Eng

  На главную страницу

| другие книги | сохранить книгу | содержание |

Управление культурными ландшафтами и иными объектами историко-культурного наследия в национальных парках

ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ЗОНИРОВАНИЕ И РЕЖИМЫ СОДЕРЖАНИЯ И ОХРАНЫ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

Охрана наследия, как природного, так и историко-культурного, предполагает установку определенных режимов, исключающих или регламентирующих конкретные виды деятельности. В то же время любая деятельность, даже профильная для национального парка, предполагает определенное воздействие на территориальные комплексы и системы и потенциально может нести в себе угрозу нарушения сложившихся ландшафтных и геосистемных связей. Возможны ситуации, когда стремление сохранить определенные природные или культурные ценности может повлечь за собой негативные изменения в состоянии других ценных для парка объектов или свойств местности. Следовательно, необходимо особенно внимательно подходить к функциональному зонированию территории парка. Для каждого участка парка, представляющего природную или историко-культурную ценность, должны быть указаны ведущие, сопутствующие, допустимые и исключаемые виды деятельности и мероприятия. Кроме того, должны быть обозначены конкурирующие, если они есть, варианты развития территории и показана степень совместимости природоохранных целей парка с задачами сохранения культурного наследия.

Предусмотренный для национальных парков режим охраны и функциональное зонирование территории, в частности — выделение зоны охраны историко-культурных объектов, может способствовать реальному установлению режима зон охраны памятников и соблюдению этого режима. К сожалению, весьма распространенным случаем является отсутствие зон охраны у памятников культуры либо несоблюдение их режима. Надо обратить внимание, что зоны охраны историко-культурных объектов и зоны охраны памятников культуры — это два разных типа территориальной охраны, установленные разными по профилю законами. Однако иногда они ошибочно отождествляются, что приходится наблюдать в индивидуальных нормативно-правовых документах национальных парков. В частности, зоны охраны памятников проектируются и утверждаются в установленном законодательством о памятниках истории и культуры порядке, что является весьма сложной процедурой. Поэтому очень малая часть историко-культурных объектов, имеющих статус памятников, имеет зоны охраны. В то же время выборочное использование предусмотренных для таких зон нормативных положений применительно к соответствующим функциональным зонам национальных парков имеет очень большое прикладное значение, в частности для организации дифференцированного режима охраны различных типов историко-культурного наследия.

В значительной мере вышеобозначенная проблема может быть решена в рамках индивидуального Положения о национальном парке, Положения о землях, включенных в границы парка без изъятия из хозяйственной эксплуатации, и Положения об охранной зоне. Большинство историко-культурных объектов тяготеют к населенным пунктам, где основные сложности с охраной наследия нередко создают органы местного самоуправления. Поэтому к приоритетным задачам парка должна относиться разъяснительная работа, в частности обсуждение и согласование планируемых действий и поиск взаимоприемлемых решений, направленных на преодоление взаимной конфронтации. Соответственно контроль за участками, где расположены памятники, и характером их разрешенного использования следовало бы осуществлять национальному парку.

Типовой режим зон охраны памятников истории и культуры установлен Инструкцией по организации зон охраны недвижимых памятников истории и культуры от 24 января 1986 г. Ниже приведены некоторые извлечения из нее, которые могут оказаться полезными при определении режимов охраны историко-культурного наследия на территории национального парка.

“…Систему зон охраны как отдельно стоящих памятников, так и градостроительных комплексов составляют:

  • охранная зона памятников;
  • зона регулирования застройки;
  • зона охраняемого ландшафта

На территории зон охраны памятников устанавливается режим содержания и использования с определенными ограничениями нового строительства и функционального использования с целью создания условий, способствующих сохранению памятника как градоформирующего фактора, включения его в новую градостроительную среду…

Охранная зона памятника — территория, непосредственно окружающая памятник, предназначенная для обеспечения сохранности памятника и ближайшей к нему среды, целесообразного его использования и благоприятного зрительного восприятия…

В охранной зоне и на территории памятника сберегается историческая ценная система планировки, резервируются возможности для восстановления ранее утраченных элементов и параметров, убирается поздняя диссонирующая застройка, сохраняется соответствующая памятнику среда и ландшафт, обеспечивается наиболее полное выявление достоинств памятника, благоприятные условия его обзора.

На участках непосредственного окружения наиболее ценных памятников проводятся рубки формирования ландшафтов и ландшафтные посадки с целью воссоздания пейзажа конкретных исторических эпох.

В охранной зоне должны быть обеспечены необходимые для сохранности памятника гидрологическая обстановка, чистота воздушного бассейна и водоемов, защита от динамических воздействий и пожарная безопасность.

В охранной зоне по специальным проектам, согласованным с соответствующим государственным органом охраны памятников, могут выполняться:

  • работы, связанные с сохранением и восстановлением планировки зданий, сооружений и благоустройством территории, формирующих историческую среду и окружение памятников;
  • устройство дорог и дорожек, в отдельных случаях небольших автостоянок, наружного освещения, озеленение и благоустройство, установка стендов и витрин, относящихся к памятникам… но не нарушающих исторически ценную градостроительную среду и природный ландшафт;
  • замена выводимых из зон предприятий, мастерских, складов и других сносимых построек зданиями и сооружениями или зелеными насаждениями, не мешающими восприятию и сохранению памятника…

Зона регулирования застройки — территория, окружающая охранную зону памятника, необходимая для сохранения или восстановления характера исторической планировки, пространственной структуры, своеобразия архитектурного облика населенного пункта, для закрепления значения памятников в застройке или ландшафте, для обеспечения архитектурного единства новых построек с исторически сложившейся средой…

В зоне регулирования застройки сохраняется система исторической планировки, сохранившиеся ее фрагменты и ценные элементы ландшафта, закрепляется или восстанавливается градоформирующее значение памятников в архитектурно-пространственной организации населенного пункта, обеспечиваются благоприятные условия их зрительного восприятия, предусматривается устранение диссонансов, нарушающих восприятие памятников, цельность композиции, охраняемых архитектурных комплексов или ландшафта.

Новое строительство в зоне регулирования застройки регламентируется по функциональному назначению, приемам застройки по высоте, протяженности и масштабности зданий, по характеру озеленения, приемам благоустройства и другим показателям…

В зоне регулирования застройки не разрешается размещать промышленные предприятия, транспортно-складские и другие сооружения, создающие грузопотоки, загрязняющие воздушный и водный бассейны, опасные в пожарном отношении, взрывоопасные.

В зоне регулирования застройки не допускается строительство транспортных магистралей и развилок, эстакад, мостов и других инженерных сооружений, нарушающих исторический облик населенного пункта…

Зона охраняемого ландшафта устанавливается на территории, не вошедшей в состав охранных зон и зон регулирования застройки, для сохранения ценного ландшафта — водоемов, рельефа, определивших местоположение господствующих в композиции зданий и сооружений, влияющих на целостность исторического облика населенного пункта или памятника, расположенного в населенном пункте или вне его, в природном окружении…

Мероприятия по охране ландшафта должны быть направлены на сохранение исторически ценного рельефа, водоемов, восстановление исторического вида ландшафта и связей с окружающей природой, устранение зданий, сооружений, насаждений, искажающих ландшафт, сохранение и восстановление растительности, установление зон естественного восстановления леса, защиту луговых, береговых и других территорий от оползней, размыва, укрепление склонов, оврагов, озеленение их, проведение необходимых природоохранительных мероприятий и т. п.

На территории зоны охраняемого ландшафта допускается хозяйственная деятельность, если эта деятельность не наносит ущерба и искажения ландшафту, не требует возведения новых капитальных построек. В соответствии с условиями режима на определенных участках зон охраняемого ландшафта возможны сенокосные работы, выпас скота, полевые и огородные работы и пр. …”

Весьма интересен пример использования приведенной выше Инструкции в менеджмент-плане Кенозерского национального парка в части предложений по изменению существующей схемы его функционального зонирования. Так, была выделена зона охраны культурных ландшафтов, включающая несколько подзон и в том числе — подзону охраны памятников истории и культуры и подзону агроландшафтов. Они должны заменить установленные предшествующим зонированием (Проект лесоустройства 1997 г.) зону охраны историко-культурных объектов и зону традиционного природопользования. Извлечения из “Инструкции” были включены в описание режимов зон и подзон. В предшествующем варианте зонирования они относились к зоне охраны историко-культурных объектов и правомочность их применения (в формулировках Инструкции) могла вызывать возражения. В измененном варианте зонирования положения Инструкции были адаптированы к реальной правовой ситуации и использовались при установлении общих режимных ограничений в зоне охраны культурных ландшафтов и специальных регламентов — в подзонах.

Типовой состав функциональных зон национальных парков приведен в законе “Об особо охраняемых природных территориях” и не содержит такого понятия, как “зона охраны ландшафтов”, в частности — культурных. Однако специфика проблем сохранения целостных историко-культурных территориальных комплексов, находящихся в управлении национальных парков, предопределяет необходимость выделения соответствующих зон. Так, в национальном парке “Угра” выделена зона охраняемого ландшафта, в национальном парке “Русский Север” — зона охраны исторического ландшафта, в национальном парке “Смоленское Поозерье” — зона охраны историко-культурных памятников и ландшафтов, в национальном парке “Себежский” функция сохранения культурных ландшафтов закреплена как основная за зоной традиционного природопользования и т. д.

Своеобразие и исключительность Кенозерского национального парка связаны с наличием здесь исторически ценных и уникальных культурных ландшафтов, требующих специальных режимных мероприятий. Предлагаемая к выделению функциональная зона охраны культурных ландшафтов, во-первых, заменяет собой зону традиционного природопользования, поскольку условием существования культурных ландшафтов является поддержание экологически оправданных традиционных форм жизнедеятельности местного населения. А во-вторых, она включает в себя подзону охраны памятников истории и культуры, поскольку культурные ландшафты относятся к интегрирующим историко-культурным объектам наследия и стратегия их охраны базируется на принципах охраны памятников истории и культуры.

Зона охраны культурных ландшафтов включает территории исторических населенных пунктов, насыщенных памятниками истории и культуры и объектами крестьянского хозяйства. Также она включает прилегающие лесные, луговые и полевые угодья, в которых осуществляется традиционная хозяйственная деятельность местного населения. Состав и возрастная структура древостоев, а также следы обваловки бывших полей свидетельствуют о прошлом сельскохозяйственном использовании этих лесных участков в форме перелога земель, сенокошения, выпаса скота.

Обычно режим функциональных зон национальных парков включает различного рода запрещения, ограничения и допущения тех или иных видов деятельности. Отличием режима зоны охраны культурных ландшафтов является включение в состав режимных мер (наряду с традиционными запретами, ограничениями и допущениями) также особых статей поддержки и даже организации определенных видов деятельности, обеспечивающих воспроизводство основных структур и элементов культурного ландшафта. Так, в частности, организуется и поддерживается:

  • восстановление традиционных крестьянских дворов и исторической застройки поселений;
  • ведение традиционной сельскохозяйственной деятельности в пределах исторически сложившихся границ сельхозугодий,
  • поддержание существующих и возрождение утраченных промыслов и ремесел,
  • проведение рубок ухода за лесом и реконструкция лесных биогеоценозов для восстановления планировочной и ценотической структуры ландшафта и обеспечения потребностей местных жителей и подразделений парка в топливе и строительных материалах,
  • ведение консервационных и реставрационных работ на памятниках истории и культуры, их содержание и благоустройство прилегающей к ним территории,
  • восстановление исторических путей и средств передвижения (гужевой транспорт, традиционные виды водного транспорта) и специальное оборудование восстановленных трасс,
  • проведение научных исследований, направленных на выработку практических рекомендаций по комплексному ведению хозяйства при его традиционно многоукладной форме,
  • восстановление иных нарушенных элементов культурного ландшафта.

В подзоне агроландшафтов предусматриваются следующие меры:

  • сохраняется историческая ценная система планировки угодий и селитебных земель,
  • предусматриваются возможности восстановления ранее утраченных элементов и параметров ландшафта,
  • закрепляется или восстанавливается градоформирующее значение памятников в архитектурно-пространственной организации населенных пунктов,
  • ликвидируется или дезавуируется поздняя диссонирующая застройка,
  • проводится расчистка от древесно-кустарниковой растительности композиционно значимых для пейзажа луговых и полевых угодий,
  • обеспечиваются благоприятные условия зрительного восприятия памятников и восстанавливаются визуальные связи памятников между собой и между памятниками и поселениями.

Меры охраны историко-культурного наследия на территории национальных парков должны исходить из индивидуальных особенностей объектов охраны. Действия, предписываемые режимами функциональных зон на территории национальных парков, по характеру избираемых технологий могут быть сведены к следующим типам режимов охраны:

а) консервационный, или заповедный — не допускающий никакого вмешательства или воздействия, ведущего к изменению состояния объекта охраны. Меры охраны сводятся к созданию инженерно-технических и экологических условий, обеспечивающих стабильность объекта охраны. Такой режим характерен для памятников истории и культуры, в особенности памятников археологии. Он часто используется на охраняемых территориях с научно-исследовательскими функциями;

б) регулятивный, или заказной — основанный на различных соотношениях частных запретов и ограничений пользования, если оно может нанести вред объекту охраны. Он очень характерен для зон охраны памятников, природно-исторических заказников, существенен для охраны культурного ландшафта. Этот тип режима является наиболее распространенным среди ООПТ;

в) реставрационный — направленный на восстановление нарушенных или утраченных фрагментов наследия, создание условий благоприятствования и поддержки реликтовым формам наследия и культурным ландшафтам, включая специальную систему мер по их возрождению. Он специфичен именно для историко-культурных территорий различного типа;

г) адаптационный — приспосабливающий территорию к некоторым целевым видам пользования, таким, как рекреация, лечебно-профилактическая деятельность, образование, воспитание и др. Приспособление территории подразумевает создание соответствующей инфраструктуры, способствующей восприятию объекта наследия и одновременно защищающей его от деградации в процессе использования. Такой режим будет характерен для территорий с рекреационными и просветительскими функциями.

д) оптимизационный — направленный на создание гармоничных отношений природопользования, включая создание условий устойчивого развития территорий, разработку мер по урегулированию, снятию конфликтов между различными целевыми установками в случае полифункциональной структуры территории. Он должен основываться на приоритетах охраны природного и культурного наследия в их соотношении с социально-экономическими ориентирами развития. Такой режим будет характерен для территорий, где устойчивое развитие рассматривается в качестве одной из основных перспектив, а именно — для национальных парков и биосферных заповедников, а также иных территорий, где стоит задача охраны культурного ландшафта.

Конкретные режимы или их сочетания будут выбираться согласно схемам функционального зонирования.

Принято считать, что режим национального парка ограничивает в правах пользователей различных ресурсов, в том числе земельных, в целях сохранения природного и культурного наследия. Однако режим национального парка одновременно и защищает права местного населения на владение и возрождение традиционных культурных ценностей, а также права на проживание в экологически эксклюзивной среде. Наличие исторического культурного наследия — необходимое условие национальной самоидентификации, а природные достопримечательности национальных парков — предмет национальной гордости в большинстве стран.

| вверх |

УЧАСТИЕ МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ В УПРАВЛЕНИИ РЕСУРСАМИ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

Большинство российских национальных парков сосредоточено в европейской части страны, на их территории находятся различного типа поселения и разнообразные хозяйственные угодья. В основном это сельские поселения, хозяйственная жизнь которых определяется в первую очередь наличием и доступностью земельных ресурсов, а также и некоторых других природных ресурсов — лесных, рыбных, охотничьих. Городские поселения нередко соседствуют с национальными парками, располагаются в их охранных зонах, а их жители входят в местное сообщество, заинтересованное в территориальных ресурсах парка — рекреационных, лесных, рыбных, охотничьих. В последние десятилетия особую роль стали играть дачники — домохозяева и землевладельцы, сезонные пользователи тех же самых территориальных ресурсов. Как правило, все это сообщество рассматривается службами парков как источник воздействия, главным образом негативного, на природные и культурные объекты в границах охраняемой территории.

Действительно, если говорить об историко-культурных ценностях, обычными стали ситуации, когда памятник, чаще всего полуразрушенный, разбирается местными жителями на кирпичи или на дрова, когда бывший усадебный пруд превращается в свалку мусора, когда уничтожаются под застройкой или распахиваются археологические памятники, когда безумная застроечная фантазия разбогатевшего землевладельца уродует собой всю видимую панораму, а живые образцы народной культуры превращаются в китч. Однако надо понимать, что все это — отражение господствовавшей системы ценностей в общественном сознании и государственном управлении и ее логические следствия.

Демократизация общественной жизни страны и присоединение к международным рекомендательным и правовым документам в области охраны природы и сохранения культурного наследия непосредственно повлияли на взаимоотношения служб национальных парков и местного населения. Наряду с системой запретов, ограничений и взысканий за их нарушение стали значительно шире применяться средства убеждения, просвещения и, наконец, вовлечения местного населения в работы по сохранению и сбережению природных и культурных ценностей территории. На повестку дня встала задача изменения ситуации из конфликтной в конструктивную, создания атмосферы взаимной поддержки и сотрудничества. Не ставя под сомнение всю актуальность этой задачи, следует несколько расширить ее рамки, понимая работу с местным населением не только как нейтрализацию возможных негативных влияний, но также как выявление культурного потенциала и поддержание культурной идентичности традиционных местных сообществ. В таком случае определенные слои местного населения представляют историко-культурную ценность и нуждаются в защите. Без установления партнерства и даже покровительства парка над местными старожилами ни о каком комплексном сохранении историко-культурных богатств парка не может быть и речи, так как историко-культурное наследие создается, поддерживается и воспроизводится людьми.

С позиций сохранения историко-культурного наследия в местном сообществе наибольший интерес представляют коренное и старожильческое население, местная интеллигенция и местные предприниматели.

Коренное и старожильческое население, которое исторически и культурно связано с кормящим ландшафтом и устойчиво воспроизводит его физические формы и хранит духовную культуру, должно рассматриваться как необходимый фактор и условие сохранения ландшафта и сохранения бытовых, хозяйственных и духовных навыков и представлений (то есть живой традиционной культуры). В основном это жители села.

Знакомство с жителями умирающих, экономически бесперспективных деревень в национальных парках показало, что преобладающее большинство из них — люди высокой культуры, обладающие большими практическими знаниями, опытом, трудолюбием и нередко представляющие единственный источник живой памяти об историческом прошлом территории и ее традиционной культуре. Взаимоотношения с ними, которые сегодня основаны преимущественно на системе запретительных мер, должны быть принципиально изменены и ориентированы на всемерное поощрение деятельности, обеспечивающей воспроизводство качеств ландшафта и свойственного местному сообществу образа жизни, на социальную поддержку тех, кто является носителями культурных традиций и исторической памяти российской деревни. Это тем более важно при наблюдаемых процессах утраты этнокультурной идентичности и маргинального поведения у более молодых поколений.

Соответственно сельские культурные ландшафты должны выступать не как нарушенные антропогенной деятельностью участки национальных парков, а как ресурсы наследия. Причем сельский культурный ландшафт, являясь результатом совместного творчества человека и природы, объединяет в себе и культурное наследие, и природное. К сожалению, необоснованные запреты и ограничения некоторых форм сельского природопользования способствовали зарастанию лесом лугов и полей. В ряде случаев это привело к распространению малоценных сукцессионных сообществ и снижению биоразнообразия луговых экосистем. То же самое можно сказать и об определенных типах озер, экосистемы которых деградируют при прекращении традиционных форм рыбной ловли.

Местная интеллигенция во многих случаях выступает как аккумулятор разнообразной информации о природе и культуре своего края. Среди ее представителей немало собирателей и коллекционеров различных древностей, исторических документов, природных редкостей. Сельские школы и краеведческие музеи часто служат локальными культурными центрами, через которые осуществляется связь местной интеллигенции с остальным сообществом и внешним миром. Привлечение этих учреждений к программам национальных парков имеет очень широкие перспективы. Небольшие частные коллекции этнографических, археологических или художественных предметов, происхождение которых связано с историей края и которые хозяин готов демонстрировать посетителям парка, также могут служить существенным дополнением к историко-культурному наследию территории и соответствующим просветительским программам. Местная интеллигенция зачастую представлена очень яркими личностями, с помощью которых может осуществляться возвращение традиционных культурных навыков и представлений в их естественную среду, если местное сообщество их по тем или иным причинам утратило. Таковы некоторые фольклорные коллективы, центры обучения ремесел, школы художественных промыслов, работающие на территории национальных парков или их ближайших окрестностей.

В среде предпринимателей все чаще появляются люди, желающие владеть имуществом, представляющим историко-культурную ценность, главным образом бывшими усадьбами и особняками. Некоторые из них начинают проявлять склонность к меценатству, главными объектами которого становятся восстанавливаемые храмы и монастыри. Можно предположить, что со временем среди них найдутся патриотически настроенные личности, неравнодушные к национальной культуре и способные осуществлять опеку отдельных историко-культурных объектов на территории национальных парков. Однако сегодня чаще наблюдаются ситуации, когда финансовые возможности предпринимателя входят в противоречие с его культурным уровнем. Это ведет к снижению ценности объектов наследия и историко-культурной среды, в которые вторгается такое лицо и которые приспосабливает для своей пользы.

Ценный объект или ландшафт может быть искажен или уничтожен не по злому умыслу, а по незнанию, если никто не объяснил пользователю или владельцу его ценность и актуальность. В этой связи на администрациях национальных парков и госорганах охраны объектов культурного наследия лежит ответственность за проведение разъяснительной работы. От их просветительской активности и убедительности их аргументов во многом будет зависеть направленность действий местных предпринимателей и итоговое состояние историко-культурных объектов, оказавшихся в сфере предпринимательских интересов. Надо добиваться положения, когда любые имущественные сделки, осуществляемые в границах парка и требующие государственной регистрации, проводились бы только при согласовании с руководством парка, которое в этом случае может оговорить условия использования объекта или участка.

Местное население следует рассматривать не только как источник воздействия на природную среду, но и как источник формирования и поддержания историко-культурной среды, являющейся частью окружающей среды. Стратегия управления историко-культурными ресурсами должна способствовать осознанию местным населением своей сопричастности к охране культурного и природного наследия.

| вверх |

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Особо охраняемые природные территории, в частности национальные парки, в первую очередь предназначены для сохранения биологического и ландшафтного разнообразия как отдельных стран и регионов, так и планеты в целом. Однако природное разнообразие заключается не только в нетронутой природе. Его составляют и все те модифицированные экосистемы, которые сформировались в результате длительной сопряженной эволюции природных сообществ и человеческой культуры. Именно этот эволюционный ряд заключает в себе особую информативную ценность и определяет возможности так называемого устойчивого развития. Особую роль в сохранении всего разнообразия экосистем и типов их взаимодействий с человеческой культурой играют культурные ландшафты.

В национальных парках богато и разнообразно представлено культурное наследие нашей страны — отдельные памятники истории и культуры и их ансамбли, ландшафтные комплексы, этнографические памятники, фольклор. Коллективы национальных парков постепенно осваивают этот пласт наследия, организуют его охрану и включают в свои программы работ. В сфере охраны и использования объектов историко-культурного наследия существует немало организационно-управленческих проблем, возможности решения которых определяются рядом привходящих обстоятельств, в том числе нацеленностью руководства парков на поиск конструктивных решений в этой области. Руководство национальных парков в большинстве случаев не имеет достаточной информации об историко-культурной ценности своей территории, о том, чем же конкретно обладает эта территория и кто этими ценностями владеет. Отсутствие информации не позволяет корректно ставить некоторые управленческие задачи, не говоря уже об их выполнении. Поэтому любые программы и планы по культурному наследию в парках следует начинать с кадастровых и инвентаризационных работ, аналогичных тем, которые проводятся в рамках природоохранной деятельности по природным объектам. Опыт работы коллективов национальных парков с историко-культурными объектами на сегодняшний день невелик, однако историко-культурный потенциал территорий национальных парков весьма значителен и должен быть востребован обществом.

Выделение культурных ландшафтов как формы культурного наследия имеет исключительное значение. И не только потому, что это “мостик” между природой и культурой, подтверждающий континуальность природного и культурного разнообразия, но и потому, что этот природно-культурный феномен специфичен для национальных парков. Эта та часть культурного наследия, сохранение которой будет зависеть преимущественно от парков, а не от каких-либо иных организаций и лиц. Кроме того, понятие культурного ландшафта позволяет системно подойти к культурному наследию в целом, расширить его понятийные рамки, не ограничиваясь только памятниками истории и культуры, и рассматривать все проявления культуры в их взаимосвязи. Меры охраны культурных ландшафтов следует считать приоритетными в ряду мероприятий, направленных на сохранение культурного наследия в национальных парках России, ввиду: комплексности культурных ландшафтов как объектов природно-культурного наследия; их способности всесторонне представить историко-культурную индивидуальность местности; а также возможности включения в их состав памятников истории и культуры и форм живой традиционной культуры как отдельных компонентов.

Многие национальные парки остерегаются брать на себя обязанности по управлению объектами культурного наследия, не имея для этого достаточных организационных и финансовых возможностей. Действительно, поиск финансовых средств и привлечение необходимых специалистов доставляют немало хлопот руководству национальных парков. Однако, разрабатывая программы по историко-культурному наследию, имеет смысл сосредоточиться на механизмах и средствах направленного воздействия на иных субъектов — правообладателей ресурсами и имуществом, чтобы их деятельность способствовала выполнению целевых задач парка. Это более сложная управленческая задача, но ее решение экономит собственные финансовые и людские ресурсы национальных парков.

От стратегических установок и намерений руководства национальных парков в отношении объектов историко-культурного наследия до их реального воплощения путь достаточно долгий. Национальные парки как учреждения не наделены достаточными управленческими правомочиями, а обладатели имущества и земель, представляющих историко-культурную ценность, не обременены необходимыми обязательствами и не несут адекватной ответственности за сохранность вверенных им ценностей. Это усугубляется тем обстоятельством, что процедуры согласования регламентов землепользования и градостроительной деятельности должным образом не упорядочены и поэтому процесс согласования может продолжаться бесконечно долго. Однако все эти проблемы в той или иной мере решаемы. Управленческий опыт их решения в национальных парках с высоким историко-культурным потенциалом будет иметь очень большое значение для выработки устойчивых и надежных механизмов управления историко-культурными ресурсами в системе национальных парков России.

Одним из основных стратегических ориентиров для национальных парков стала задача их интеграции в местную экономику и социальные институты как перспективных моделей устойчивого развития. Историко-культурное наследие, в особенности культурные ландшафты, является важнейшим ресурсом и средством выполнения этой задачи. Поскольку формирование культурных ландшафтов происходит под действием экономических и социальных процессов, то они наиболее приспособлены к выполнению задач интеграции и обслуживания исторически сформировавшегося социума — местного сообщества. Восстановление и сохранение культурных ландшафтов в контексте задач национального парка может служить серьезным импульсом развития местной экономики.

| другие книги | содержание | вверх |

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


23.05.2020
Научная конференция для детей "Я — исследователь" прошла в рамках Марша парков



21.05.2020
Проект «Жизнь зверей в рисунках В.М. Смирина» на Planeta.ru



28.04.2020
Заповедник Утриш восемь лет проводит акцию "Мы за зеленую планету"



27.04.2020
Подведены итоги седьмого конкурса на соискание Премии им. Ф.Р. Штильмарка



24.04.2020
"Маршу парков" на Таймыре исполняется 22 года!



16.04.2020
Участники Марша парков проведут онлайн-квест



9.04.2020
Где создаются природоохранные игры?



7.04.2020
О новых сроках акции "Марш парков". Мы запускаем эко-флэшмоб!


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2020

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены