Eng

  На главную страницу

«Страницы истории»

О СУДЬБЕ САЯНСКОГО ЗАПОВЕДНИКА

Ф. Штильмарк,
Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова

Подкатывает поздняя слеза
И наступает горькое прозренье:
Ведь нет и быть не может
Тем прощенья,
Кто предал заповедные леса…

В. Белкин


Рис. В.М. Смирина
 

В начале XX века научная общественность России была обеспокоена резким снижением поголовья соболя — ценнейшего объекта пушного промысла. По ходатайству мехоторговых фирм в июле 1912 г. был принят закон “Об установлении ограничительных по охоте на соболя мер”, в соответствии с которым добыча этого зверя запрещалась сроком на три года. Одновременно царское Правительство постановило “признать для сохранения соболя неотложность выделения охранных участков, так называемых заповедников (выделено нами. — Ф.Ш.), которые служили бы местом для спокойного существования и размножения соболей и центром их расселения в прилежащие охотничьи районы” (цит. по: Соловьев, 1926). Вслед за тем известный зоолог и охотовед А. А. Силантьев разработал “Проект обследования соболиных районов России в 1913—1915 гг.” Им были выбраны для таких изысканий Баргузинский уезд “как район обитания самого ценного соболя”; Минусинский, Канский и Нижнеудинский округа Енисейской губернии “как районы, где соболиный промысел имеет самое большое значение для местного населения и уже намечены заповедники (выделено нами. — Ф.Ш.) местным управлением Министерства земледелия; Верхотурский уезд Пермской губернии; Березовский и Туринский округа Тобольской губернии” (цит. по: Егоров, 1990). Главной задачей этих экспедиций Силантьев считал разработку проектов первых государственных заповедников для спасения соболей и охраны дикой природы.

В 1913 г. в Департаменте охоты Министерства земледелия состоялось несколько специальных совещаний по этому вопросу с участием видных зоологов (А. А. Бялыницкий-Бируля, Н. А. Смирнов и др.), уточнивших как места работ будущих соболиных экспедиций (дополнительно была намечена для обследования Камчатка), так и их программы. Начальником Баргузинской экспедиции был назначен Н. А. Смирнов, но из-за болезни его в последний момент сменил Г. Г. Доппельмаир. Саянскую экспедицию возглавил охотовед и этнограф Д. К. Соловьев, Камчатскую — С. В. Керцелли.

Ближайшим помощником Соловьева при обследовании Саян был студент лесного института В. И. Белоусов, который еще в 1912 г. совершил вместе со своим однокурсником Е. Н. Фрейдбергом длительную поездку в Пермскую губернию (откуда был родом), разработав первый в России проект организации государственного соболиного заповедника “Матвеевская парма” в истоках рек Колвы и Лозьвы (Белоусов, 1915). В проектировании Саянского соболиного заповедника участвовали также практиканты В. В. Васнецов, К. П. Лавров, А. М. Готто и А. Г. Лепп.

Основную территорию Саянского заповедника выбрали в пределах нынешнего Нижнеудинского района Иркутской области, охватив также восточную часть Курагинского района Красноярского края. Здесь расположен мощный горный узел, откуда берут начало как притоки Енисея (рр. Кан, Агул, Казыр, Кизир), так и реки Тагул, впадающей в р. Бирюсу (Оку) системы Ангары. Важным доводом для заповедания послужила отдаленность этой территории, отсутствие здесь постоянного населения. Привлекала и удивительная живописность этой части Восточных Саян, наличие замечательных горных озер (Агульское, Медвежье и др.).

“Как памятник девственной природы, — писал Д. К. Соловьев, — Саянский заповедник, благодаря чрезвычайно разнообразному и красивому ландшафту и сочетанию самых различных представителей флоры и фауны, которые сохранятся в нем в нетронутом виде на неопределенное время, будет иметь большую ценность в научном и просветительном отношениях для будущих поколений” (Соловьев,1920). Звучит вполне современно!

Уже в 1915 году проектируемая под Саянский заповедник территория на основании Лесного Устава “была изъята из пользования населения…”. В этом же году Департамент земледелия ассигновал 1795 руб. на предварительную охрану заповедника, и три стражника поселились в зимовьях на северной границе проектируемого заповедника. После того как работы экспедиции закончились и границы заповедника были окончательно выяснены, на состоявшемся 25.02.1916 г. при Департаменте земледелия совещании получило одобрение предложение об организации Саянского соболиного заповедника в Енисейской губернии. План его организации приняли без изменений, и на его осуществление ассигновали 22,7 тыс. руб. Первого мая 1916 г. заведующим Саянским заповедником был назначен практикант экспедиции Август Гансович Лепп, который, выехав на место, приступил к выполнению намеченных мероприятий (Соловьев, 1920; Лепп, 1920).

Далее следуют подробное описание планов охраны и программа работы заповедника, включающая научные изыскания. Напомним, что правительственное постановление о создании Баргузинского заповедника вышло на переломе 1917/1919 гг.,тогда как Саянский начал свою работу уже в 1915 г. Как писал его первый директор, уже тогда пытались заложить метеостанцию и начать постоянные научные наблюдения. В 1916 г. был создан соболиный питомник, намечалось загонное опытное разведение маралов и кабарги. Но условия существования заповедника после событий 1917 г. оказались крайне трудными, этот район вскоре попал в зону гражданской войны, бороться с браконьерством стало невозможно. В 1918 —1919 гг. Саянский заповедник “скончался”, не успев даже официально оформиться на правительственном уровне... Судьба его директора А. Г Леппа требует уточнения. В. И. Белоусов в том же 1916 г. стал заведовать Казырсукской промыслово-охотничьей дачей, и она, благодаря его усилиям, продержалась немного дольше, но также была ликвидирована. Мужественный таежник-натуралист Валериан Иванович Белоусов навсегда связал свою жизнь с горной саянской тайгой. Он основал на берегу Енисея биостанцию, на которой работал вплоть до своего ареста в 1938 г. Лишь недавно мне удалось выяснить трагическую судьбу самого первого проектировщика российских заповедников: он был расстрелян в Минусинске 2 октября 1938 г. и в 50-х гг. реабилитирован (Штильмарк, 2000).

Когда в 30-х годах стали вновь создавать таежные заповедники для увеличения поголовья соболей (Алтайский, Сихотэ-Алинский и др.), вспомнили и о Саянском. Новый проект его — практически в прежних границах — составил зоолог А. А. Машковцев, сотрудник С. А. Северцова. В августе 1939 года Саянский заповедник начал новую жизнь. В архивах главка по заповедникам сохранились записи о некоем его работнике, который добирался до места своего назначения несколько месяцев…

“Для того чтобы попасть в заповедник, нужно поездом доехать до Канска, далее 110 км на юг на автомашине до с.Талого Ирбейского района Красноярского края. Оттуда около 40 км можно проехать на телеге до урочища Демидов ключ; там находится перевалочная база заповедника. Далее приходится передвигаться вьючно (т.е. с вьючной лошадью или навьюченным оленем. — Ф.Ш.) по узкой таежной тропе. Управление заповедника помещается на границе заповедника в урочище Летник на реке Агул, в расстоянии около 90 км от Белоусова ключа. Заповедник находится в стороне от путей сообщения. На его территории совсем нет населенных пунктов. Ближе всего к заповеднику находится небольшой тофаларский* поселок Верхняя Гутара со стороны Иркутской области. От него до заповедника 20 км, причем надо перевалить через высокий хребет” (Громов, 1951).

В годы войны управление заповедника, очевидно, располагалось в этом поселке; во всяком случае в известной повести В. Чивилихина “Серебряные рельсы” рассказывается, как работники заповедника не хотели пропускать в тайгу изыскателей будущей трассы Абакан—Тайшет (все трое изыскателей во главе с А.М. Кошурниковым, как известно, погибли в тайге на реке Казыр). Директором заповедника в то время был Константин Иванович Громов, геолог по образованию, автор хорошего и, пожалуй, единственного очерка о “втором” Саянском заповеднике, опубликованного в 1951 г.

Увы, это был роковой год для отечественных заповедников. Наравне с Алтайским, Кроноцким, Башкирским и другими таежными заповедниками был ликвидирован и Саянский. Разница лишь в том, что восстановить этот заповедник так и не удалось, хотя предложений об этом хватало.


Рис. В.М. Смирина

Шли годы. Намечалось проектирование Западно-Саянского заповедника, получившего в конце концов при организации в 1976 г. название Саяно-Шушенского (ныне — биосферный, рядом с ним располагалась когда-то Казырсукская соболиная дача). Но о Восточных Саянах, о далекой горной Тофаларии, казалось бы, все забыли. Вспомнил о них известный писатель Г. А. Федосеев, изыскатель-геодезист, автор популярных книг (“Мы идем по Восточному Саяну”, “В тисках Джугджура”, “Злой дух Ямбуя” и др.). Он написал в 1965 г. очень яркую статью в “Известиях” в защиту горной природы Саян. Главохоте РСФСР было велено “принять меры”: сперва учредили местный заказник, а в августе 1971 г. сделали его республиканским (РСФСР, т.е. федеральным), площадью 132,7 тыс. га (Саянский заповедник занимал 1200 тыс. га, почти в 10 раз больше, он был одним из крупнейших в СССР). Заведовал им (как старший охотовед) бывший работник Иркутского охотпромуправления, опытный таежник Эрик Митрофанович Леонтьев. В 1974 г. мне довелось посетить его базу на Агульском озере и провести осенний сезон в окрестной тайге, убедившись в том, насколько она сурова и трудна для изучения — очень уж там, в самом деле, “крутые” места.

Тофаларский заказник действительно оберегал сердце бывшего заповедника от излишнего наплыва браконьеров и туристов, но все это, к сожалению, оборвалось в начале 90-х гг. с уходом Э. М. Леонтьева и фактически полным подчинением Тофаларского заказника Иркутскому областному и даже Нижнеудинскому районному охотничьему начальству (формально заказник числится “федеральным”, хотя это — полная фикция). Времена изменились, и вертолеты могут летать в глубь Саян не только из Нижнеудинска и Канска, но даже из Красноярска. Именно тамошние “большие люди” ухитрились устроить чуть ли не коттедж на заповедном Медвежьем озере. Впрочем, кое-какое иркутское начальство тоже старается не отставать… Недавно побывавший в Тофаларии Леонтьев, который уже “не у дел”, пишет, что спасать там скоро будет нечего. Тофаларские поселки Верхнюю Гутару и Алыгджер, где тофы доедают теперь последних своих оленей, лет пять назад я видел по телевизору: показывали, как самолет МЧС привез туда гуманитарную помощь (продукты).

Работая над книгой “Заповедники Сибири”, академик РАСХН Е.Е. Сыроечковский поручил мне написать обращение от РАН Правительству России о восстановлении Саянского заповедника не только как природного комплекса, но и как своеобразного “памятника” истории заповедного дела, поскольку именно он был первым из государственных соболиных заповедников (начал действовать на год раньше Баргузинского). Письмо было составлено на имя главы Правительства С. Степашина, но тот как раз был отстранен от работы. Между тем, районные власти Нижнеудинска давно вели переписку с ныне упраздненным Рослесхозом о создании в Тофаларии не заповедника, а национального парка, причем с учетом местных особенностей, с допущением традиционного природопользования аборигенов. По идее, эта форма ООПТ сейчас более всего подходит для данного региона, только при условии, что его территория должна быть весьма обширной, причем на ней необходимо выделить строго заповедные, полностью закрытые для всякого пользования отдельные участки. Сейчас в связи с реорганизацией природоохранных ведомств все эти начинания оборвались. Что-то будет?

Недавно по просьбе Эрика Леонтьева написал я обо всей этой истории в российское отделение Гринпис, приложив целую стопу присланных из Иркутска документов. Предварительно созвонившись, отнес куда-то за стадион Динамо в их офис, передал самолично. Конечно, как ныне принято, ни ответа ни привета — видно, у них много дел поважнее… Ждем-с!


Список литературы:

Белоусов В. И. Опыт обследования соболиного промысла и промысловой охоты вообще в Чердынском и Верхотурском уездах Пермской губернии // Петроград, 1915. — 63 с. (Материалы к познанию рус. охот. дела; Вып. 7).

Белоусов В.И. Современное состояние Казыр-Сукского соболиного заповедника Усинского пограничного района // Урал. охотник, 1926. № 3. С.9.

Громов К.И. Саянский заповедник // Заповедники СССР. — М., 1951. Т. 2. С.175—200

Егоров О.А. Анатолий Алексеевич Силантьев // М.: Агропромиздат, 1990. — 110 с.

Лепп А.Г. Саянский охотничий район в Канском и Минусинском уезде Енисейской губернии и Саянский охотничий заповедник // Изв. Ин-та исслед. Сибири: Тр. естеств.-истор. отд. Томск, 1920. № 2.

Соловьев Д.К. Заповедники, их выделение, значение, организация и прочее // Саянский охот.-промысловый р-н и соболиный промысел в нем: отчет Саян. экспедиции Департамента земледелия. — Петроград, 1920. С. 267—310.

Соловьев Д.К. Основы охотоведения. Часть IV // М:., Новая деревня, 1926. С. 585—890.

Штильмарк Ф.Р. Влюбленный в Саяны (о В.И. Белоусове) // Охот. просторы. М., 2000. Кн. 1. С. 206—220


* - тофалары или карагасы — очень своеобразная малая народность (0,7 тыс. человек на 1992 г.), охотники, использующие верховых оленей. Весь этот район часто называют Тофаларией.

| архив | содержание | вверх |
 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


10.12.2018
ЗАЯВЛЕНИЕ - День прав человека 2018



30.11.2018
Издана книга «Топонимы Командорских островов» Н.А. Татаренковой – обладателя почетной грамоты конкурса на соискание Премии им. Ф.Р. Штильмарка 2017 г.



29.11.2018
Приглашаем в электронную библиотеку «Люди и заповедники», где размещены книги, статьи, рукописи по заповедному делу.



10.11.2018
ЯблоковДень в Дарвиновском музее - 12 ноября 2018 г.



9.11.2018
Экологическое благоустройство Троице-Екатерининских источников



8.11.2018
Создана и доступна для пользования библиографическая база данных научных публикаций сотрудников ООПТ


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2018

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2016 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены