались на центральной усадьбе, то изредка встречались с Олегом Измайловичем. Он был для нас недоступно великим. Великим во всем — в своих описаниях биологии дикого северного оленя и тетеревиных птиц, в своих увлеченных занятиях фотографией. Помнится, в его фотолаборатории лучик солнечного света, проходящий через отверстие в стене, использовался как источник света в фотоувеличителе (электричества на усадьбе заповедника тогда еще не было)».

Летом 1951 г. после выхода печально известного Постановления Совмина СССР N 3192 «О заповедниках» Лапландский заповедник в числе 87 других заповедников страны был ликвидирован, а его территория отдана на разграбление леспромхозам. Перейдя на работу в Печоро-Илычский заповедник, Олег Измайлович вступил в неравный бой с министерствами и ведомствами за восстановление Лапландского заповедника. Он имел длительную беседу с А. В. Малиновским, автором проекта вышеупомянутого постановления, но компромисс так и не был найден.

В кампанию за восстановление заповедной системы страны включаются наши видные ученые. Среди них были В. Н. Сукачев, Е. Н. Павловский, Н. Е. Кабаков, Г. Д. Дементьев, В. Н. Макаров и многие другие. Профессор Формозов публично обвинил А. В. Малиновского в предательстве интересов заповедного дела, а О. И. Семенов-Тян-Шанский в июне 1954 г. отправил письмо в адрес ЦК КПСС Н. С. Хрущеву. Вот лишь несколько его заключительных строк: «...Цель этого письма — обратить внимание центрального руководящего органа нашей партии на нездоровое положение заповедников, которые при правильной постановке дела должны стать важной базой научно–исследовательской работы и этим могут полностью оправдать изъятие своих территорий из хозяйственного пользования».

Долгим был путь к победе. Только в ноябре 1957 г. решением Совета Министров РСФСР Лапландский заповедник удалось восстановить. В 1961 г. он стал функционировать как филиал Кандалакшского заповедника и лишь четыре года спустя вновь обрел свою самостоятельность.

Борьбу за восстановление заповедника Олег Измайлович сочетал с интенсивной научной работой. В эти годы темой его исследований была экология тетеревиных птиц. Им был сконструирован специальный прибор актограф для записи хода насиживания яиц и температуры воздуха. Систематические учеты птиц велись на длинных лентах маршрутов. Пользуясь разработанной им методикой определения возраста птиц, Олег Измайлович получил уникальные материалы, позволившие дать исчерпывающие ответы на многие вопросы. Применение методов вариационной статистики при обработке данных, полученных за три десятилетия работы в северных лесах, позволило Олегу Измайловичу подготовить к печати фундаментальный труд «Экология тетеревиных птиц».

Эта работа, составившая 5-й том «Трудов Лапландского заповедника», стала и докторской диссертацией О. И. Семенова-Тян-Шанского. Каждая из 20 глав книги представляла самостоятельный и большой интерес. Особое внимание оппонентов привлекали главы, где впервые в нашей орнитологической литературе были описаны резкие сезонные изменения внутренних органов тетеревиных, связанные с климатическими условиями, а также выводы, касающиеся роли хищников и эмбриональной смертности в динамике численности тетеревиных птиц. Книга представляла значительный интерес и в практическом отношении, так как прогнозирование численности тетеревиных могло быть эффективно использовано при проведении соответствующих мероприятий в охотничьих хозяйствах.

В апреле 1962 г. О. И. Семенов-Тян-Шанский стал первым доктором биологических наук в системе заповедников нашей страны.
Определенным этапом последующих исследований Олега Измайловича явилась его работа «Современные исследования по экологии глухаря в Лапландском заповеднике и других заповедниках РСФСР», вышедшая в ГДР в 1977 г. Плодотворное участие в международных конгрессах и симпозиумах принесло О. И. Семенову-Тян-Шанскому заслуженный авторитет и уважение коллег из многих стран мира. Прекрасной оценкой его вклада в науку стал фундаментальный труд «Глухари», вышедший в Новой Бремовской серии в издательстве «Цимзен Ферлаг» в 1986 г. Коллектив авторов этой книги посвятил ее «старейшинам исследований глухаря — Н. Хеглунду, С. В. Кирикову и О. И. СеменовуТян-Шанскому». Около 100 страниц этой книги отводится итогам многолетних работ Олега Измайловича.

Последние 10 лет жизни О. И. Семенова-Тян-Шанского чрезвычайно волновали вопросы охраны природы в Заполярье. Уже в 60-х годах начали проявляться катастрофические последствия безответственной деятельности комбинатов «Апатит», «Печенганикель» и «Североникель». В конце 70-х восточная граница Лапландского заповедника уже представляла собой выжженную ядовитыми выбросами металлургических предприятий пустыню, и стало ясно, что сохранить заповедник в его исторических границах уже невозможно. И вновь настойчивость ученого возымела действие. После публикации в «Правде» в 1980 г. его статьи «Висит дым над заповедником» дело сдвинулось с мертвой точки. А в 1983 г. решением Совмина РСФСР территория заповедника была значительно расширена в северо-западном направлении, тогда еще свободном от дымовых шлейфов промышленных объектов Mурманской области.

В своей последней статье, вышедшей в июньском выпуске областного «Экологического вестника» за 1990 г., Олег Измайлович предлагает немедленно «...признать приоритет мероприятий по охране среды от загрязнения перед планами расширения выпуска металла и выполнения социальных программ, поскольку ни санаторий в Сочи, ни пионерлагерь в Риге не сохранят здоровье людей, вынужденных дышать сернистым газом, а еду и питье сдабривающих медью и никелем».

Подвижническая деятельность ученого и гражданина была по достоинству оценена Родиной. В августе 1990 г. вышел указ Президента М. С. Горбачева о награждении О. И. Семенова-Тян-Шанского орденом «Трудового Красного Знамени».
Все, кто работал с Олегом Измайловичем в заповеднике, видели, как до поздней ночи горит свет в его окне, слышали, как без устали стучит его машинка. В России и за рубежом им было опубликовано более 100 научных работ, в том числе 10 книг. Уже после его кончины вышла в свет последняя книга Олега Измайловича «Птицы русской Лапландии». За 30 лет сотрудничества в различных реферативных журналах им было опубликовано более 1000 рефератов, преимущественно иностранных авторов. О. И. Семенов-Тян-Шанский был членом Президиума ГО СССР, действительным членом МОИП, а также Энтомологического общества, был избран почетным членом Териологического и Орнитологического обществ.

Поражает и обилие научно–популярных публикаций Олега Измайловича — их многие сотни! Он был замечательным популяризатором и комментатором как самых обычных явлений природы, так и своих собственных научных исследований. И даже в самой маленькой его газетной заметке вы не найдете неуместных восторгов и умилений по поводу жизни «братьев меньших наших», но почувствуете, сколько настоящей любви скрыто за подчас деловыми научными строчками. Как завещание ученого читаем мы сегодня его интервью в одном из центральных российских журналов.

На вопрос корреспонденте: «Что вы можете пожелать молодой смене работников заповедного дела?» — Олег Измайлович ответил: «Прежде всего принципиальности, безукоризненной честности в отношении к природе и к людям. Заповедникам нужны настоящие люди, с горячей кровью и преданные делу...» Именно таким человеком с горячей кровью и преданный своему делу до последнего дня своей жизни был Олег Измайлович Семенов-Тян-Шанский — ученый и гражданин.

Бурундук. Рис. Н. Павлушиной

<< | содержание | вверх | >>

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


20.11.2020
Все разделы электронной библиотеки «Люди и заповедники» существенно дополнены – размещено более 40 новых книг и статей о природе, истории заповедных территорий и на другие темы. Также в библиотеке появился новый раздел, посвященный периодическим изданиям ООПТ



19.11.2020
Библиографическая база данных «Научные исследования на ООПТ» пополнилась: в настоящее время она включает около 600 списков публикаций сотрудников заповедных территорий



18.11.2020
Подведены итоги конкурса "Мир заповедной природы" 2020!



14.08.2020
Автор «Ежика в тумане» о проекте «Жизнь зверей в набросках В.М. Смирина»



3.08.2020
Что делали участники Марша парков на карантине? Подводим итоги эко-флешмоба!



14.07.2020
Проект «Жизнь зверей в набросках В.М. Смирина» на Planeta.ru продолжается!


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2020

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены