Eng

  На главную страницу
| архив | содержание |

«ОХРАНЯЕМЫЕ ТЕРРИТОРИИ»

ВРЕМЯ НАС РАССУДИТ
Или размышления о канале и не только...

А. Н. Волошкевич,
Дунайский биосферный заповедник
С. А. Шапаренко,
Экологическая группа «Печенеги»

26 августа президент Украины Л. Кучма с большой помпой открыл канал Дунай — Черное море по гирлу Быстрое, входящему в состав Дунайского биосферного заповедника. О том, чем обернется для природы этой части дельты Дуная строительство канала и открытие судоходства в гирле Быстрое и возможных путях минимизировать нанесенный природе ущерб, размышляет наш автор — директор Дунайского биосферного заповедника А. Волошкевич. А с предысторией этого вопроса мы попросили познакомить наших читателей председателя совета Экологической группы «Печенеги» Сергея Шапаренко.

В 1957 г. СССР открыл судоходство в своей части дельты Дуная, углубив дно гирла Прорва. При этом в очередной раз была проигнорирована скорость, с которой Дунай намывает отмель при впадении в море. Дело в том, что эта река за год выносит около 65 млн. т твердых частиц, которые оседают там, где падает скорость речного течения, и создают морскую отмель — бар. Поэтому многолетний опыт судоходства свидетельствует, что само сооружение каналов в дельте Дуная требует сравнительно небольших средств (лишь на создание прорези на отмели), но значительно больших вложений потребует регулярная расчистка дна канала для поддержания глубин, необходимых для прохождения судов. Причем объемы работ с каждым годом будут возрастать, так как с углублением гирла в нем усиливается течение, а значит, увеличиваются проходящие через него объемы воды, а с ними и объемы наносов, в результате чего бар в расчищенных гирлах растет быстрее.

На Прорве так и вышло: сначала объемы дноуглубительных работ составляли около 200 тыс. куб. м грунта в год, к середине 80-х годов (уже во времена независимой Украины) они возросли до 2,5—3 млн. куб. м, и расчистка судового хода велась практически непрерывно. Отсутствие средств на эти работы привело сначала к уменьшению проходных глубин, а в 1997 г. к полному прекращению судоходства на этом гирле.

В начале 2000-х годов, стремясь восстановить судоходство в украинской части дельты Дуная, Министерство транспорта Украины наступает на старые грабли, лоббируя судоходный ход через другое дунайское гирло — Быстрое, представляющее собой одну из ценнейших территорий Дунайского биосферного заповедника.

Дунайский биосферный заповедник был создан в 1967 г. для сохранения природных комплексов дельты, развития традиционных промыслов и рекреации. На его территории произрастает свыше 1500 видов растений и обитает около 3600 видов животных; немало представителей флоры и фауны заповедника занесены в Европейский Красный список и в Красную книгу Украины. Заповедник включен в число двухсот наиболее ценных водно-болотных угодий мира, а решением ЮНЕСКО от 2 февраля 1999 г. ему был присвоен международный сертификат биосферного резервата.

Судоходный путь на Быстром приведет (уже приводит!) к изменению гидрологического режима дельты, загрязнению протоки нефтепродуктами, разрушению мест обитания большинства видов рыб, уничтожению мест массового гнездования птиц, под угрозой исчезновения окажется большинство редких видов насекомых, земноводных и млекопитающих, обитающих на этой территории.

Мировая экологическая и научная общественность более трех лет ведет кампанию против реализации антиэкологического проекта. Использованы были все доступные средства: сборы подписей, письма, обращения, выступления в прессе, пикеты, пресс-конференции... Это позволило на несколько лет оттянуть начало реализации проекта (например, за 2001—2004 гг. удалось отклонить три проекта Указа президента Украины о вычленении гирла Быстрого из состава заповедника!).

Чтобы описать всю кампанию, потребовался бы не один десяток страниц. Достаточно сказать, что против строительства канала на Быстром высказались международные эксперты ЮНЕСКО и Рамсарской конвенции, правительства США, Германии, Румынии, комитеты нескольких международных конвенций и ЕС, более 300 научных и общественных организаций и тысячи людей из разных стран мира. А украинское правительство продолжает утверждать, что вся кампания — не что иное, как происки «прорумынских» сил...

Лоббистам канализации Быстрого о негативном опыте судоходства в «живых» гирлах сообщалось неоднократно. Впустую. Из их поведения следует единственный вывод: строительство канала на Быстром привлекательно лишь тем, что дает возможность получения больших бюджетных средств. Не заслуживает ли внимания тот факт, что 12 мая 2004 г. Кабинет министров Украины принимает распоряжение об утверждении рабочего проекта канализации Быстрого (оно фактически дало «зеленый свет» на подпитку данного проекта из госбюджета), а 15 июня министр транспорта Г. Кирпа регистрирует свою политическую партию?

И вот отшумело торжественное открытие канала Дунай — Черное море, отгрохотал праздничный концерт с участием столичных звезд, отгремел грандиозный салют, общее количество диаметрально противоположных по содержанию публикаций в прессе по этой теме уже перевалило за тысячу. Безусловно, что пройдена определенная веха, требующая спокойного анализа и осмысления…

Наверное, еще долго это экологически резонансное, а главное, незавершившееся дело будет тщательно анализироваться в самых разных аспектах. Сейчас хотелось бы посмотреть на него и с сугубо практической точки зрения — решение принято, судоходный путь строится, как же минимизировать неизбежный при этом ущерб? Действительно ли главные виновники всеукраинского и международного скандала — экологи?

Что касается ущерба, неминуемого при любом варианте строительства канала, то еще в 2002 г. специалисты заповедника настаивали, что его надо стараться минимизировать путем оптимизации технологии работ, а не переводить в денежный эквивалент и выплачивать компенсацию. Для этого крайне необходимы комплексная система наблюдений, оценки и прогноз изменений состояния экосистемы дельты под влиянием судоходства — мониторинг, который как раз и не проводился. Строительство первого этапа уже закончилось, а договоры с институтами биологического профиля так и не были заключены. Только письмом от 2 сентября 2004 г. Государственная инспекция охраны Черного моря информировала, что предполагается подключение к мониторингу биологов.

Что мы имеем в результате? Дноуглубительные работы прошли во время государственного нерестового запрета. При проведении аналогичных работ даже вне запретного периода советским Дунайским пароходством (а позже соответственно украинским Дунайским пароходством) важной составляющей при расчете ущерба была неизбежная гибель скатывающихся личинок рыб, в первую очередь дунайской сельди. Как показывают многолетние наблюдения, личинки именно этого вида сотнями миллионов экземпляров скатываются через створ Килийского гирла. Однако когда на совещании в Вилково 7 июля 2004 г. мы ознакомились с расчетом ущерба рыбному хозяйству, то оказалось, что в районе дноуглубительных работ вообще ни одна личинка сельди обнаружена не была и соответственно нет никакого ущерба. Были какие-то странные объяснения, что личинки оплывают технику по различным стержням воды и т. д. Когда же мы принесли пробы с массой крохотных личинок, которые могут только пассивно дрейфовать в воде, всем все стало понятно.

В прессе, в том числе и в местной, заповедник обвиняли в клевете относительно колоний, покинутых пестроносой крачкой (1380 гнезд) и речной крачкой (120 гнезд). Этот факт был обнаружен 13 июля 2004 г. орнитологом заповедника, ведущим научным сотрудником, кандидатом биологических наук М. Е. Жмудом, а 16 июля 2004 г. зафиксирован представителями четырех организаций, включая Госинспекцию Черного моря, с соответствующей фото- и киносъемкой. Такое поведение, когда птицы расклевывают гнезда на колониях при чрезмерном факторе беспокойства, является обычным для колоний многих видов птиц. Вот почему в Положении о Дунайском биосферном заповеднике записано, что в период гнездования рыбакам, ведущим промысловый лов рыбы, нельзя подплывать к гнездящимся колониям ближе чем на 150 м. Согласно таксам, утвержденным постановлением Кабинета Министров Украины от 21 апреля 1998 г. № 521, ущерб в результате исчезновения упомянутых колоний составил 144 тыс. гривен. Этих потерь можно было легко избежать, если бы катера и все другие плавсредства, обслуживающие строительство судоходного канала, выдерживали это безопасное расстояние. Ведь дело не только в денежном эквиваленте этого ущерба, речь идет и о чисто морально-этических последствиях — тысячах уничтоженных жизней.

Через несколько дней мы с удивлением ознакомились еще с одним совершенно противоположным актом обследования косы, опубликованным в газете «Голос Придунавья» от 24 июля 2004 г. в статье «Факт гибели птиц не установлен» с фотографией пеликанов и припиской о том, что соседство людей их не пугает. Но ни пеликаны, ни серые гуси, ни тем более пролетающие над косой колпицы на косе Птичья не гнездятся и потому не привязаны к конкретному месту и менее чувствительны к фактору беспокойства. Биологам хорошо известно, что именно колониальные птицы особенно чувствительны в гнездовой период. На острове нет ни колоний серебристой чайки, ни мелких хищников, о следах которых упоминалось в акте. Из-за отсутствия опыта за следы хищников были приняты следы когтей птиц на песке при взлете.

Вывод этой комиссии, организованной «Дельта-лоцман», о том, что колония исчезла из-за шторма, не соответствует действительности, так как расположенные южнее на 700 и 900 м (то есть дальше от судового хода) колонии крачек нормально продолжали насиживать кладки. Мы во время выезда на Быстрое 23 июля 2004 г. вместе с представителями Минприроды и «Дельта-лоцман» предлагали еще раз осмотреть косу, но они отказались.

Этими двумя примерами хотелось также подчеркнуть и то, что в мониторинге, если только он комплексный, каждый специалист должен заниматься своим делом. Некоторые приезжающие на канал корреспонденты почему-то считают, что если мы говорим об отрицательном влиянии на экосистему, то это значит, что они должны видеть погибших животных, а если этого нет, то можно радостно умиляться. Но ведь для всего животного и растительного мира планеты сейчас главная угроза — не прямое уничтожение, а изменение условий обитания. Ряд прогнозируемых отрицательных явлений, как, например, перераспределение стока, обмеление и отмирание мелких проток, происходят не мгновенно после вскрытия мелководного морского бара, а растянуты во времени — и время нас рассудит.

Здесь опять же нужен качественный специальный гидрологический мониторинг. Все строительство прошло с двойной перевалкой грунта при доминирующем вдоль береговом северо-южном течении. Гирло Восточное, расположенное в 4 км южнее гирла Быстрое, стремительно перекрылось нарастающей косой. Как без мониторинга ответить, какая тут роль естественных, а какая — искусственных процессов?

Получение качественных результатов мониторинга, грамотное профессиональное использование результатов уже проведенных исследований крайне необходимо не только для минимизации ущерба и оптимизации технологии работ. Добровольно подписав ряд международных конвенций, мы теперь обязаны информировать другие страны о такого рода работах. В средствах массовой информации вокруг этого аспекта наворочено огромное количество совершенно противоречивой, взаимоисключающей информации, начиная от попыток изобразить это как вмешательство во внутренние дела Украины и призывов ни на что не обращать внимания и кончая происками вражьих агентов. Несомненно, видя в Украине конкурента в грузоперевозках по р. Дунай, начала спекулировать на экологических проблемах и соседняя Румыния, представляя строительство канала по гирлу Быстрое как чуть ли не крах для экосистемы румынской дельты. Более того, в прессе даже промелькнуло сообщение, что румыны грозятся прорыть новый канал выше гирла Быстрое в залив Мосура для перехвата воды. Больше эта информация не появлялась, и мы не знаем, является ли она официальным мнением румынских властей.

Есть ли взаимное влияние гидротехнических работ на процессы в дельте? Достаточно взглянуть на космические снимки последних десятилетий, где видно распространение дунайского ила и рост островов, чтобы ответить — да, есть. Ведь от бара гирла Быстрое до Сулины всего лишь 20 км. С другой стороны, образование огромной косы, получившей название Новая земля и отсекающей больше 5 тыс. га стремительно мелеющего морского залива, является следствием румынских заградительных дамб на Сулинском канале. А струенаправляющая дамба на развилке Тульчинского и Килийского гирл, построенная румынами больше 100 лет назад? Ведь сток Килийского гирла уменьшился из-за этого, образно говоря, на два годовых стока Днестра! К слову, как раз для того, чтобы определить, какая здесь доля естественного, а какая, несомненно, искусственного процессов, опять же чрезвычайно нужен мониторинг.

В начале августа я побывал на болгарском участке р. Дунай в районе гирла Русе, где мы проводили совместные рыбохозяйственные исследования. Только перед этим закончился ход дунайской сельди (он и на украинском участке был очень поздним, в июле на нерест шли необычно крупные экземпляры). Уловы на болгарском участке достигали до 300 экземпляров за притонение. Сельдь не только проходит весь болгарский участок реки (850 км р. Дунай), но и доходит до плотины на Железных воротах (964 км реки). Их специалисты хорошо знают о конфликте вокруг строительства канала, стараются быть в курсе происходящего. Но можно ли, например, принять упреки, что какая-то часть личинок сельди погибнет при дноуглубительных работах и это может отрицательно повлиять на их уловы? Нет, потому что по расчетам из-за прекращения рыболовства по гирлу Быстрое (а оно уже и технически невозможно из-за установленных створных знаков в русле) будет недолавливаться около 90 т. сельди (вместе с той рыбой, которая не учитывается промысловой статистикой). Другими словами, вверх будет дополнительно пропускаться около 300 тыс. производителей сельди. Такого рода примеры можно продолжать.

Вот почему еще во время подведения итогов приезда комиссаров Евросоюза, которое происходило в кинотеатре г. Вилково 24 июля 2004 г., я подчеркивал в своем выступлении, что не надо бояться этих трансграничных аспектов, а необходимо рассматривать все проблемы в комплексе. Конечно, это несколько сложнее, чем просто отрицать такое влияние, потому что требуется профессиональный творческий подход. Наши же чиновники ранее поступили чисто по-страусиному и крайне непрофессионально, написав, что трансграничного влияния нет. Ведущий собрание заместитель начальника Госслужбы заповедного дела С. С. Комарчук не отрицал критики и сказал, что они будут исправлять ошибки.

Однако в опубликованном в «Голосе Украины» 20 августа 2004 г. «Заявлении об экологических последствиях создания судового хода Дунай — Черное море на украинском участке дельты по рабочему проекту на полное развитие» за подписью руководства «Дельта-лоцман» и института Речтранспроект опять утверждается: «Отрицательные трансграничные влияния строительства и эксплуатации ГСХ на природную среду исключаются».

Кстати, об итогах приезда представителей комиссии Совета Европы. Сразу после этого в райгосадминистрации была организована пресс-конференция, детально освещенная в газете «Голос Придунавья» от 7 августа 2004 г. № 4. Газета писала, что отклики на визит еврокомиссаров у «Дельта-лоцман» и властей разошлись с откликами заповедника. По мнению первых, еврокомиссары отметили, что решение, принятое по строительству, правильное и ход строительства с точки зрения экологии не вызывает у них тревоги. Заместитель директора заповедника В. А. Федоренко, очевидец многих критических высказываний еврокомиссаров, был противоположного мнения и сказал, что время нас рассудит и надо дождаться отчета. В уже разосланном официально 31 августа 2004 г. отчете посетивших дельту представителей Совета Европы вариант по гирлу Быстрое подвергнут уничтожающей критике.

Теперь о роли экологов и общественных организаций. Начнем с того, что масса клеветнических публикаций сторонников варианта по гирлу Быстрое публикуется в газетах за серьезные деньги на правах рекламы с припиской: «редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов». Естественно, что природоохранная организация не имеет таких денег, чтобы оплачивать заказные статьи в центральных изданиях. Кроме них еще существуют многочисленные минтрансовские издания и прочая, так или иначе зависимая, пресса.

Такая пресса и делит экологов на «настоящих» (естественно, тех, кто поддерживает вариант по гирлу Быстрое) и «ненастоящих». В упомянутом выше «Заявлении об экологических последствиях...» указано, что против канала по гирлу Быстрое «высказываются несколько общественных природоохранных организаций и Академия наук Украины».

Для справки: согласно данным последнего пресс-релиза коалиции «За дикую природу», с 1 мая по 5 ноября 2004 г. в защиту Дунайского биосферного заповедника выступило 50 482 организаций и отдельных граждан из 90 стран мира. Мы уже не говорим о международных организациях и конвенциях, о чем детально писалось в прессе. Поэтому сводить все только к конкурентным отношениям с Румынией нельзя. Даже если прокладывать канал по гирлу Быстрое, чиновникам необходимо было профессионально соблюсти необходимые процедуры в отношениях с теми или иными конвенциями.

Какой же путь выбран сейчас? Недоработки одних пытаются заменить голословными клеветническими обвинениями других, приклеивая ярлыки и продолжая поиски мнимых врагов. Взять, к примеру, оплаченную статью в газете «Комсомольская правда в Украине» от 10 августа 2004 г. «Кому выгодно перерезать гирло Быстрое?». Когда после выхода этой статьи мы совещались насчет подачи иска в суд, я спрогнозировал, что она будет перепечатана, конечно же, в «Голосе Придунавья», и не ошибся. Комментировать эту публикацию можно было бы долго, но это выходит за рамки данной статьи. Меня приятно удивила реакция подавляющего большинства друзей и знакомых, прочитавших эту статью. Все они просили поделиться украденными четырьмя с половиной миллионами долларов или рассказать, как из-за нас сняли с работы пять полковников и одного генерала в румынской сигуранце. На какого же дремучего обывателя рассчитан подобный вздор и что делать экологам и общественным организациям? Брать справки в СБУ, подтверждающие, что они не румынские шпионы?

В контрасте с этим удивили и итоги самого последнего совещания в Минприроде 6 сентября 2004 г. На нем С. С. Комарчук сказал представителям заповедника, что будут выделены деньги и необходимо будет срочно интенсифицировать сотрудничество с румынами, обмены делегациями и т. д. Полной неожиданностью были и предложения Минприроды по зонированию заповедника, которые в полной тайне от нас разрабатывались в Украинском научно-исследовательском институте экологических проблем (г. Харьков).

После длительных разговоров и массы публикаций о том, что мы ущемляем интересы местных жителей, вдруг предлагается сделать местом строгой охраны излюбленное охотничье угодье вилковчан и гостей — Таранов кут, а заодно и о-в Прорвин, причем лесники подобное зонирование уже согласовали. Даже наш городской голова И. В. Тимошенко, интенсивно сотрудничавший с Минтрансом и Минприроды в последнее время, ничего об этом не знает. Мы еще раз сделали официальный запрос по этому поводу и ждем ответа.

Можно было бы приводить еще множество примеров, но для этого, вероятно, требуются отдельные специальные статьи. Время нас рассудит относительно экологических, экономических, социальных и других аспектов обоснованности канала по гирлу Быстрое. На уже упоминаемой встрече в вилковском кинотеатре мы предлагали следующее: в прессе настойчиво пишут, что на румынской территории есть три канала и строится четвертый по Свято-Георгиевскому гирлу. Почему же частным инвесторам не разрешают хотя бы закончить проект альтернативного варианта — настоящего полноценного шлюзованного канала в обход активной дельты с устьевым портом и всеми необходимыми коммуникациями, ведь Проектгидрострой так и не смог добиться акта выбора площадки, а без него проектные работы невозможны? Это при всем том, что канал предлагается построить не за бюджетные деньги. Почему мнение ученых Национальной академии наук Украины и общественности, в принципе нормальное явление для любого здорового общества, воспринимается как предательство Родины? Казалось бы, те времена давно ушли в прошлое, но, оказалось, они нас цепко держат.

В начале недели мы разговаривали с рыбаками с Быстрого, которые в следующую путину будут ловить сельдь в других гирлах… История потихоньку все ставит на свои места, и время нас рассудит.

<< | содержание | вверх | >>

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


27.07.2022
Коллективное обращение в Прокуратуру РФ по ситуации в Кроноцком заповеднике



17.07.2022
Публикации и фильм о русской выхухоли



16.07.2022
Петиция в поддержку сотрудников Кроноцкого заповедника



12.01.2022
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы ОВОС проекта «Комплекс заводов по производству метанола, аммиака и карбамида».


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2022

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены