Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |

«ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМСЯ»

ЛИЧНЫЙ ВЗГЛЯД НА БРАКОНЬЕРСТВО

И. Суслов,
старший сержант милиции

Эта статья была опубликована в Российской охотничьей газете 11 (607) 8—14 марта 2006 г., но мы решили опубликовать ее на страницах нашего журнала не только потому, что поднятые в ней проблемы волнуют многих наших читателей, но и потому что поднятый в ней вопрос о браконьерстве рассматривается со стороны, нечасто обсуждаемой в печати.

Хотелось бы поднять вопрос о борьбе с браконьерством со стороны, не часто обсуждаемой. Несомненно, что наиболее опасное браконьерство — браконьерство, поставленное на промышленные рельсы. То есть не когда человек весной привязывает второй крючок к удочке, и даже не тогда, когда некто ставит в водоеме сеть, чтобы поймать десяток–другой плотвичек на жаренку, а тогда, когда из этого пытаются извлечь прибыль не просто для того, чтобы выжить, а чтобы обогатиться.

Для этих людей нет ничего святого, они готовы выбить всю дичь в угодьях, выловить всю рыбу в водоемах. В большинстве своем это устойчивые преступные группы, достаточно часто вооруженные огнестрельным оружием. Борьба в угодьях и на водоемах не приносит ощутимых результатов. С этим явлением надо бороться комплексно и в первую очередь необходимо перекрыть рынки сбыта. Достаточно вспомнить советские времена. Сбывать продукцию в то время было очень трудно, и это явление не было таким массовым и опасным. Да и ОБХСС, фининспекция, уголовный розыск не зря свой хлеб ели. С появлением рыночной экономики появилась возможность сбыта браконьерской продукции практически в неограниченном количестве. И возможность извлечения бешеных прибылей.

Систематический развал МВД, который семимильными шагами идет с середины 90–х годов прошлого века, создает для промышленного браконьерства тепличные условия. Кто должен перекрыть рынки сбыта? Внутренний рынок должно закрыть МВД, а внешний — ФСБ. Про внешний рынок ничего не могу сказать — не знаю. А вот развал внутреннего прошел на моих глазах. С 1987 г. я служу в низовом подразделении МВД, то есть на земле, и все, о чем буду писать ниже, знаю не понаслышке.
Несколько лет назад в г. Балашове Саратовской области на колхозном рынке утром видел, как совершенно открыто торгуют браконьерской рыбой, раками. Приехал наряд милиции и пошел по рынку по своим делам. Зайдите на любой московский рынок. В палатке, на лотке лежат туши осетров, белуги, икра красная в ведрах. Это что, так хорошо у нас рыбная промышленность работает? Да я более чем уверен, что 80% этой продукции добыто браконьерами и сбывается незаконно. Опять вокруг ходят милиционеры (и я в том числе) и никого не трогают. Более чем уверен, что большинство браконьерской продукции идет в крупные города на рынки, в рестораны, магазины. Это в первую очередь Москва, Питер и др. В каком–нибудь Сивоконьске сбывать осетрину, икру смыла нет — у тамошнего населения денег нет, нет и объемов сбыта. Вот и везут десятки, а то и сотни тонн браконьерской продукции в крупные города. И это мимо постов ГИБДД. Казалось бы, сейчас я должен повозмущаться по поводу преступного бездействия своей милиции. Но не буду.

Трудно ли перекрыть рынки сбыта браконьерской продукции и тем самым подрубить корни промышленному браконьерству? Честно говоря, нетрудно. Пройти по палаткам, магазинам, ресторанам, проверить документы, изъять незаконно добытую продукцию, привлечь виновных к ответственности. Только делать это надо повсеместно и часто. Так что мешает? Тут мне хотелось бы кинуть камень в разных защитников природы, разных там «гринов» и «писов». Не видать их пикетов на рынках с плакатами типа: «Будь мужиком (или бабой) — брось осетра, он браконьерский!» Это вам не охотников оскорблять — за такое от азербайджанской торговой мафии и по «мордам» можно получить. А что торговля на рынках в руках азербайджанцев, торговля рыбой, кстати, тоже, для меня не секрет. Причем на каждом рынке торгуют из определенных местностей Азербайджана.
А теперь я открою тайну, почему милиция не перекроет рынки сбыта браконьерской продукции. Скажу сразу — в милиции кадровый голод. Не в УВД, ГУВД, МВД, а в отделах милиции, где происходит основная работа. В вышеперечисленных организациях сидят начальники, руководители, кураторы, проверяющие. Они издают приказы, наказы, наставления, обращения. Оперативных работников очень мало. Например, министр издал обращение 23.08.05. Тут же поехали проверяющие, кураторы и другие проверять — есть ли у нас это обращение, знаем ли мы его. Весь отдел им облепили. Приказали каждому постоянно иметь это обращение. Да, бумажка нужная, в экстренной ситуации может пригодиться, если живот прихватит. У нас же на территорию ОВД выходит один экипаж — ему бы с адресами разобраться, не до жиру. Участковые завалены бумажной работой выше крыши, только отписываться успевают. Зато в УВД, ГУВД, МВД денежное содержание больше. Например, я отработал 18 лет в МВД в должности милиционера ППС. Последнее денежное содержание мое составило 9250 руб. Много это для Москвы, если учесть, что мне на эти деньги еще семью содержать надо? А сотрудники по первому году службы получают еще меньше — 7 тыс., и то это с солидной добавкой от московского правительства. Кто пойдет работать за такие копейки, рисковать своей жизнью, здоровьем? И еще вопрос — сколько человек откажется от взятки? Хотя бы в 1 тыс. рублей. Если это составляет более 10% месячного денежного содержания? Да, государство о нас не забывает. С нового года нам повысили содержание на 15%. Уже объявили. Но забыли объявить, что на 15% повысят оклад, а он у меня составляет 1570 рублей, т.е. он увеличится на 235 руб. 50 коп. Но и это не самое главное. В милиции всегда были и есть честные люди. Да и всем взятки давать — никаких денег не хватит. Сейчас распространено крышевание. Каждый начальник крышует согласно своему уровню. Маленькие начальники — маленькие торговые точки, большие — соответственно. Несколько лет назад по поводу проверки одной фирмы на нас выходил аж замминистра. Так что не все так просто. Также существует в последнее время практика ограничения прав сотрудников милиции разными приказами как МВД, так и ГУВД, и УВД. Яркий тому пример — приказ 329 МВД РФ от 1998 г. Статья 11 п. 23 «Закона РФ о милиции» разрешает любым сотрудникам милиции останавливать транспортные средства, проверять у водителей документы на ТС и перевозимый груз. А в случае подозрения о неправомерном использовании дает право на досмотр ТС. И вот 329–й приказ ограничил права сотрудников, оставив это право только сотрудникам ДПС, да и только на КМП. К чему это привело? В 1999 г. в Москве прогремели взрывы. Гексоген в подвалы не на метро возили. Хотели как лучше, а получилось как всегда. То же и с браконьерской продукцией. Идем практически беспрепятственно по нашим дорогам. Как–то задержали мы «Ниву», кстати, саратовскую, с полным прицепом раков. Так вот. За все время пути его никто не остановил! Да и в нашем отделе никто им заниматься не стал — если б оружие, наркота! А то раки. На этом «палку» не срубишь.

Тут еще и президентская помощь малому бизнесу с сокращением проверяющих организаций. Но если у человека все нормально, ему никакая проверка не страшна. Да, походят какое–то время, но если увидят, что ни карману, ни плану, то и ходить перестанут. А если нарушений куча, то тут только и кричать о том, что малый бизнес зажимают. А если учесть, что на рынках, да и во многих магазинах хозяева азербайджанцы, продавцы — молдаване, украинцы, грузчики — таджики, то каждую проверку можно русским фашизмом назвать. А иностранцам все равно чем торговать, что наркотиками, что браконьерской осетриной — с этой страной у них связей ни культурных, ни иных нет. Им все равно, что мои внуки ни осетра, ни кабана не увидят — денег намоют и в свою страну уедут. Да и китайские браконьеры почти всю флору и фауну Дальнего Востока к себе на лекарства и еду перетащили, а президент вещает об ассимиляции китайцев. Сперва надо ужесточить миграционную политику, выдворить из страны гостей непрошеных, а уж потом и об ассимиляции можно подумать.

А вырубки леса! Нет, конечно, лес вырубать надо (на вырубках и лось, и другая дичь разводится). Но что после вырубок оставляют! Метровые колеи, бревна, пеньки. На танковом полигоне лучше! И это не в Карелии, где лес за границу незаконно вывозят. Это в Подмосковье. В Талдомском районе! Но это не в тему. А так — крик души. Вообще–то хватит читателя разными страшилками утомлять. Я думаю, каждый здравомыслящий человек понимает, что пока у нас не будет высокооплачиваемой милиции, а лучше полиции, то есть не вооруженный народ, а профессионалы по борьбе с преступностью, порядка мы даже с браконьерством не наведем. А за честность платить надо, льготы давать, чтобы человек за место держался, зная, что ему в затылок целая очередь дышит. Тогда он ни взятки брать не будет, ни крышевать. Это мой личный взгляд на проблему браконьерства и ее решение. Может, я не прав? Хотелось бы и другие мнения узнать.

Кабаны. Рис. Н. Павлушиной

<< | содержание | вверх | >>

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


1.10.2021
Итоги конкурса детского художественного творчества «Мир заповедной природы».



27.09.2021
Экспедиция по отлову и учету выхухоли.



13.08.2021
Центр охраны дикой природы направил коллективное заявление в Московскую межрайонную природоохранную прокуратуру.



3.07.2021
29 июня состоялся вебинар проекта TEEBRussia по экосистемным услугам и биоразнообразию крупнейших городов России, которым посвящен 3-й том Прототипа Национального доклада по экосистемным услугам России.



4.06.2021
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы по проектам АО «Святогор»


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2021

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены