Eng

  На главную страницу

| другие книги | содержание |

Город и природа

ГРАЧ — ПТИЦА ВЕСЕННЯЯ

Утром 29 февраля мне позвонили по телефону: “А вы знаете, скворцы уже прилетели!” Я не знал и не поверил, но когда часом позже взглянул в кухонное окно на скворечник, что висит во дворе на осине, сам увидал скворца. Скворечник уже с зимы был облюбован домовым воробьем, и он, судя по угрожающим позам, пытался возражать непрошеному гостю, только скворец на него внимания не обращал. Потом, в марте, начались изрядные морозы и метели, словом, зима опять вытеснила весну. Не появлялись больше и скворцы. Откуда же взялись они в Москве зимой? Ведь много лет прилет скворцов отмечается в последней декаде марта, а то и в начале апреля. Конечно же, скворцы были не прилетные, а наши, московские. Вот уже несколько лет начали скворцы оставаться осенью в городе и благополучно зимовать*. Весной они раньше прилетных могут найти себе жилище, вот и выгода оседлой жизни! А прилетным скворцам, опоздавшим к “распределению жилплощади”, остается либо улетать из города, либо оставаться в нем на холостом положении. Когда появляются в апреле прилетные скворцы, уже невозможно установить, какой скворец поет: зимовавший в городе или весенний гость.

Не одни только скворцы, но и некоторые другие перелетные птицы, ставшие горожанами, утратили инстинкт перелетности. Оседлы теперь галки, вороны, грачи и тысячи кряковых уток, которые теперь так украшают водоемы столицы и удивляют приезжих своей доверчивостью. Не очень понятно, как могли выжить в морозной Москве и стать ее оседлыми обитателями южные скворцы — индийские майны. Это потомки майн, отловленных в Средней Азии, привезенных в Москву и купленных любителями птиц в зоомагазинах. Их выпускали на волю, и они всем на удивление не погибали, а зимовали и успели изрядно размножиться за последние годы, особенно на восточных окраинах Москвы*. Майны занимают обычные скворечники из тех, что побольше и леток у которых пошире, ведь эти красивые коричневые птицы значительно крупнее наших обыкновенных скворцов.

Весна у птиц в Подмосковье начинается с прилетом грачей в середине марта. Сельские жители с утра поглядывают в эти дни на прошлогодний грачевник: не появились ли хозяева. Приятно и радостно первым провозгласить дома, в школе, на работе торжественную фразу: “Грачи прилетели!” Однако москвичи лишены такого удовольствия. В Подмосковье грачей еще не было и в помине, а в городских грачевниках стоял весенний галдеж крикливых птиц: грачи уже выясняли, где чье гнездо и у кого громче голос или крепче клюв. Дело доходило и до потасовок*.

Эти грачи — тоже птицы московские. Не зря они мерзли зимой, кормясь где придется вместе с воронами. Вот теперь, с первыми же теплыми днями, могут они начинать гнездовые дела. Никуда лететь им не нужно, они у себя дома.

Московские грачи стали оседлыми еще раньше скворцов, лет двадцать тому назад. И очень давно, уже несколько десятилетий, оседлы галки и серые вороны. Эти последние существуют в Москве в двух категориях: есть у нас вороны оседлые, есть и перелетные, только не те, которые улетают на зиму на юг, а те, которые прилетают с севера к нам зимовать. Когда московские вороны были перелетными, они зимовали во Франции, в южной Германии, там же, где подмосковные грачи. На смену улетевшим появлялись на зимовку другие, и многие москвичи считали тогда, что вороны оседлы, раз они круглый год попадаются на глаза. В 1980 году, в начале марта, когда еще многие из них совершали кормовые полеты, я увидел ворон, которые среди бела дня “отклевывали”, стараясь сломать, по березовой веточке в насаждениях вдоль Университетского проспекта. Они строили гнездо на ближней елке. Ситуация знакомая. Оседлые вороны начинали гнездиться по крайней мере на две недели раньше перелетных. Они уже с зимы стерегли свои гнездовые участки.

Вот и получается, что птичья весна начинается для москвичей не с появления грачей и скворцов, как у других жителей средней полосы России, а с прилета чаек и чибисов, птиц заметных и в Москве теперь обычных. Первые появляются в Москве уже в двадцатых числах марта. Чайки в основном — обитатели озера Киево, знаменитой подмосковной многотысячной колонии, которая в это время еще находится подо льдом*. Чибисы все чаще гнездятся на окраинах Москвы на сырых лугах, пустырях и даже на пашне.

Из традиционных вестников весны только полевой жаворонок по-прежнему неизменно появляется с первыми проталинами на полях. И у этих птиц город меняет сроки прилета. Снег в городе стаивает быстрее, проталины на пустырях образуются раньше, чем на полях, вот жаворонки и оседают в городе. Они пережидают, когда весна продвинется дальше на север и можно будет продолжать перелет. И поют они, невидимые, где-то в небе, выше шпиля Московского университета, только в бинокль и можно разглядеть трепещущую в вышине громкоголосую птаху. Жаворонки заканчивают первую волну прилета самых ранних птиц. А в апреле птицы начинают прибывать “валом”: что ни день, то новые — зеленушки, зяблики, белые трясогузки и многие-многие другие. Им ничего не нужно от людей, кроме одного: чтобы не мешали им жить в нашем городе.

В конце мая заканчивается птичья весна — прилет с юга — и начинается птичье лето — заботы о гнездах, о птенцах… А те насекомоядные птицы, которые ловят свою добычу на лету, только-только возвращаются на родину. Деревенские ласточки появляются в самом начале мая, а городские — в десятых числах.

Завершают прилет птиц в нашем городе стрижи, появляясь в Москве не позже 18 мая. Перед жарким летом они прилетают раньше.

Теперь из птиц Москвы и Подмосковья остается ждать только одну чечевицу*. Птица это зерноядная, даже птенцов выкармливает семенами звездчатки и других лесных трав, а прилетает вместе со стрижами и даже позднее. Причина, видимо, в том, что родина чечевицы — Восточная Азия. Медленно расселяясь, она с востока на запад дошла до Балтийского моря, а маршрут ее сезонных перелетов повторяет путь расселения. Чечевица — летун весьма заурядный, а пролететь нужно всю Сибирь, вот она и добирается до Москвы только к концу мая.

Чечевиц в Подмосковье не так уж и много, но гнездятся они и в Москве. Птица это настолько заметная и песней, и внешностью, что спутать ее с кем-либо просто невозможно. Ярко-красный самец, сидя на верхушке куста, чаще всего в пойме реки или у ручья, звонко выводит свою песенку, в которой явственно слышится вопрос: “Витю видел?”, или чуть длиннее: “Ты Витю видел?”, или “Чечевицу видел?” Самочка чечевицы очень похожа на самку городского воробья.

Вот когда послышится песня чечевицы, это значит: весенний прилет птиц закончен.

около 1982

| другие книги | содержание | вверх |

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


26.10.2017
Подведены итоги конкурса плакатов "Сохраним заповедную природу"



15.10.2017
Объявлен шестой конкурс на соискание Премии им. Ф.Р. Штильмарка по трем номинациям



28.09.2017
Общеевропейские дни наблюдений птиц – EuroBirdwatch 2017



7.09.2017
Конкурс плакатов "Сохраним заповедную природу". Открытое голосование.



4.09.2017
Продолжается прием работ на VI Всероссийский конкурс детских анималистических проектов им. В.М. Смирина»



22.08.2017
Итоги «Марша парков - 2017»



8.08.2017
Новая книга для детей: жизнь степей в «задачках», рисунках и ответах


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2017

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2016 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены