Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |  

«Традиционное природопользование»

ДЕТИ МОРЯ

Л. В. Забродина, О. М. Сазонова,
программа "Командоры"

В 1980-х г. во время экспедиции, проводившейся в рамках междисциплинарной комплексной программы "Командоры", авторы этой статьи – тогда студентки филфака МГУ – собирали рассказы старожилов Командорских островов об обычаях и традициях предков и о их нынешней жизни, которые и легли в основу статьи. Многие древние алеутские обычаи и традиции сохранились лишь в памяти людей, но некоторые из них остались, органично преобразовавшись в соответствии с реалиями современной жизни и впитав культурные и производственные традиции других народов, проживающих на Командорских островах.

Алеуты и море неразделимы. Этот древний островной народ органично связан с морем всей многовековой историей своего существования.

В настоящее время алеуты проживают на Алеутских (США) и Командорских (РФ) островах, омываемых водами Берингова моря и Тихого океана. Береговая линия островов окружена рифами, бесчисленными мелкими островками и возвышающимися из моря отдельными скалами. На островах преобладает тундровый ландшафт. Температура воздуха зимой колеблется около 0оС, летом – около +10оС. Постоянные моросящие дожди и сильные ветры дополняют климатическую картину региона, недаром эти места называют "страной ветров и туманов", "колыбелью ветров и штормов".

Европейцы узнали о существовании алеутов лишь в 40-х годах XVIII в., когда первопроходцы посетили Алеутские острова. Перед путешественниками открылась картина жизни в суровых природных условиях, тем не менее море было богато морским зверем и рыбой, шумели птичьи базары, на отмелях изобиловали моллюски, морские ежи, съедобные водоросли. Командорские острова, открытые экспедицией Витуса Беринга в 1741 г., были необитаемы. В 1826 г. Российско-Американская компания переселила сюда группу морских охотников с Алеутских островов для промысла пушного зверя: котиков, каланов, песцов. С этого времени и началась история командорских алеутов. Поскольку природные условия Командорских и Алеутских островов весьма сходны, переселенцы во многом сохранили промысловые и бытовые традиции своих предков.
Море и морское побережье давали алеутам все необходимое для жизни. Ритм жизни моря: его приливы и отливы, подход к берегам косяков идущей на нерест рыбы и стремящегося к береговым лежбищам морского зверя, весеннее оживление птичьих базаров, появление на отмелях моллюсков и водорослей – определял ритм жизни и занятия алеутов в течение года.

Алеуты не боялись воды, а боготворили ее, считая источником жизни. Перед каждым важным делом они обязательно окунались в морскую воду, а детей закаливали, купая в море круглый год.

Байдарки и шлюпки были единственными средствами передвижения между островами. Их использовали и для охоты, и для поездок в гости. "Народ сей в обычаях непостоянный, жительство имеет, переезжая в маленьких, сделанных из нерпичьих шкур, байдарках с острова на остров, за проливы верст по пятидесят, в которые байдарки садится по одному человеку и зашиваются пузырями китовыми и других морских зверей, а внутрь кладут своих жен и так смело в морское волнение по морю ездят, что за лучшую похвалу себе приемлют; с берега в море пускаются в самый превеликий шторм, почему и малолетних детей своих в таковых же байдарках по одному обучают ездить от двенадцати возраста их лет", – читаем мы в донесении иркутского губернатора за 1770 г.

Байдарки алеуты изготовляли из дерева и китового уса ("синлет"), готовый каркас обтягивали выделанными шкурами. Обшивка переходила в сшитую из кишок непромокаемую горловину, которую можно было туго затянуть под мышками у гребца. Таким образом алеут составлял единое целое со своей байдаркой.

Умение предсказывать погоду жизненно важно для обитателей островов, и алеуты умеют это делать в совершенстве. Вид водной глади, форма волн и облаков многое могут сказать опытному наблюдателю, но многие алеутские секреты прогнозирования погоды не разгаданы до сих пор. "На море во время волнения они всегда разочтут падение и скорость волны и всегда отличат простое волнение с россыпью на чистом море от волнения на отмелях и подводниках", – писал известный миссионер и просветитель священник И. Е. Вениаминов, много лет проживший среди алеутов.

Промысловая одежда алеутов состояла из камлейки (непромокаемого плаща с капюшоном, сшитого из кишок сивуча или нерпы). В древности алеуты не носили обуви и брюк, позже на ноги стали надевать промысловые брюки и торбаза – мягкие сапоги, сшитые из кишок и шкур морского зверя. Шкуры шли также на изготовление лыж, а из костей крупных морских млекопитающих делали полозья для нарт, на которых ездили по тундре.

Алеутская охотничья шапка. Дерево, роспись.

С байдарок алеуты охотились на морских млекопитающих с помощью короткого копья. Позднее при охоте стали применять и сети. Если удавалось убить кита, то жители надолго обеспечивали себя разнообразными продуктами: мясом, китовым усом, спермацетом для изготовления свечей, сухожилиями для шитья, кишками, жиром. Шкуры каланов, котиков, нерп, сивучей использовали в качестве постелей, шили из них одежду. Мясо ластоногих шло в пищу. Продукты промыслового забоя котиков – ласты, сердца, языки – до сих пор считаются у алеутов особым деликатесом. Жир котиков перетапливали, его использовали и при приготовлении пищи, и для смазывания обшивок байдарок, и для освещения жилища, делая из него коптилки.

Одними из основных продуктов питания на островах были и остаются рыба и разнообразные морские беспозвоночные. Рыбу ловят как сетями, так и на удочку, причем не только в море, но и в многочисленных протоках и озерах. На один вытаск поводка в море попадаются и треска, и терпуг, и морской ерш, и камбала, и разноцветные бычки. Дневной улов за 5-6 часов поддевания в хорошую погоду составляет несколько центнеров на человека. Помимо морской рыбы заготавливают и проходную – заходящих на нерест в реки кижуча, нерку, гольца. Рыбу ели как свежую, так и соленую, а также сушеную без соли (юколу). Юкола шла и на корм ездовым собакам, и на приманки для песцов. В дело шли даже рыбьи головы – ими растапливали печь.

Из морских моллюсков варили супы или просто отваривали их – недаром литорины и морские блюдечки ("чимиги" и "чикичи") заслужили прозвище "алеутские семечки". Для ловли осьминогов существует специальное приспособление – "кагах", которое представляет собой крючок на длинной палке, им осьминогов вытаскивают из-под камней. "Осьминог – он такой хитрый, – рассказывает бывалый любитель охоты на осьминогов. – Он прячется под камнями, а ты его крючком – раз! – и на солнышко". Для охоты на осьминогов очень важно рассчитать время приливов и отливов, но тут у каждого охотника свои секреты.

Одним из излюбленных блюд местных жителей была икра морских ежей. Дети, играя на берегу, лакомились икрой, разламывая панцири. Сами панцири тоже шли в дело: из них варили краску для окрашивания выделанных кож морских котиков. В пищу употребляли и голотурий (морские огурцы), ими же кормили и песцов.

Живя на морском берегу, вполне естественно дополнить свой рацион мясом и яйцами колониальных морских птиц, гнездящихся на многочисленных скалистых островках: топориков, глупышей, бакланов, кайр, серокрылых чаек. Очень вкусным считалось мясо молодых глупышей, которых следовало ловить, пока они не встали на крыло. Охота на глупышей представляла собой любопытное зрелище: находясь в шлюпке, алеут с помощью сачка на длинной ручке – "чируча" – ловким движение вылавливал из воды упитанных молодых птиц.

Говоря о питании местного населения, нельзя не упомянуть морские водоросли, в изобилии растущие вдоль побережья. Их, особенно ламинарию, широко известную под названием "морская капуста", использовали для приготовления салатов, добавляли в супы с морепродуктами, тушили, а впрок заготавливали в сушеном виде. Использовали водоросли и в лечебных целях: ульву прикладывали к обожженным местам, отвар фукуса применяли при лечении желудочных расстройств. Из длинных таломов водорослей делали веревки, натирая их жиром морского зверя, а из шаровидных утолщений нереоцистисов – пепельницы и подсвечники. Известковые отложения корковых багрянок (литотамниевые водоросли) употребляли как абразивный материал при выделке шкур сивучей и котиков и для полировки поплавков сетей, чтобы отбить запах человеческих рук. С появлением на островах сельского хозяйства штормовыми выбросами водорослей стали удобрять огороды, а обсыпанные мукой водоросли использовали на корм сельскохозяйственных животных, главным образом свиней.

Выброшенными на берег губками мыли посуду, а крупные раковины моллюсков использовали в качестве пепельниц и для хранения всяких нужных в хозяйстве мелочей. Для шитья употребляли иглы, сделанные из костей ног чаек, а нитками служили скрученные сухожилия морских млекопитающих.

Море до сих пор играет важную роль в жизни алеутов. И в наши дни островитяне продолжают использовать его дары, в том числе и современные. "Япония нас не забывает!" – говорила одна из старожилок, с гордостью демонстрируя найденные на лайде (прибрежной полосе) фигурные бутылки, рыболовные сети, рыбацкую одежду, необычные японские тапочки и даже почти полный сервиз. И всему находят применение местные жители, не только собирая, но и с большой выдумкой приспосабливая самые, казалось бы, бесполезные вещи для бытовых и эстетических целей. Из распущенных нейлоновых сетей плетут сумки, кошельки, коврики. Из кухтылей (ярких разноцветных поплавков рыболовных сетей) местные умельцы изготавливают необычайно красочные наборы мебели. И это, уж не говоря о раковинах, камнях, морских желудях, панцирях морских ежей, которые издавна служили игрушками для местной детворы.

Как говорится, не хлебом единым жив человек. В свободное от промысла время умельцы изготовляли модели кожаных байдарок (в том числе и для детских игр). Байдарки эти делали с полным охотничьим снаряжением, с фигурками гребцов и охотников. Из кости, а позже из камня вырезали фигурки морских зверей и птиц.

Резными фигурками каланов, который по поверьям алеутов приносит удачу, украшали нос байдарки, причем чаще всего калана изображали лежащим на спине – в позе, в которой он больше всего напоминает человека, ведь по поверьям алеутов каланы когда-то были людьми. Изображения каланов можно увидеть и на древних алеутских деревянных шапках, которые имели скорее ритуальное значение во время морской охоты. Вообще калан у алеутов почитался особо, и является одним из главных действующих персонажей алеутского фольклора.

Калан. Кость, дерево. Автор И.П. Вьюев.

Море нашло отражение во всех видах алеутского искусства и конечно, не могло оно обойти стороной алеутские танцы, продолжающие восхищать гостей Командор. Полные невыразимой прелести движения танцоров, подражающие движениям волн, вольному морскому ветру, полету чайки, изумляют самобытной пластикой и грацией. Море подарило алеутам и древнейшие музыкальные инструменты: мамай, сделанный из раковин, трещотки из раковин или птичьих клювов, балалайки со струнами из жил морских животных.

Не зря и самая любимая алеутская песня, которая считается алеутским гимном, связана с морем. Она называется "Агитада" (товарищ) и повествует о том, как охотник уходит в море один на своей байдарке. Он борется со стихией и, выйдя победителем, возвращается с добычей на берег, думая о том, что вскоре ему предстоит новая встреча с его вечным товарищем и противником – непостоянным и изменчивым морем.

<< | содержание | вверх | >>

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


11.04.2019
Первый этап "Марша парков - 2019"



23.02.2019
Центр охраны дикой природы начинает «Марш парков - 2019»



22.02.2019
Итоги «Марша парков - 2018»



13.02.2019
«Мир зверей для меня – самое прекрасное, что существует на Земле». Презентация книг по наследию В.М. Смирина.



10.12.2018
ЗАЯВЛЕНИЕ - День прав человека 2018


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2019

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2016 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены