Eng

  На главную страницу
| по номерам | подписка |

"Право - Природе"

Электронный бюллетень Центра охраны дикой природы

Выпуск 172, июнь 2010 г.


Рыба и люди

СОДЕРЖАНИЕ

  1. Чрезвычайный съезд коренных народов Камчатки.
  2. О потерянном двадцатилетии.
  3. Руководителя ФАР в отставку!

*   *   *   *   *   *   *

Чрезвычайный съезд коренных народов Камчатки

Странно, но меня на этот съезд не пригласили, хотя на самом-самом первом съезде, еще вначале девяностых годов, мне было поручено вести секцию "Камчадалы" по возрождению древнейшей народности, "отмененной" в годы Советской власти. И я понял почему - коренным сегодня не нравится моя позиция по правам местного населения, проживающего в районах традиционного проживания КМНС - по федеральному законодательству они могут быть уравнены в правах с коренными. Коренные этого не хотят - придется делиться с "пришлыми". Но, как известно, скупой платит дважды. И в этом постоянно приходится убеждаться.

Главный вопрос чрезвычайного съезда - негативное отношение коренных к просьбе депутатов Законодательного Собрания Камчатского края об отмене Постановления Правительства Российской Федерации № 631-р по отнесению к районам традиционного проживания КМНС всей территории Камчатской области - пяти южных районов и двух городских округов.

В связи с тем, что позиция исполнительной власти (готовившей проект Постановления Правительства по Камчатскому краю, полностью устраивающий КМНС) и позиция законодательной власти (без согласования с которой данный проект не имеет права на существование) являются в корне противоположными, предложено было создать согласительную комиссию из представителей трех сторон (третья - коренные малочисленные народы Камчатки).

Но… съезд не определил: что же будут обсуждать и с чем соглашаться или не соглашаться члены этой комиссии, представляющие интересы КМНС.

За пять часов работы чрезвычайного съезда вопрос о том, ЧТО МОЖНО И НУЖНО обсудить по проблеме отнесения к районам традиционного проживания коренных малочисленных народов Камчатки всей южной ее территории вместе с городскими округами, НЕ ПОДНИМАЛСЯ.

Попытка председателя Законодательного Собрания Б.А. Невзорова и его заместителя, председателя Комитета по рыболовству Р. Гранатова объяснить свою позицию была неудачной. Им просто не дали высказаться. Впрочем, на руках у многих делегатов этого съезда были копии письма Законодательного Собрания министру регионального развития РФ В.Ф. Басаргину, в котором уже была высказана позиция депутатов:

"В результате к территории традиционного проживания коренных малочисленных народов Российской Федерации отнесена вся территория Камчатского края, в котором проживает 96 процентов населения, не относящегося к коренным малочисленным народам Российской Федерации". "…возникают серьезные конфликты представителей коренных малочисленных народов Российской Федерации при реализации ими преимущественного права на территории Камчатского края с законными пользователями природных ресурсов, от деятельности которых зависит состояние экономики края и пополнение доходной части бюджета. В зоне конфликтности оказались территории Соболевского, Елизовского, Усть-Камчатского и Усть-Большерецкого муниципальных районов, Петропавловск-Камчатского и Вилючинского городских округов, в которых сосредоточены природные ресурсы углеводородов и теплоэнергетических вод, имеющих большое значение с точки зрения энергетической безопасности региона. В то же время на этих территориях проживает менее одного процента представителей коренных малочисленных народов Российской Федерации".

Позиция, нужно признать, категоричная, с которой, вряд ли, согласятся в Москве. И никогда не согласятся на Камчатке, потому что южная Камчатка по "Описанию…" С.П. Крашенинникова - это, действительно, территория традиционного проживания пяти из шести древних народов, испокон веков живших в бассейнах нерестовых рек южной части полуострова и известных под именем камчадалов (в том числе и айну (куру, курильцы, курильские камчадалы), обитавшие в "Курильской землице" на Камчатке и на Курильских островах). И как не пытался Борис Александрович объяснить свою позицию - она была встречена в штыки.

Но давайте попытаемся сформулировать позицию депутатов, тем более, что выступавшие ЕДИНОДУШНО говорили о том, что они разделяют вместе с КМНС озабоченность по поводу собственного обращения в Москву об отмене Постановления Правительства.

Давайте максимально беспристрастно рассмотрим сложившуюся на сегодняшний день ситуацию с коренными малочисленными народами на территории бывшей Камчатской области. Почему по территориям традиционного проживания КМНС в Алеутском и Быстринском национальных районах, или в Корякском автономном округе ни у кого нет никаких возражений? Даже не смотря на то, что алеуты были завезены на Командорские острова лишь в 1825 году, а эвены появились в Центральной Камчатке вообще только в середине 19-го века, а не жили на этих территориях столь же долго, сколько жили камчадалы и курильцы на территории Южной Камчатки. Потому, что, действительно, Корякия, Алеутский и Быстринский национальные районы - это территории компактного проживания КМНС, которые занимаются традиционной хозяйственной деятельностью и ведут традиционный образ жизни.

На территории Соболевского, Елизовского, Усть-Камчатского, Усть-Большерецкого, Мильковского муниципальных районов, а тем более, Петропавловск-Камчатского и Вилючинского городских округов ситуация совершенно иная.

Из истории мы знаем, что означенная территория - это районы некогда традиционного компактного проживания аборигенов. Мы знаем, что в 20-х годах прошлого века была совершена этнографическая ошибка и коренные жители южной Камчатки (жители трех десятков древних поселений), утратившие свой родной язык и общавшиеся на камчатском наречии (диалекте) русского языка были признаны русскими и утратили статус КМНС, который по инициативе Первого съезда коренных малочисленных народов Камчатки и при поддержке Камчатского облисполкома и Камчатского областного Совета народных депутатов был восстановлен. В 2000 году в этноним "камчадалы" был включен Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации.

Но что произошло на территории южной Камчатки за период с 1926 по 2000 год.

Уже в 1927 году начинается строительство первых рыбоконсервных заводов на побережье. В 1936 году их было уже шестнадцать. В 1945 году после победы над Японией прибавились еще и более ста японских рыбоконсервных заводов и рыболовных баз, а численность городского населения (то есть жителей рабочих поселков рыбопереработчиков) достигла к началу шестидесятых годов ста тысяч человек. Это все были жители камчатского побережья, а не Петропавловска-Камчатского, как сейчас.

В этот же период для поддержки рыбной промышленности Акционерное Камчатское общество создавала сеть совхозов - Большерецкий, Козыревский, Мильковский, а позже в 70-80-е - еще добрый десяток, и организовало лесную промышленность - запускает лесоперерабатывающий комбинат в Ключах и открывает многочисленные леспромхозы.

Все эти новые индустриальные центры, как правило, создавались в местах традиционного проживания камчадалов или рядом с ними. В 1930-х годах камчадалы организовывались в рыболовецкие и сельскохозяйственные артели, деятельность которых также была направлена на развитие рыбной промышленности Камчатки.

Но в 1956 году на Камчатку обрушилась крупнейшая за всю историю полуострова лососевая экологическая катастрофа, связанная с японским крупномасштабным дрифтерным промыслом в открытом море. В период с конца пятидесятых и до середины семидесятых годов на полуострове было закрыто 23 рыбокомбината, 25 рыбоконсервных заводов, 18 холодильников, 36 рыбоперерабатывающих береговых баз, 7 моторно-рыболовных станций, 30 рыболовецких колхозов.

Народ начал уезжать из родных мест.

Что у нас сегодня в сухом остатке в отношении компактного проживания и численности КМНС на территории Южной Камчатки?

Общая численность камчадалов по переписи 1926 года не превышала трех тысяч человек

Было три десятка поселений. Назовем их: Голыгино, Явино, Ганалы, Апача, Утка, Кихчик, Большерецк в Усть-Большерецком районе. Сохранилось лишь название Апача, как центральная база совхоза "Апачинский".

В Елизовском районе - Коряки, Начики, Малки, Елизово.

В Мильковском районе - Мильково, Кирганик, Пущино, Шаромы, Щапино, Машура.

В Усть-Камчатском районе - Камаки, Толбачик, Еловка, Харчино, Ушки, Козыревск, Ключи, Нижнекамчатск.

В Соболевском - Кол, Воровское (Соболево), Колпакова, Облуковина, Ича, Морошечная .

Из трех десятков населенных пунктов, в которых издавна проживали аборигены Камчатки - камчадалы, на побережье не осталось практически ни одного, а если какие населенные пункты и сохранились - только за счет коренного изменения статуса этого поселения. Например, если мы говорим о Крутогорово - то это уже рабочий поселок рыбопереработчиков, Соболево, Елизово - административные центры, Мильково, Шаромы, Коряки, Начики - выросли за счет образования здесь совхозов, Ключи - за счет лесоперерабатывающего комбината и военных. Козыревск - за счет крупного леспромхоза. И так далее.

То есть к 2000 году мест компактного традиционного проживания коренных малочисленных народов на южной территории Камчатской области практически не осталось - ЕДИНИЦЫ. Это, наверное, село Ича, жители которого не оставили свое село после его официального закрытия. Это, наверное, Кирганик. Может быть, Центральные Коряки, куда съехались многие коренные жители побережий. Наверное, Соболево, куда переселились камчадалы из Крутогорово, Морошечной, Облуковины. И, конечно, Малки - село, закрытое, как и многие другие, в 1960-х годах, но возрожденное и восстановленное потомками камчадалов Аббакумовых.

Остальные жители закрытых сел предпочли жить в городах - в Елизово (до недавнего времени крупное село, принявшие многочисленное племя камчадалов-переселенцев), Вилючинске и Петропавловске-Камчатском.

А теперь я бы хотел процитировать мнение известного этнографа Ольги Ануфриевны Мурашко, одного из ведущих специалистов по камчадалам, которая сегодня возглавляет информационный центр Ассоциации КМНС России. Кстати, ее цитировал на съезде и Роман Гранатов, но был "освистан".

Вот что она писала по этому поводу еще в 1991 году в статье "КАМЧАДАЛЫ: НАЗВАНИЕ И НАРОД, или историко-демографическое обоснование права существования народа с этим названием в ХХ веке":

Надо отметить, что в Петропавловске и ближайших к нему поселках проживает 360 000 человек, то есть 76,4% населения всей Камчатки. Численность населения этого района Камчатки в результате целенаправленной государственной переселенческой политики возросла с 1926 г . в 80 раз.

Численность старожильческого населения (КАМЧАДАЛОВ - С.В.) этого района в 1926 г . составляла 2915 человек, с тех пор прошло 65 лет, народилось третье поколение, и потомки населения Камчатки 1926 г ., конечно же, имеют право называть себя камчадалами, уроженцами Камчатки.

Учитывая, что большинство браков камчадалов Петропавловского района 1926 г . заключались с мигрантами (до 90%), хлынувшими на Камчатку с 1931 г ., численность их потомков в наши дни вполне может равняться 18 тыс. человек. Легитимировать нынешних камчадалов нетрудно с помощью данных Переписи 1926 г . или других подобных документов того периода, достаточно установить фамилию дедушки или бабушки и факт их проживания на Камчатке к 1926 г .

Право же городских камчадалов на льготы, предоставляемые малочисленным народам Севера - совсем другой вопрос.

Конвенция 169 МОТ или Всеобщая декларация прав коренного населения (Проект Экономического Совета ООН) предоставляет коренным народам, к которым принадлежат современные потомки камчадалов, право на сохранение собственной этнической культуры и традиционного образа жизни, и как обеспечение этих прав - право приоритетного традиционного использования территории их проживания. То есть тем из представителей коренных народов, кто хочет возродить этническую культуру и образ жизни своих предков, предоставляется право приоритетного использования природных ресурсов территории их традиционного расселения.

Индейцу, живущему в Чикаго, не придет в голову претендовать на бесплатное получение рыбы, которую ловят его соплеменники на озере Кларка, или требовать от общественных представителей, чтобы они отловили и доставили ему рыбу. Если же он потеряет работу, то у него есть выбор между жизнью на пособие и трудностями жизни в индейской общине.

Если все 18 тысяч городских камчадалов Камчатки захотят вернуться к образу жизни своих предков, вновь заселить устья обезлюдевших рек, вот тогда, согласно международным документам, государственные и местные власти должны им это право предоставить. Но камчатские власти дали рыбу. Почему?

Возможно потому, что это маловероятное предположение о возвращении всех камчадалов к образу жизни своих предков идет в разрез с Программой промышленного освоения Камчатки, принятой Президиумом того же Камчатского Областного Совета в ноябре 1990 г ., и начавшейся подготовке к промышленной добыче камчатского золота"…

То есть, сделаем выводы, из этой публикации, по мнению специалиста, путь к возрождению камчадалов, как коренной малочисленной народности, которая могла бы иметь районы традиционного проживания и районы традиционной хозяйственной деятельности, был выбран руководством области заведомо неправильно - от них, проживающих в основном в городе Петропавловске-Камчатском, просто откупились рыбой. Ни один из древних населенных пунктов Камчатки, где традиционно проживали в течение многих веков аборигены, возрожден не был (исключение - родовое село Аббакумовых - Малки).

Поэтому появление в Перечне мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности, позволяющее вести БЕСКОНТРОЛЬНЫЙ промысел лососей практически на всей территории Камчатского края, вышеперечисленных районов Южной Камчатки, а тем более городских округов - Петропавловского и Вилючинского, не могло не взволновать общественность и местное население полуострова, интересы которого (как и интересы КМНС) и представляет депутатский корпус в Законодательном Собрании края.

И они не ошиблась в своем прогнозе - на лососевые реки Камчатского края обрушилась лавина людей, в том числе как представителей КМНС (то есть на законных основаниях), так и представителей ЛЖЕ-КМНС, которых дифференцировать попросту невозможно. Благодаря ЛЖЕ-КМНС произошла и легализация криминального икряного бизнеса через ЛЖЕродовые общины (о чем не так давно заявляли в СМИ и сами руководители Ассоциации коренных народов Камчатки). Лососи реки Большой, бассейн который является самым доступным для жителей южнокамчатских городов, обречены на уничтожение - нет сегодня таких сил и законодательных возможностей, чтобы остановить тот браконьерский беспредел, который происходит сегодня на этой реке под лозунгом "Мы все - камчадалы!". И это массовое нашествие касается уже и других более менее доступных для горожан рек.

Как это остановить теперь?

Конечно бы, говорят депутаты, лучше было бы этого и не начинать, или начинать, предварительно все обсудив и согласовав, как это и принято по российскому законодательству.

Но губернатор Камчатского края Алексей Алексеевич Кузьмицкий посчитал по-своему и, игнорируя, как считают депутаты, действующее законодательство, дал в Правительство России свои предложения, которые и спровоцировали, в конечном итоге, массовое узаконенное браконьерство горожан. Кстати, поспешил не только камчатский губернатор: многие регионы и сама первопрестольная тоже "наломали дров" и в ближайшее время это Постановление Правительства будет пересмотрено.

Только бы вместе с водой не выплеснули теперь и... ребенка - не исключили бы из Перечня и те районы, где сегодня, как и вчера, проживали и проживают коренные малочисленные народы, где они сохраняют или возрождают свои традиции.

Но это будет возможно только в одном случае - если высокие договаривающиеся стороны придут к СОГЛАСИЮ.

Но, судя по настроению на чрезвычайном съезде, - к согласию стороны, вероятней всего, не придут, так как они не слышат друг друга.

А напрасно ведь депутаты уже сделали один шаг навстречу - разработали законодательную инициативу о необходимости установлении механизма определения и закрепления статуса КМНС. Так же, как определяется статус пенсионера, ветерана труда, инвалида, позволяющий иметь не только исконные права, но и определенные социальные и экономические льготы и преференции. Право (в том числе и на рыбу) для КМНС также должен удостоверять документ федерального образца.

На съезде об этом не было сказано НИ СЛОВА.

А второе действие, которое можно было бы предпринять для согласия - отозвать предложения губернатора, как неподготовленные, и отменить ту часть Постановления Правительства, которая касается нового Перечня мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности КМНС. Не могут быть южнокамчатские города местом традиционного проживания, а тем более, ТРАДИЦИОННОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КМНС.

И я полностью согласен и еще раз процитирую мнение ведущего специалиста Всероссийской Ассоциации КМНС Ольги Мурашко: "Индейцу, живущему в Чикаго, не придет в голову претендовать на бесплатное получение рыбы, которую ловят его соплеменники на озере Кларка, или требовать от общественных представителей, чтобы они отловили и доставили ему рыбу. Если же он потеряет работу, то у него есть выбор между жизнью на пособие и трудностями жизни в индейской общине".

Но аборигены, проживающие в городах Камчатки и избалованные обязательными рыбными "пайками", никогда не пойдут на такой "компромисс" с властью. Ибо здесь, в Петропавловском и Вилючинском городских округах, проживает не только основная часть аборигенов полуострова, но и ее элита - руководители ассоциаций, союзов, родовых общин.

Поэтому позиция аборигенов, скорее всего, будет противопоставлена позиции законодательной ветви власти (которая ждет именно компромиссного решения) и исполнительной ветви власти тоже (так как губернатор теперь, вряд ли, подпишет такой документ в одностороннем порядке).

Аборигенов могло бы поддержать местное население, если бы на них в районах традиционного проживания КМНС были распространены права КМНС, но аборигены делиться своими правами не хотят. Вот и получается снова - скупой платит ДВАЖДЫ.

Вероятнее всего, что городские округа не будут включены в новый Перечень.

Но об этом на съезде тоже не было сказано НИ СЛОВА.

Сергей Вахрин ,
член Союза писателей и Союза кинематографистов России

9 июня 2010 г .

Источник: Рыба Камчатского края, http://www.fishkamchatka.ru

*   *   *   *   *   *   *

О потерянном двадцатилетии

(ответ на статью С. Вахрина)

Уважаемый Сергей Иванович!

Воистину, не знаем мы, как слово наше отзовется.

Потому что никогда не знаем, в каком месте будет оборвана цитата, и в каком контексте она будет использована.

К сожалению, я в своей библиотеке не нашла брошюры 1991 г ., в которой были опубликованы две статьи, моя, которую Вы цитируете, и Ваша – «Камчадалы: прошлое настоящее и будущее».

Да, 20 лет назад я, действительно писала, что «если все 18 тысяч городских камчадалов Камчатки захотят вернуться к образу жизни своих предков, вновь заселить устья обезлюдевших рек, вот тогда, согласно международным документам, государственные и местные власти должны им это право предоставить. Но камчатские власти дали рыбу». И имела ввиду не только право на рыбу, но и создание условий для возвращения в закрытые в 1950-х – 1960-х годах поселки, о котором мечтали в начале 1990-х годов и камчадалы, и ительмены, и коряки. Но при этом я ясно видела, что это «идет вразрез с Программой промышленного освоения Камчатки, принятой Президиумом того же Камчатского Областного Совета в ноябре 1990 г». К этой Программе промышленного освоения Камчатки вскоре прибавилась государственная Программа освоения месторождений углеводородного сырья шельфов Дальневосточных морей.

Поэтому реализацию планов АКМНС тогдашней Камчатской области по возрождению старых поселений я считала маловероятной. Но одновременно я писала и о том, что возрождение закрытых поселений и развитие экологически сбалансированного традиционного природопользования на устьях обезлюдевших рек Камчатки было бы справедливо, экономически оправдано и могло создать основу для развития самообеспечения коренного и местного населения. В 1990-е годы и в начале 2000-х я встречалась с людьми из «городских округов», видела их планы по возрождению Кихчика, Сопочного, Морошечного и других селений. Но никто этим людям не помог, не дал кредиты, не издал правовых актов, способствующих возрождению сел. Ничего в этом направлении не было сделано.

Развитие Камчатки пошло по противоположному пути свертывания социально-экономической инфраструктуры оставшихся малых поселений и тем самым, по пути выдавливания наиболее активных их жителей в городскую агломерацию, растущую вокруг Петропавловска-Камчатского.

Наступили другие времена. В отличие от 1960-х годов процесс переселения 1990-х годов шел совершенно стихийно, никто уже не был обязан заботиться о трудоустройстве бывших сельских жителей, в большинстве своем хорошо умевших только ловить рыбу, охотиться, собирать дикоросы. То есть заниматься традиционным природопользованием, что большинство из них пытается делать и сейчас, живя на окраинах Петропавловска-Камчатского, в Вилючинске, Рыбацком, Сосновке и других населенных пунктах вблизи Авачинской бухты.

Возможности вернуться в родные села у них просто нет! Странно, что цитируется эта статья двадцатилетней давности. Время потеряно. Как вернуться в несуществующие поселения, напротив которых в колонке о числе жителей уже в данных Переписи 1989 г . стоял прочерк? Официально там жителей нет, а значит, не может быть школы, медпункта, магазина. Без поддержки властей возрождение этих поселений невозможно ни тогда, ни сейчас. Без воли властей невозможно и сохранение пока еще существующих сел, в которых закрываются медицинские учреждения, магазины, сокращаются штаты учителей в школах. За 20 лет число жителей в Парени сократилось вдвое, в Ковране - более чем на треть. То же происходит и в других национальных селах Корякии. Как Вы думаете, где сейчас жители этих сел? В тех же «городских округах», о которых идет спор.

Наверное, на юге Камчатки, сейчас живет тысяч двадцать, бывших сельских жителей, теперь уже без записи в паспорте национальной принадлежности, в большей или меньшей степени метисированных, осознающих или не осознающих свою принадлежность к коренным малочисленным народам, но твердо знающих, что их предки 100 лет назад, и во время Переписи 1926 г ., жили на Камчатке, свободно ловили рыбу и охотились. А так как уровень жизни большинства бывших сельских жителей Камчатки намного ниже среднего уровня жизни пресловутого «индейца из Чикаго» или эскимоса из Анкориджа, они вынуждены заниматься традиционным рыболовством, и убеждены, что им, как коренным жителям или старожилам, должно быть обеспечено это право на родной Камчатке.

Вообще же, сравнивая жизнь на Камчатке в 1990-х годах с нынешним временем, я припоминаю, что тогда правом на бесплатный вылов рыбы были обеспечены все малоимущие слои населения, и рыбы хватало на всех и для всего – для промышленного лова, любительских и социальных квот. Да и в этом году, наверное, тоже хватило бы. Поэтому первый вице-премьер Виктор Зубков выступил против идеи установить норму вылова для любителей рыбалки. «По его мнению, Росрыболовство «перемудрило». Ресурсная база отечественных водоемов сейчас используется не в полном объеме, а для семей с невысокими доходами зачастую рыба является основным продуктом питания, сказал первый вице-премьер» (Источник «Эксперт онлайн» http://expert.ru/news/2010/05/25/fishery/?esr=100 ). Удивительно, вице-премьер в Москве это знает и понимает, а камчатские власти – нет? Почему?

Почему на Камчатке региональные власти сталкивают из-за рыбы местных жителей и коренные народы, объясняя населению, что всю рыбу для любителей забрали «лже-общины». Почему власти Камчатского края не стесняются писать в Правительство РФ обращения, подобные процитированному Вами письму Законодательного Собрания министру регионального развития РФ В.Ф. Басаргину, где коренные народы Камчатки обвиняются в конфликтах «с законными пользователями природных ресурсов, от деятельности которых зависит состояние экономики края». Хочется добавить - и состояние доходов рыбных монополистов.

Уважаемый Сергей Иванович! Вы прекрасно понимаете разницу между нежеланием делиться и страхом потерять последнее. Нет, не коренные не хотят делиться с «пришлыми», да они и не могут это делать, так как не они распределяют ресурсы. Это кто-то другой хочет приумножать свои доходы за счет природных ресурсов края, не считаясь с интересами всех слоев населения Камчатки, коренного, старожильческого и «пришлого», используя при этом древний, как Рим, принцип – «разделяй и властвуй!». Это удобно и недорого.

А для реальных шагов к согласию недостаточно того, что депутаты «разработали законодательную инициативу о необходимости установлении механизма определения и закрепления статуса КМНС». Нужен не только нормативный акт, нужна специальная служба, подобная той, что существует в США и Канаде. Такую генеалогическую службу пытались организовать на Камчатке Н.П. Доронина, В.И. Успенская, Е.А. Абрамова еще 20 лет назад и средства закладывали небольшие. Но никто не захотел дать на это деньги даже тогда. Я уж не говорю о реализации программы возрождения не то что закрытых, а еще живых сел…

Искомый компромисс на Камчатке состоит не в том, чтобы исключить из Перечня городские округа, а в воспитании у власти желания найти и обеспечить справедливое решение для того, чтобы и коренные, и старожилы, и малоимущие могли на законных основаниях улучшить свое незавидное экономическое положение за счет природных ресурсов, которые по Конституции являются «основой жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории».

Ольга Мурашко ,
директор ИЦ АКМНСС ДВ РФ

Источник: Этно-экологический информационный центр "Лач",
http://www.lach-kamchatka.ru

*   *   *   *   *   *   *

Руководителя ФАР в отставку!

Первому заместителю Председателя Правительства
Российской Федерации
Зубкову Виктору Алексеевичу

Полномочному представителю Президента
в Дальневосточном Федеральном округе
Ишаеву Виктору Ивановичу

Губернатору Сахалинской области,
Председателю Комиссии по регулированию вылова (добычи)
анадромных видов рыб в Сахалинской области
Хорошавину Александру Вадимовичу

Рыбацкая общественность Сахалинской области совместно с экологическими организациями вынуждена обратиться к вам по поводу тревожной ситуации в рыбопромышленном комплексе, сложившейся в результате действий руководства Федерального агентства по рыболовству.

Нам надоело терпеть давление и произвол людей, далеких от интересов рыбаков, отрасли и страны, но близких интересам отдельных лиц. Любая программа по развитию отрасли и наведению в ней порядка превращается в схему по изъятию финансовых средств в пользу чиновников, близких к руководству ФАР.

Нам надоела постоянная болтовня руководства Федерального агентства про необходимость использования ресурсов Мирового океана, в то время, как рыбоводы области не могут выпустить мальков лососевых, потому что Росрыболовство не подписывает договоры на искусственное воспроизводство с владельцами частных рыбоводных заводов. В результате выращенный уже малёк не может быть выпущен в естественную среду обитания.

Нам не нужны постоянные призывы руководителя Федерального агентства о необходимости строительства нового флота, когда самый современный на данное время флот стоит уже более года, а полторы тысячи квалифицированных рыбаков находятся без работы, создавая при этом социальную напряженность.

С одной стороны, ФАР подтверждает положительные результаты работы сахалинских рыбаков, достигнутые в 2009 году в части организации лососевой путины, а с другой - издает приказы, препятствующие проведению путины по сложившейся и апробированной в нашей области схеме, пытаясь объединить два территориальных управления, навязывая скомпрометировавшую себя на Сахалине камчатскую модель резервирования квот. Путем издания приказа N 249 без обсуждения с Администрацией области и бизнесом, навязывает промышленный вылов в реках заходящих на нерест производителей лососевых.

Действиями руководителя Федерального агентства, изданием подобных приказов сводится «на нет» роль областной Комиссии по анадромным видам рыб, создается коррупционная схема, и выводятся из-под налогообложения значительные объемы вылова лососевых.

Без согласования с Администрацией области произвольно, для продвижения своих интересов, выводятся из состава данной Комиссии кандидатуры, одобренные рыбаками и Администрацией области, и вводятся лица из числа подчиненных Федеральному агентству структур.

На наш взгляд, в Росрыболовстве отсутствует прозрачная кадровая политика, на ответственные посты назначаются люди, которые компрометируют себя и Росрыболовство своими поступками, за что подвергаются уголовному преследованию. Это и руководители Амурского и Мурманского терруправлений, и бывший руководитель Сахалино-Курильского терруправления Бенденко О.В., находящийся в федеральном розыске. Последний случай - задержание помощника руководителя Росрыболовства Бакулина И.И. по подозрению в получении взятки – подтверждает этот наш вывод.

Все это, мы считаем, свидетельствует о том, что в Росрыболовстве создана порочная система, ответственность за которую должен нести первый руководитель и его ближайшее окружение и в сложившихся условиях считаем, что логическим выходом из ситуации должна стать отставка руководителя Федерального агентства по рыболовству.

НКО Ассоциация рыбопромышленников Сахалина,
президент А.М.Попов

Ассоциация «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области»,
председатель правления С.А. Сенько

Ассоциация рыбопромышленников Анивского залива,
президент А.М. Кобелев

НКО Долинская Ассоциация рыбопромышленников,
председатель А.Н. Шалининов

Ассоциация рыбопромышленников Смирныховского района,
президент В.В. Смирнов

Ассоциация прибрежного промысла Корсаковского района,
зам. председателя А. А. Кислякова

Ассоциация рыбопромышленников Невельского района,
председатель В.А. Луценко

Ассоциация рыбопромышленников Ногликского района,
президент А.В. Сухотин

Клуб рыбопромышленников Сахалина,
президент С.Ю. Диденко

Региональное общественное объединение «Экологическая вахта Сахалина»,
Д.В. Лисицин

апрель 2010 г .

Источник: Этно-экологический информационный центр "Лач",
http://www.lach-kamchatka.ru

 

 

* * * * * * *


(Право — Природе. 2010, N 172)

Актуальная информация по проблемам законотворчества и правоприменения в области охраны природы.

******* ******* ******* ******* *******

Бюллетень выпускается Центром охраны дикой природы.

Адрес: 117312, Москва, ул. Вавилова, 41, оф. 2.

Тел./факс: (499) 124-71-78, E-mail: biodivers@biodiversity.ru

Для подписки на бюллетень направьте сообщение по адресу: lawbull@biodiversity.ru
В сообщении необходимо указать Ваш адрес электронной почты.

Предыдущие выпуски бюллетеня можно просмотреть на сайте http://www.biodiversity.ru/programs/law/lawbull.html

Copyright - Центр охраны дикой природы.
Воспроизведение материалов бюллетеня экологическими некоммерческими организациями допускается без предварительного согласования. Ссылка на бюллетень и его авторов обязательна.

Публикуемые материалы не обязательно отражают позицию Центра охраны дикой природы.

******* ******* ******* ******* *******

.

| подписка | вверх |

 
Помоги сейчас!
Сотрудничество. Консалтинг.

НОВОСТИ ЦОДП


14.08.2020
Автор «Ежика в тумане» о проекте «Жизнь зверей в набросках В.М. Смирина»



3.08.2020
Что делали участники Марша парков на карантине? Подводим итоги эко-флешмоба!



14.07.2020
Проект «Жизнь зверей в набросках В.М. Смирина» на Planeta.ru продолжается!



06.07.2020
Доклад по проблеме гибели диких животных на автодорогах



23.06.2020
"Дикая природа" - 4-я выставка Национального союза пастелистов



23.05.2020
Научная конференция для детей "Я — исследователь" прошла в рамках Марша парков


архив новостей


ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ


Web-Проект ООПТ России


Марш парков - 2020

Фонд имени Ф.Р. Штильмарка

Конвенция о биоразнообразии - Механизм посредничества


НАВИГАЦИЯ

Главная страница
Обратная связь

Подписка на новости сайта:


<<<назад

© 2000-2019 гг. Центр охраны дикой природы. Все права защищены