Eng

  На главную страницу

| другие книги | содержание |

Город и природа

БЕТОН И БЕЛАЯ КУВШИНКА

У известнейших русских художников — Левитана, Серова и Остроухова есть картины под названием “Заросший пруд”, а у Поленова их даже две, и обе достаточно знамениты. Чистых и ухоженных прудов в те времена было сколько угодно, но почему-то эти художники, на вкус которых можно положиться, выбирали именно заросшие пруды…

Сейчас в Москве усиленно ведется бетонирование берегов водоемов, а среди них только прудов около трехсот. Называют это благоустройством, но с точки зрения экологии идет активное уничтожение сложившихся экосистем. Обведены бетонной стенкой берега прудов “Парка Дружбы” у Северного речного вокзала, даже островок, который мог бы стать живописным украшением большого пруда, уже забетонирован. В бетонных берегах стоят пруды между проспектами Ленинским и Вернадского, в Олимпийской деревне. Уже одеты в бетон некоторые пруды Тимирязевской сельскохозяйственной академии, в том числе те, которые можно считать памятниками культуры и истории, существующие с XVIII века.

Работники городского хозяйства утверждают, что бетон нужен, чтобы не оплывали берега. Но пруд — не река с течением, и вряд ли найдется пруд, для которого действительно необходима такая защита берега, как реке или морю. Может быть, речь идет о новых прудах, берега которых еще не закреплены растительностью и действительно могут быть размыты дождями. В таком случае посев трав и посадка кустов — средство не менее надежное.

Выдвигается довод: бетонированный пруд красивее, он индустриальнее выглядит. О вкусах не спорят, но думаю все же, что москвичи рвутся в выходной день за город от бетона. В этом нетрудно убедиться, если изучить общественное мнение. Наверное, если бы жителям окрестностей “Парка Дружбы” был задан вопрос: “Что для них лучше, красивее, горбатые мостики, непреодолимые для пожилых людей и тем более мам с колясками, которые уже построены, или прямые, приспособленные к хождению по ним?”, — предпочтение было бы отдано второму варианту. А если бы спросили: “Что лучше — бетонированные или озелененные берега прудов?”, — мнение было бы не в пользу бетона.

Мы привели доводы против бетонирования берегов прудов преимущественно эстетического характера. Для многих специалистов они, конечно, малоубедительны. Но вот экономическая сторона дела значительно серьезнее, к тому же она может обернуться проблемой санитарной, затрагивающей всех окрестных жителей, независимо от их взглядов на природу.

В водоеме с бетонными берегами не удается создать саморегулирующуюся экосистему, так как нет условий для жизни прибрежных высших растений — рогоза, осоки и погруженных в воду — кувшинки, кубышки, элодеи, рдеста, турчи, роголистника*. Как в бочке с водой, быстро размножаются одноклеточные водоросли, потом они разлагаются с поглощением кислорода и отвратительным запахом. Водоем становится “заморным”, все, кто дышит жабрами, без кислорода гибнут.

Гидробиологи приводят пример из практики водоснабжения города. Вот значение биологической самоочистки водоема. Вода из Можайского водохранилища, текущая в естественном русле Москвы-реки, становится чище у Рублевской насосной станции, хотя по пути река принимает немало загрязняющих ее вод. А волжская вода из Учинского водохранилища идет к Москве по закрытому бетонированному каналу и приходит грязнее, чем была в водохранилище.

Индустриализация водных пейзажей города приводит к уничтожению жизни не только в самих водоемах, но и на суше возле них. Кряковые утки, ставшие достопримечательностью природы в столице, гнездятся близ самых маленьких и людных прудов, но у прудов с бетонированными берегами — не могут: утята оказываются в ловушке, попав в водоем, выбираться на берег они не могут.

Бетон на берегах вытесняет городских ласточек в округе, так как землю для постройки своих лепных гнезд они берут по берегам. В таких прудах перестают водиться земноводные, так как маленькие лягушата не могут выйти из воды после окончания метаморфоза.

Соловьи живут только возле водоемов. Недавно мы радовались каждому новому певцу, поселившемуся в городе, а теперь изгоняем и соловьев. Более того, ни одна птица не может напиться в водоеме с бетонными берегами. Там, где стенки установлены почти отвесно, в пруду будут тонуть грызуны и другие зверьки, обитающие в лесопарках, а возможно, и домашние животные, случайно попавшие в воду.

При проектировании новых водоемов и благоустройстве старых, при озеленении берегов не предусмотрены островки, заросшие непролазным ивняком и крапивой — соловьиные места, заводи, закрытые для лодок, но хорошо видные с воды, белые кувшинки и тростник — пристанище пролетных и гнездящихся водоплавающих и болотных птиц. Напомню, что в последние годы над Москвой впервые через много лет стали появляться стаи пролетных лебедей, только сесть им в городе пока что негде.

Желание оградить берега водоема от вытаптывания невольно возникает у многих москвичей. Единственно правильное решение — прокладывать улучшенные тропы вдоль берега, несколько отступя от него. Для создания “микрозаповедников” в наименее посещаемых уголках прудов достаточно создавать непроходимые полосы из ивняка шириной до десяти метров по урезу воды, выше по берегу — из крапивы и колючих кустарников. Здесь будут отдыхать утки, жить соловьи и камышевки.

Можно предвидеть, что одно только упоминание крапивы среди рекомендуемых растений вызовет негодование архитекторов, озеленителей. Но это действительно очень нужное растение: только на крапиве гнездится самый неутомимый певец Подмосковья — кустарниковая камышевка, на земле под ней строит гнездо соловей. Крапива — корм гусениц красивейших декоративных бабочек — адмирала, дневного павлиньего глаза, крапивницы. Семена крапивы — хороший корм для многих зимующих птиц. Наконец, крапива — одно из самых надежных защитных растений летом: в ее чащу не полезет ни человек, ни собака.

Когда мы хотим охранять, преобразовывать или воссоздавать живую природу, прежде всего мы должны достаточно ясно понимать, что представляет собой экосистема, с которой мы имеем дело и в жизнь которой вмешиваемся. И при решении проблем городского хозяйства, если они как-либо затрагивают природу города, нельзя обойтись без экологии.

Озеленители еще не очень хорошо знают эти вопросы. Вот и идет благоустройство живой природы по линии не экологии, а инженерных сооружений. Беда в том, что никто не занимается практическими разработками создания простейших, но надежных водных и околоводных систем в городе. А эти трудные, но неизбежные вопросы надо решать в тесном содружестве проектирующих организаций и ученых-экологов.

1981

| другие книги | содержание | вверх |

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


15.07.2017
Мы и борщевик – кто кого? (Из Вологодской области в Москву)



19.06.2017
В связи с принятием Госдумой закона о "реновации" экологические организации обратились в Совет Федерации



16.06.2017
Новые российские биосферные резерваты пополнили Всемирную сеть Программы МАБ ЮНЕСКО



9.06.2017
Презентация книги «Окский каньон – достояние Средней России»



8.06.2017
«Марш парков - 2017» – новости акции и конкурса плакатов



31.05.2017
Российские и московские экологические организации отправили в Госдуму обращение по проблеме реновации Москвы



29.05.2017
На митинге против градостроительного произвола была представлена точка зрения экологов на последствия «реновации»



12.05.2017
Экологи просят Шеньчженьскую биржу расследовать проект на "Шелковом пути" в Забайкалье


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2017

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2016 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены