Eng

  На главную страницу

| другие книги | сохранить книгу | содержание |

Развитие сети национальных парков в России

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ПАРКОВ И СТАНОВЛЕНИЕ ИХ СЕТИ В РОССИИ

Зарождение идеи НП в России, вероятно, следует относить к началу ХХ столетия. Так, в схеме, предложенной еще в 1917 г. В. П. Семеновым-Тянь-Шанским и носившей название “О типичных местностях, в которых необходимо организовать заповедники по типу американских национальных парков”, было рекомендовано 46 подобных объектов, представлявших самые разные природные зоны и ландшафты страны. И хотя в те далекие годы в среде российских ученых слова “национальный парк” и “заповедник” в основном употреблялись как равнозначные, создаваться стали именно заповедники. На базе списка В. П. Семенова-Тянь-Шанского в последующие годы была создана не одна заповедная территория.

Далее, на I Всероссийском съезде по охране природы в 1929 г. профессор Д. Н. Кашкаров отмечал необходимость создания специальной сети охраняемых территорий — национальных парков, предназначенных для развития организованного туризма и сбережения уникальных уголков природы (Реймерс, Штильмарк, 1978).

В реальности первые парки в России появились только в начале 80-х гг. И поэтому они по сравнению с рядом зарубежных парков, существующих более столетия, весьма молоды.

Тем не менее время, прошедшее со дня образования первых российских НП и до появления их сети, было периодом становления: от единичных парков до охвата ими многих регионов страны. И хотя процесс становления отнюдь не завершен, а сложившаяся сеть НП все еще обладает рядом существенных недостатков, все-таки парки уже стали неотъемлемой частью единой системы ООПТ страны, а их удельный вес и роль в этой системе постоянно возрастают.

Условно можно выделить следующие основные этапы становления сети НП в России (Рис. 1):

| вверх |

ПРЕДВАРЯЮЩИЙ, или ЭТАП ДИСКУССИЙ (1971—1982)

В этот период ни одного парка в России организовано не было, однако вокруг самого понятия “национальный парк” шли оживленные научные споры, обсуждались цели и задачи будущих парков, а также соотнесение их с другими категориями ООПТ, прежде всего — с заповедниками. За условную точку отсчета мы принимаем 1971 г., когда на севере Эстонии был создан первый советский НП — “Лахемааский”.

В 1981 г. появилось утвержденное совместным решением Госплана СССР и ГКНТ СССР Типовое положение о государственных природных национальных парках (ГПНП). Этот документ сыграл в те годы огромную позитивную роль: несмотря на целый ряд его недостатков (в частности — на компилятивный и громоздкий характер ключевого термина “ГПНП”), по существу была дана жизнь новой категории ООПТ, до того времени не имевшей никакого правового статуса.

Предваряющий этап логично подвел к образованию в 1983 г. первых НП в России. К этому времени в разных союзных республиках (в Прибалтике, Закавказье, на Украине и т. д.) уже существовало 8 парков.

| вверх |

НАЧАЛЬНЫЙ, или ЭТАП ОБРАЗОВАНИЯ ПЕРВЫХ НП (1983—1990)

Данный этап начался в 1983 г. образованием парков “Сочинский” и “Лосиный остров”. Это период еще недостаточно разработанной правовой базы, необходимой для эффективного развития сети НП; основным документом в данной сфере продолжало выступать вышеупомянутое Типовое положение о государственных природных национальных парках.

Сеть российских парков в это время лишь только закладывалась. Однако в этот период НП организовывались в наиболее ценных и известных туристических районах — таких, как Байкал (“Прибайкальский” и “Забайкальский” НП), Кавказ (“Сочинский” и “Приэльбрусье”), Среднее Поволжье (“Самарская Лука”), Южный Урал (“Башкирия”), Валдайская возвышенность (“Валдайский”), Горная Шория (“Шорский” НП), а также парк на Куршской косе. Особое место занимает НП “Лосиный остров” на северо-восточной окраине Москвы, где был взят под охрану уцелевший фрагмент естественной растительности. Всего к концу 1990 г. в стране насчитывалось 11 национальных парков.

Важно отметить, что первые парки (например, “Башкирия”, “Забайкальский”, “Прибайкальский”, “Сочинский”) создавались в значительной мере по так называемой классической, или североамериканской, модели, ориентиром в которой служат прежде всего наиболее девственные и живописные природные участки (категория II согласно классификации охраняемых территорий МСОП).

В этот период (середина 80-х гг.) во ВНИИ охраны природы и заповедного дела был разработан “Проект рациональной сети государственных заповедников и национальных парков СССР на период до 2000 г.”, который содержал предпроектное обоснование размещения на территории России около 40 НП. При этом за основу была взята схема физико-географического районирования страны, а разного рода социально-экономические факторы практически учтены не были.

| вверх |

ЭТАП БУРНОГО РАСШИРЕНИЯ СЕТИ (1991—1994)

Этот короткий, но весьма насыщенный и сложный этап в истории российских НП совпал с переломным моментом в жизни страны, связанным с распадом СССР.

С одной стороны, это было время наиболее интенсивного роста числа НП в стране, когда их создавалось по нескольку в год (к примеру, в 1991-м и 1992 гг. — по 5!), и таким образом к концу 1994 г. их количество достигло 27. Среди образованных в этот период парков есть несомненные природные феномены (НП “Паанаярви” и “Югыд ва”), есть и уникальные культурные ландшафты (НП “Кенозерский”, “Водлозерский” и “Русский Север”). Тем не менее, очевидно, что “звездность” НП, созданных на этом этапе, уже не столь высока, как на предыдущем. Более того, статус национальных парков получили некоторые участки, по своим характеристикам больше соответствующие природным паркам, то есть ООПТ регионального значения (НП “Мещера”, “Мещерский”, “Орловское полесье”, “Припышминские боры”, “Чаваш-Вармане”).

С другой стороны, это было время, когда все российские ООПТ, включая и НП, были вынуждены быстро приспосабливаться к новым условиям существования. Из-за охватившего страну глубокого социально-экономического и политического кризиса большинство задач, стоявших перед ООПТ, стали трудновыполнимыми. В данный период почти на всех основных направлениях деятельности НП проявились серьезные практические проблемы, препятствовавшие прогрессу.

Одновременно произошли коренные изменения нормативной и правовой базы — она, по сути, стала формироваться заново, с учетом новых политических реалий, новых федеральных законов и нормативных актов и т. д.

Так, в 1993 г. Правительством России было принято “Положение о национальных природных парках Российской Федерации”, которое заменило вышеупомянутое Положение о ГПНП от 1981 г.

Затем появился “Перечень государственных природных заповедников и национальных природных парков, рекомендуемых для организации на территории Российской Федерации в 1994—2005 гг.”, утвержденный распоряжением Правительства России от 23 апреля 1994 г. № 572-р. Этот документ был составлен на основе “Проекта рациональной сети национальных природных парков России на период до 2005 г.”, разработанного Союзгипролесхозом в 1993 г.

Всего в Перечень было включено 42 перспективные территории общей площадью около 10 млн. га. В него вошли многие ценные участки, расположенные в разных уголках России, о необходимости преобразования которых в НП говорилось уже давно как в специальной литературе, так и в различных проектных материалах.

При составлении Перечня были использованы следующие критерии отбора территорий: наличие уникальных или особо ценных и интересных природных и культурно-исторических объектов, комфортность биоклиматических условий, транспортная доступность.

Вместе с тем, в данном документе единый подход к формированию общероссийской сети парков так и не был четко сформулирован, а ряд важных критериев отбора территорий оказался упущенным. В итоге многие объекты были включены в Перечень без достаточных оснований, в то время как многие ценнейшие участки вообще не вошли в него. Например, в Перечне не было предусмотрено ни одного парка на Алтае (между тем, известно, что район горы Белухи позднее получил статус природного парка и Объекта Всемирного природного наследия). Не планировалось создавать НП и на восточных склонах Приполярного и Северного Урала, и в Тоджинской котловине в Туве и в других уникальных и экзотических местностях.

Характерно, что в эти годы сформировался более широкий взгляд на национальный парк, то есть как на ООПТ, призванную сохранять не только природное наследие и участки малоизмененной природы, но также разнообразные историко-культурные памятники, и даже более того — среду проживания местного населения в целом (включая поддержание традиционных форм природопользования и сохранение ценных культурных ландшафтов).

Тем самым российская модель НП начала приобретать новые грани. Постепенно исчезло жесткое следование той идеологии, на которой создавались самые первые парки, когда за образец в основном бралась североамериканская модель. Стала осознаваться целесообразность создания таких парков, которые более соответствовали бы европейскому типу (категория V по классификации охраняемых территорий МСОП, или “культурный ландшафт”). Тем более что для целого ряда староосвоенных регионов России иного выхода просто не было.

Среди НП, созданных в начале 90-х гг., немало таких, которые следуют именно такому типу: “Кенозерский”, “Водлозерский”, “Мещера”, “Мещерский”, “Русский Север”, “Орловское полесье”.

| вверх |

ЭТАП ЗАМЕДЛЕНИЯ ТЕМПОВ РОСТА СЕТИ (1995—2001)

В 1995 г. был принят Федеральный закон “Об особо охраняемых природных территориях”, который действует и поныне, являясь базой для разработки политики управления российскими парками в целом.

Что касается развития сети парков, то на этом этапе произошло заметное снижение темпов роста их числа: сначала в год их создавалось по 1—2, а в 2000-м и 2001 гг. НП в России не создавалось вообще. Всего же за данный период появилось только 8 новых парков.

Кроме того, образованные в эти годы парки, особенно если сравнивать их с первым поколением российских НП, имеют не столь высокую ценность и экстраординарными их, за единичными исключениями, признать никак нельзя. Преимущественно это относительно небольшие территории, подчас весьма сильно освоенные, среди которых только парк “Алханай” занимает площадь более 100 тыс. га.

На этом этапе выбор участков под новые НП стал определяться вышеупомянутым “Перечнем государственных природных заповедников и национальных природных парков, рекомендуемых для организации на территории Российской Федерации в 1994—2005 гг.”.

Однако результативность этой схемы оказалась невысокой: она претворялась в жизнь лишь в первые 3 года после появления Перечня (с 1995 по 1997 г.). Всего за это время было реализовано лишь 5 рекомендаций из 42, а именно: парки “Смольный”, “Шушенский бор”, “Себежский”, “Угра” и “Нечкинский”.

В дальнейшем произошел отход от намеченной Перечнем схемы: были созданы парки “Алания” и “Алханай”, которые в нем вообще отсутствовали. Кроме того, в 1998 г. в подчинение Федеральной службе лесного хозяйства был передан Переславский государственный природно-исторический национальный парк.

В то же время другие участки (подчас более ценные и известные) статуса НП так и не получили, хотя это было запланировано. К примеру, такие феномены, как вулканические ландшафты Камчатки (парки “Быстринский” и “Южно-Камчатский”, согласно перечню 1994 г.) получили статус только природных парков, хотя несколько позднее обе эти ООПТ были объявлены объектами Всемирного природного наследия. Уникальнейшие “Ленские столбы” (Саха-Якутия), фигурировавшие в этом же Перечне также ограничились статусом природного парка.

В целом на данном этапе развития российские НП стали все более и более ассоциироваться с национальным наследием, национальной гордостью и достоянием. Так некоторые парки (“Югыд ва” в Коми и три НП в районе озера Байкал) во второй половине 90-х гг. были включены в Список Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО.

К этому же периоду относится разработка Федеральной целевой программы государственной поддержки заповедников и национальных парков, которая, впрочем, так и не была реализована полностью.

| вверх |

СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ СЕТИ НП

В ближайшее время развитие сети парков будет определяться новым документом. Это “Перечень государственных природных заповедников и национальных парков, которые предусматривается организовать на территории Российской Федерации в 2001—2010 гг.”, утвержденный распоряжением Правительства РФ от 23 мая 2001 г. № 725-р. Этим же распоряжением признается утратившим силу перечень от 1994 г.

Новый список отличается лаконичностью: в него включено всего 12 НП и 9 заповедников. От прежнего перечня здесь осталось лишь 4 парка: “Бузулукский бор” (Оренбургская обл.), “Сенгилеевские горы” (Ульяновская обл.), “Среднеуссурийский”, или “Удэгейская легенда”, и “Верхнеуссурийский”, или “Зов тигра” (оба — Приморский край).

В новом Перечне также имеется парк “Шантарский” (Хабаровский край), фигурировавший в предыдущем Перечне в качестве перспективного заповедника, причем значительно меньшей площадью.

Остальные 7 парков в перечне 1994 г. отсутствовали, хотя некоторые из них давно находились “на слуху”: “Калевальский” в Карелии, “Заволжье” в Чувашии (на базе недавно упраздненного природного парка), “Анюйский” в Хабаровском крае, “Онежское поморье” и “Русская Арктика” в Архангельской обл., “Придеснянский” в Брянской обл. и “Берингия” (на базе существующего природно-этнического парка регионального подчинения) на Чукотке.

Несомненно, одной из главных положительных особенностей нового Перечня следует признать его реалистичность, так как в основном он включает уже известные и достаточно проработанные предложения, а по некоторым из них даже имеется соответствующая предпроектная документация (“Онежское поморье”). Или же речь идет о повышении статуса природных парков регионального значения (“Заволжье”, “Берингия”).

Другой важнейший позитивный момент состоит в том, что планируется создание НП на просторах Дальнего Востока и Арктики, то есть в регионах, где эти ООПТ пока отсутствуют: в Приморском и Хабаровском краях, а также НП “Русская Арктика” и “Берингия”. Поэтому можно надеяться, что реализация указанных предложений позволит сделать сеть парков более репрезентативной для природы всей страны.

В то же время очевидно, что данный список ввиду его приоритетного характера не может быть признан исчерпывающим. Скорее он дает ориентиры лишь на ближайшую перспективу.

Таким образом, поиск участков для организации новых НП следует продолжить. Тем более что уже имеются многочисленные предложения по самым разным уголкам страны. Важно только отобрать среди них наиболее перспективные — такие, которые будут, с одной стороны, в полной мере соответствовать высокому статусу НП, а с другой — содействовать формированию в России действительно рациональной, научно обоснованной сети этих ООПТ. В этом собственно и видится одна из основных задач “Стратегии управления национальными парками России”.

| другие книги | сохранить книгу | содержание | вверх |

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


27.07.2022
Коллективное обращение в Прокуратуру РФ по ситуации в Кроноцком заповеднике



17.07.2022
Публикации и фильм о русской выхухоли



16.07.2022
Петиция в поддержку сотрудников Кроноцкого заповедника



12.01.2022
Извещение о завершении общественной экологической экспертизы ОВОС проекта «Комплекс заводов по производству метанола, аммиака и карбамида».


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2022

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены